Как превратить идею в компанию с годовой выручкой более $8 млн

Forbes Kazakhstan узнал, как быть коммерчески успешным в столь специфичном виде бизнеса как инкассация

Фото: Андрей Лунин

Идея создания независимой инкассаторской компании у генерального директора ТОО «Служба инкассации «КазИнкас» Болатхана Касетова появилась еще в середине 2000-х, во время работы в охранной фирме «Групп 4» (позднее ей пришлось уйти из Казахстана в связи с введенным запретом иностранным структурам заниматься такой деятельностью).

- Подумал: какая разница – зарубежная компания или нет, все равно работу делают наши люди. Почему не создать такую же фирму самим? – вспоминает Касетов. 

За последние три года доходы «КазИнкаса» выросли с 1,3 млрд до 2,89 млрд тенге.

«Нет» аффилированности

Банки в то время особо не занимались развитием своих инкассаторских подразделений и относились к ним как к второстепенному виду операций. Были лишь отдельные попытки аутсорсинга в дочерние предприятия. Одной из первых инкассацию в дочернюю структуру выделила группа «Халык». Однако, по мнению Касетова, это было все равно не то. Преимущество аутсорсинговой компании в том, что она не рассматривает в качестве основного покупателя своих услуг аффилированные структуры, а, наоборот, выходит на рынок и приносит группе дополнительный доход.

- Это расхолаживает, когда ты знаешь, что 70–90% твоей деятельности и заработка приходится на аффилированный холдинг, который никуда от тебя не денется, – считает собеседник.

По его словам, к середине 2000-х крупнейшие банки мира, такие как Citi Bank, Bank of New York, Deutsche Bank и другие, уже не имели своих подразделений, связанных с перевозкой ценностей, отдав их на аутсорсинг.

- Тогда стало понятно, что это направление очень перспективно. И действительно, большинство казахстанских банков тоже в итоге созрело для того, чтобы отдать непрофильные услуги сторонним организациям, – отмечает Касетов.

В 2006 он сделал предложение пяти финансовым институтам, а также КТЖ и ТОО «Гелиос» о создании инкассаторской компании. Бизнес-план был прост – выход на безубыточность через три года. Первое согласие поступило от АО «Финансовая корпорация «Сеймар Альянс».

Группа выступила инвестором, и буквально в течение месяца бизнес-план был доработан и презентован. Договорились, что сначала «КазИнкас» будет работать внутри группы, а потом отправится в свободное плавание. Инвесторы также приняли условие Касетова об исключении аффилированности. Стороны условились, что в течение первых четырех лет доля группы в доходах компании будет последовательно снижаться с 80 до 20%.

- Мы поставили себе жесткие параметры, потому что только так можно было сделать компанию независимой и состоятельной, и в целом уложились в сроки, – подчеркивает бизнесмен.

В 2009 «КазИнкас» купил Сакен Сейфуллин, до этого бывший председателем правления «Сеймар Альянс». Альянс Банк был выкуплен «Самрук-Казыной» (75% за 100 тенге), и новые хозяева сразу стали искать другого поставщика инкассаторских услуг. На тот момент доля банка в доходах компании была около 36–40%.

- Мы же вышли на свой плановый рубеж, провели штатную оптимизацию, удержали все филиалы. Усилили продажи, маркетинг, сервис, который к тому времени был уже достаточно хорош – о нас знали. И буквально через год выдали хорошие показатели, вернули затраченные инвестиции. С того времени пять лет мы не имеем ни перед кем задолженности, компания показывает определенную прибыльность, учредитель получает дивиденды, – говорит Касетов.

Те инкассаторские компании, которые были слишком завязаны на своих учредителей, в прошлый финансовый кризис понесли серьезные потери, некоторые – невосполнимые. В пример Касетов приводит дочернюю компанию БТА Банка – «Титан инкассацию», большая часть доходов которой приходилась на сам банк, и теперь она потеряла позиции.

На сегодняшний день у «КазИнкаса» имеются договоры со всеми казахстанскими банками, из них 20 обслуживаются эксклюзивно. Вместе с тем в последнее время все более существенную долю в портфеле занимают нефинансовые компании.

- Мы акцентировали внимание на небанковских структурах, связанных с торговлей, в том числе ювелирными изделиями и драгметаллами, на компаниях, занимающихся обменными операциями, на небанковских кредитных учреждениях, и эта сфера принесла нам хорошую отдачу, – делится Касетов.

Соотношение небанковских и банковских доходов компании выглядит примерно как 60% на 40%, и динамика в сторону увеличения доли первых. Таким образом «КазИнкас» диверсифицирует свои риски. Доля самого крупного банка в структуре доходов занимает около 10%.

По количеству сотрудников, филиальной сети и т. д. Касетов оценивает долю «КазИнкаса» на рынке в 15–20%, полагая, что компания здесь находится на третьем месте после «Халык инкассации» и «Казпочты». По деньгам же ставит ее на первое место – вместе с «Халыком».

Все, что не запрещено

В инкассации есть почасовая плата, есть абонентская за месяц, есть от объема – когда все зависит от ценности груза, степени риска или от того, сколько задействовано инкассаторских бригад и машин. В случае междугородных и международных перевозок добавляется стоимость авиабилетов. Международные перевозки осуществляются с иностранными партнерами – американской Briggs, российской «Рос­Инкас» («дочка» Центробанка РФ) и другими. Когда в страну по заказам банков завозят наличную валюту, «КазИнкас» встречает и доставляет груз. Все международные операции выполняются регулярными авиарейсами – это требование страховщиков. Компания также занимается вывозом валюты за рубеж.

Одна из сложных услуг – перевозка драгметаллов и ювелирных изделий. Здесь необходима экспертиза – что завезли именно то, что указано в декларации, и т. д. Особенно велика ответственность при временном ввозе ценностей для проведения выставок и т. п.

В рамках Таможенного союза процедура упрощена, есть право реализации. На ввезенное из-за пределов ЕАЭС право реализации отсутствует, то есть вывезено должно быть то же количество и та же номенклатура драгоценностей.

Болатхан Касетов — генеральный директор ТОО
Фото: Андрей Лунин
Болатхан Касетов — генеральный директор ТОО "Служба инкассации "КазИнкас".

Относительно права перевозить предметы искусства ни Нацбанк, ни Минюст четкого ответа вообще не дают.

- Проблема в том, что инкассация считается банковской операцией, а картина – это небанковская единица, – объясняет собеседник. – К нам часто обращаются музеи, например ГМИ им. Кастеева, поскольку мы способны обеспечить безопасность подобных грузов. Приходится кооперироваться с охранной компанией, поскольку так нужно для соблюдения законов РК.

Царская сума

Инкассация в Казахстане является лицензируемым видом деятельности, и, согласно реестру выданных разрешений Нацбанка, в стране работают 11 таких компаний. Для получения лицензии необходимо соответствовать требованиям Нацбанка по хранилищу, бронированной технике, опыту работы руководителя, директоров филиалов и самих инкассаторов. Также следует через МВД получить огнестрельное оружие.

В Казахстане не производят бронированные автомобили, и «Каз­Инкас» в основном использует спецтехнику российского производства. А вот спецодежда в основном производства Семипалатинской фабрики.

- В целом то, что поставляют фабрики для оборонных и силовых структур, по качеству устраивает и нас, просто они делают их под наши цвета, – говорит Касетов.

В июне 2016 была создана Ассоциация инкассаторских компаний Казахстана, «КазИнкас» выступил одним из соучредителей. Основные задачи – устранение разночтений в законодательных актах, с чем, по словам собеседника, большую помощь оказывает НПП. Также нужно определить статус инкассаторов, так как закона об инкассации до сих пор нет, тогда как, например, закон об охранной деятельности существует. Пока работа ведется в рамках созданных рабочих групп внутри ассоциации и при Нацбанке.

Простой пример: инкассаторская сумка выглядит сегодня практически такой же, какой была утверждена еще в царской России, хотя во всех развитых странах наличность давно перевозят в пластиковых пакетах.

Также стоит вопрос об обучении инкассаторов в едином центре. Сейчас оружейная подготовка ведется в специализированном центре при МВД, а по всем остальным аспектам каждая компания занимается квалификацией сотрудников самостоятельно.

- Это очень серьезный вопрос, потому что инкассатор получает доверенность на получение ценностей от лица компании, – подчеркивает собеседник. – Скооперировавшись, инкассаторским структурам будет легче создать учебный центр с наилучшим оборудованием и персоналом.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

 

Статистика

7971
просмотров
 
 
Загрузка...