После BeInTech и Google: казахстанка вернулась на родину и основала стартап

Мнение о том, что работа в индустрии IT не для женщин, в Казахстане бытует до сих пор

Назерке Калидолда
ФОТО: © Андрей Лунин
Назерке Калидолда

Статистика гендерного представительства в IT-компаниях подтверждает этот стереотип, даже несмотря на то, что год от года вузы принимают все больше заявлений от девушек, решивших строить свою профессиональную карьеру в сфере интернет-технологий. 

Когда выпускница знаменитой Республиканской физико-математической школы в Алматы Назерке Калидолда поступила в Назарбаев Университет на факультет computer science, она оказалась единственной девушкой на потоке и практически единственной, участвовавшей в олимпиадах по программированию. «Сегодня ситуация меняется, и школьнице, которая хочет связать свою карьеру с IT, программированием, не говорят, что это не женское дело. Когда я училась в школе и университете, все было немного иначе. Я выигрывала республиканские и международные олимпиады, мне нравилась математика, было интересно то, чем занималась, но свою работу в будущем я представляла не слишком хорошо, не видела примера, к которому надо стремиться», – признается Назерке.

В стране глухих

В студенчестве девушка взялась за разработку своего первого проекта – робота-сурдопереводчика для глухих и слабослышащих. Изначально проект планировалось реализовать на базе больниц, но, пообщавшись с представителями целевой аудитории, Назерке выяснила, что люди, имеющие проблемы со слухом, чаще сталкиваются с трудностями при обращении в официальные учреждения. Поход в ЦОН, например, невозможен без помощи родственника, владеющего языком жестов, или специально нанятого сурдопереводчика. Ситуация осложняется тем, что многие слабослышащие вообще не получают образование: накануне первой встречи Назерке распечатала анкету, но совсем не учла, что люди, которым были адресованы вопросы, могут не знать грамоты.

Над проектом робота-сурдопереводчика в свободное от занятий время девушка работала на протяжении трех лет, с 2015-го по 2018-й, вплоть до окончания вуза. Инициативу студентки активно поддержали профессор из департамента робототехники и администрация университета, которая не отказывала в покупке необходимого оборудования. Назерке представила свой проект на конференции по робототехнике и автоматизации в Сингапуре. Она оказалась самой юной участницей престижного мероприятия и первым разработчиком робота с функцией сурдоперевода: проекты по распознаванию языка жестов существовали, но они не были связаны с роботизацией.

«Мы использовали алгоритмы машинного обучения, computer vision. Потребовалось довольно много времени, чтобы увеличить уровень распознаваемости до 97%, в режиме реального времени показатель был ниже, и тогда мы применили другие алгоритмы. В моем проекте робот считывал язык жестов, но отвечал текстом. Создание робота, который мог бы отвечать на языке жестов, обошелся бы очень дорого, такой проект не потянуть в рамках студенческой работы, – поясняет Назерке. – Результаты, которых удалось достичь за время работы над проектом, я оформила в научную публикацию. Надеюсь, она принесла пользу и тем, кто занимается аналогичными продуктами, и людям, вынужденным жить в беззвучном мире».

Вселенная Google

В том, как нелегко жить в мире, где ты не понимаешь других людей, а другие не понимают тебя, Назерке вскоре убедилась на собственном опыте. Окончив Назарбаев Университет, она работала в компании BeInTech, а менее чем через год решила попытаться устроиться в парижский офис Google. На тот момент молодой специалист совсем не знала французского языка и чувствовала беспомощность всякий раз, когда приходилось обращаться в официальные структуры. Тем не менее выбор был сделан сознательно: во внутренней корпоративной иерархии Google офис, расположенный в столице Франции, считается самым престижным, он ориентирован на работу в сфере машинного обучения и искусственного интеллекта.

ФОТО: © Андрей Лунин

Серьезный отбор из онлайн-интервью и собеседований Назерке прошла с первого раза, попав на позицию new software engineer, на которую обычно принимают выпускников вузов. Исходя из собственного опыта она советует крепко подумать тем, кто нацелился на трудоустройство в крупную корпорацию: техническое интервью длится 45 минут, и рекрутеры оценивают не только уровень подготовки претендента, но и его умение логически мыслить, проговаривать свои действия, что не совсем типично для учебной традиции в странах СНГ. «Проговаривать ход решения очень важно, потому что, если выяснится, что вы мыслите в неверном направлении, вам вовремя подскажут. Для претендента главное – не выдать решение, а прийти к нему логическим путем, даже если он знает ответ либо задание в принципе не имеет ответа. Мне, кстати, досталась одна из таких задач, о чем я позже узнала лишь от представителя компании», – вспоминает собеседница.

По ее словам, система трудоустройства в Google выстроена таким образом, что фактор предвзятости сводится к минимуму. Не имеют ничего общего с реальностью и слухи о том, что девушкам легче устроиться в корпорации: требования в равной мере высоки для всех кандидатов, и если тебя принимают на работу, то лишь потому, что уверены в твоих знаниях и умениях. Назерке попала в команду Chrome для iOS. «Когда улеглись впечатления от первых недель работы, от бонусов вроде бесплатных обедов, фитнес-зала, деловых перелетов в бизнес-классе, я поняла, что Google в целом это обычная компания. Что по-настоящему отличает ее от других, так это готовность прислушаться к мнению сотрудника, какую бы должность он ни занимал. В других компаниях молодым специалистам сложно добиться, чтобы руководство считалось с их точкой зрения. В Google вы можете быть абсолютно уверены, что вас услышат», – рассказывает собеседница.

Хорошо оплачиваемая работа в престижной международной компании не заставила ее отказаться от мысли о собственном деле. На примере многих знакомых из IT-сферы Назерке видела, как с годами люди привыкают к стабильности и комфорту, которые гарантирует работа в технологических гигантах, и как с каждым годом все труднее становится отказаться от того, чего удалось достичь и, по сути, уйти в неизвестность. Доводить ситуацию до такого состояния она не захотела. Решение далось нелегко, но в конце концов, рассудила Назерке, опыт работы в Google пойдет в плюс в любом случае, даже если попытка начать стартап обернется неудачей.

О моде и не только

Пандемия в некоторой степени упростила задачу. По возвращении в Казахстан Назерке взялась за разработку L’accent – рекомендательной системы на основе агрегатора магазинов одежды. Система подбирает вещи исходя не из спроса на них, как это происходит обычно, а из предпочтений и вкусов пользователя. Цель проекта – уменьшить количество времени, которое люди тратят на онлайн-шопинг, ведь, согласно статистике, каждый из нас проводит в интернет-магазинах не менее 30 минут в день, а девушки – и того больше. Ведь если с покупкой базовых вещей, например, футболок, определиться не так сложно, то на выбор подходящего платья вполне может уйти целый вечер.

ФОТО: © Андрей Лунин

По словам собеседницы, приложение будет работать как отдельная площадка, на которую смогут заходить другие маркетплейсы. В отличие от интернет-магазинов L’accent не планирует брать на себя вопросы доставки и логистики, но будет перенаправлять заказы другим площадкам. Команду для своего проекта Назерке собирала в типично стартаперском духе: на своей странице в социальной сети разместила предложение. Откликнулись выходцы из стран СНГ, главным образом казахстанцы, давно живущие и работающие в других странах. Для большинства участников команды L’accent – так называемый side-project, которым они занимаются помимо основной работы, ради интересной идеи, веря, что в конце концов он будет приносить доход. Опыт работы в Google помог основательнице в построении рабочего процесса, коммуникаций внутри команды. Что касается уровня подготовки кадров в IT, то в целом, считает она, ситуация обстоит не так уж печально для Казахстана: средний уровень подготовки наших программистов ненамного ниже, чем у их зарубежных коллег, и зачастую талантливые молодые люди остаются здесь не потому, что не могут найти работу за рубежом, а просто хотят жить на родине.

В настоящее время приложение L’accent находится на стадии разработки, уже существует вторая версия. Первая, выложенная в AppStore и PlayMarket, за первую же неделю набрала 400 скачиваний, с ее помощью пользователи сделали 13 покупок – неплохой результат, если учесть недоработки и то обстоятельство, что функционал был представлен не в полной мере. В течение месяца команда планирует доделать рекомендательную систему, провести аналитику относительно того, сколько стоит привлечение пользователей, сколько пользователей делают покупки (монетизация проекта предполагает комиссию с каждой), оправдывает ли себя сама идея, а если нет – что можно сделать, чтобы изменить ситуацию, привлекать на платформу новые магазины, а со временем и инвестиции. «Пользователи охотно оставляют отзывы и даже критикуя продукт, в конечном итоге поддерживают нас, если что-то не получается. Это мотивирует двигаться дальше», – отмечает Назерке.

Между тем она понимает, что попыток начать собственное дело в ее распоряжении не так много. Девушка выросла в простой семье, и единственный капитал для развития собственных проектов – деньги, которые сама смогла заработать. Многие основатели стартапов, родившиеся и выросшие в обеспеченных семьях, имели возможность пробовать и ошибаться. Они идейные люди, замечает Назерке, и их умение не сдаваться заслуживает глубокого уважения, но не у всех есть финансовые возможности, чтобы признать свою ошибку, отказаться от реализации неудачного продукта и начинать снова и снова, пока не получится запустить успешный стартап. «Конечно, мне хотелось бы сделать успешный продукт, но не исключаю вероятности того, что придется вернуться в корпоративный сектор, если не получится за два года. Впрочем, для рекрутеров крупных компаний наличие в резюме соискателя опыта работы над собственным старт­апом, пусть даже неудачным, это большой плюс, показатель того, что человек пытался начать собственное дело, а значит, может мыслить осознанно и самостоятельно. Поэтому я ни о чем не жалею», – улыбается Назерке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7591 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 сентября родились
Иоган Меркель
член Конституционного совета, экс-заместитель генерального прокурора РК
Мухамеджан Турдахунов
учредитель Рудненского цементного завода, экс-президент ССГПО
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить