Как казах помогает правительству и спецслужбам США бороться с отмыванием денег

Он создал систему программного обеспечения, которая выявляет финансовые преступления

Элисар Нурмагамбетов
ФОТО: © Benjamin colon nieves
Элисар Нурмагамбетов

В феврале 2021 года американский журнал Forbes опубликовал рейтинг «Next 1000». В этот список попадают самофинансируемые магазины и стартапы со всей территории США с предварительным доходом менее $10 млн. Проще говоря, наиболее успешные субъекты малого бизнеса. Среди участников нынешнего списка оказался 28-летний казахстанец Элисар Нурмагамбетов. Вместе с 66-летним американским бизнесменом Амиром Сандерджи он создал Consilienz – систему программного обеспечения, которая выявляет финансовые преступления, такие как отмывание денег и мошенничество, а также факты торговли людьми.

Как отмечает Элисар, в индустрию обеспечения безопасности США попасть крайне трудно даже специалисту-американцу, не то что молодому казаху. Многие приходят к открытию бизнеса в этой сфере только после длительного стажа работы, в том числе в службах разведки. Тем не менее сегодня финансовые, правоохранительные и правительственные организации страны используют систему Consilienz, чтобы находить подозрительные транзакции. Особенно популярным продукт стал во время «вертолетной» антикризисной раздачи денег весной и летом прошлого года. А Элисар Нурмагамбетов вошел в шорт-лист ежегодного рейтинга «30 моложе 30» Forbes Kazakhstan, который выйдет в следующем номере.

Казахстан – США – Франция

Элисар родился и прожил большую часть своей жизни в Алматы – учился в известной 105-й гимназии, затем поступил на факультет востоковедения в КазНУ имени Аль-Фараби. «Никогда не был ни примерным школьником, ни выдающимся студентом. А факультет этот выбрал только потому, что искал место, где не будет математики», – смеясь, признается собеседник. Однако у жизни собственное чувство юмора – тогда он избегал математики, а сейчас делает проект, который так или иначе относится к сложноустроенному технологичному процессу, где без вычислений никак.

Задержался юноша в университете в итоге всего на полгода – бросил, быстро поняв, что это не его. «Мне всю жизнь говорили, что я оболтус, наказывали за это», – с улыбкой комментирует он. Впрочем, это не помешало родительской финансовой поддержке, когда в 2011 году сын решил податься на учебу в США. Поступил в Cleveland State University в Огайо, поскольку на тот момент это был самый доступный во всех отношениях вариант. Между тем в его голове все еще не сформировалось полного понимания того, на кого он хочет выучиться. Поэтому за три года обучения Элисар поменял около 16 специальностей: психология, маркетинг, бизнес, фотография, актерское дело и др. «Я ни к чему особо не стремился, просто пробовал все подряд. Показывают же комедии про американскую студенческую жизнь – вот и у меня было примерно так же», – вспоминает собеседник.

Мало того, на четвертый год обучения Элисар перевелся во французский Université Grenoble Alpes. Удивительно, но он не только смог окончить университет в 2014 году, но и благодаря множеству кредитов получил диплом сразу по трем специальностям: экономика, юрис­пруденция и бизнес-менеджмент.

После этого молодой человек на полгода вернулся на родину, где устроился на работу в Carlsberg Kazakhstan. Искренне признается – приехал только потому, что его девушке нужно было окончить местный вуз. В результате так случилось, что именно в этой компании произошло первое знакомство Элисара с деятельностью по противодействию фроду (от англ. fraud, «обман» – обозначение финансового мошенничества): он отвечал за контроль движения маркетинговых средств.

275 отказов

В 2015 году Элисар вместе со своей девушкой вновь уехал в США. Еще в свои первые годы в Огайо он помогал ребятам из Казахстана с поступлением в американские вузы. Это помогло наладить контакты с представителями университетов. «Тогда образовательные платформы типа Coursera только набирали популярность. Я стал ходить по университетам и предлагать им создать такие системы у себя. Было понятно, что за онлайн-обучением будущее», – рассказывает собеседник. По словам Элисара, он, в частности, участвовал в запуске подобного проекта для Ohio University. «Их это очень заинтересовало, и потом мы продавали курсы в Корею, Китай, даже в Казахстан», – вспоминает предприниматель.

В 2016 году Элисар перешел в крупную диверсифицированную промышленную компанию Innovest Global на должность специалиста по маркетингу. «На самом деле у меня даже не было резюме – таким был раздолбаем. Просто в один из вечеров позвонил знакомый, с которым мы познакомились еще во время учебы. Сказал, что запомнил меня, и предложил пройти интервью в компании, где сам работал», – рассказывает собеседник. Сначала он подумал, что это какой-то подвох – даже многие друзья-американцы подолгу не могли найти работу, но все же на следующее утро явился на интервью. Говорит, что взяли его сразу же, правда, первые полгода пришлось трудиться практически бесплатно.

«Особенность Америки в том, что ты можешь устроиться в какой-нибудь Starbucks и зарабатывать по $2–3 тыс. в месяц либо пойти начинающим специалистом по профилю и не зарабатывать ничего. Зато через три года в Starbucks так и будешь получать те же деньги, а будучи специалистом со стажем – значительно больше», – объясняет предприниматель.

ФОТО: © Benjamin colon nieves

Однако парню не сиделось на месте. Через год Элисар ушел из компании: знакомый казахстанец предложил поучаствовать в его стартапе. Но дело не выгорело, в итоге он потерял деньги и вдобавок напрасно ушел со стабильной работы. По словам собеседника, у того стартапа даже не появилось имени. Это был проект, который позволял анализировать клиентскую базу, смотреть, какие клиенты лояльные, а какие нет. «У нас просто не было опыта. К тому же мы разошлись с партнером в понимании продукта», – рассказывает Элисар.

После той неудачи он в течение 10 месяцев не мог найти работу. «Мне отказали 275 компаний, куда я подал резюме, все эти месяцы с восьми утра до шести вечера каждый день я ходил на интервью. Регулярно ездил в Кремниевую долину, чтобы пройти собеседование офлайн, но безуспешно. Я ходил ко всем – от крупных корпораций вроде Google до супермаркетов, на вакансию продавца блендеров», – вспоминает предприниматель.

Лучше, чем Oracle

В 2017 году в США зашла казахстанская компания, занимающаяся максимально сложными цифровыми решениями – от RPA до Big Data (собеседник попросил не указывать ее название). В этой компании работал его друг, который сообщил владельцу, что есть толковый специалист. «У меня уже был опыт в маркетинге, фрод-сфере, а главное – я умел заключать сделки», – говорит Элисар.

Однако, перед тем как компания его позвала, он вдруг получил приглашение от Oracle на должность коммерческого директора подразделения в продуктовом направлении. Подумав, Элисар выбрал… соотечественников. «Oracle предлагал в 3 раза больше, однако, если честно, кем бы я сейчас там был? Старшим директором максимум. Для меня был важен не престиж и не деньги – надо было перепрыгнуть на следующий уровень», – рассуждает он.

По утверждению собеседника, уже через год компания входила в несколько списков ведущих вендоров США – от искусственного интеллекта до блокчейна. «Я стал CEO на территории Америки. Наша деятельность так или иначе была связана с большими данными и безопасностью – противодействием отмыванию денег, коррупции и преступности», – рассказывает Элисар.

И снова в 2019 году он снялся с хорошего места – опять из-за разногласий с партнерами относительно пути развития компании. Да и, признается, уже хотелось открыть что-то свое.

Идея на миллион

Два месяца Элисар ничем не занимался, пытаясь понять, что именно ему нужно. «Как-то сел перед белым листом бумаги и написал все известное мне об индустрии, в которой работал последнее время, – money movement. На 30 страницах расписал, какие есть проблемы и как, на мой взгляд, их можно решить. Затем разослал всем знакомым – на тот момент у меня уже сложилась довольно широкая сеть связей в индустрии. Это дошло до Facebook и это дошло до IBM. Очень быстро, буквально за две недели», – утверждает собеседник.

Именно так о нем узнал и американский бизнесмен с танзанийскими корнями Амир Сандерджи, который вызвался стать сооснователем стартапа и войти в проект деньгами. Всего, по словам Элисара, они изначально вложили в Consilienz менее $1 млн. До участия в проекте Амир развивал такие финансовые компании, как Cash Edge, Fiserv и Nanopay. Но что же заинтересовало 66-летнего опытного бизнесмена в идее молодого казахстанца?

Дело в том, что прежде вся индустрия money movement в США была сфокусирована не на том, чтобы реально предотвращать преступления, а на том, чтобы избежать штрафов от регулятора за плохой контроль. «Все было направлено исключительно на сокращение костов при минимуме требований, так как на проверку транзакций тратится до 10% оборота банков», – говорит Элисар.

Допустим, кто-то хочет совершить перевод денег из точки А в точку Б, объясняет он. У банка есть минимальная информация на отправителя – дата рождения, данные ID-сard. Про адресата, помимо имени и банка-получателя, почти ничего не известно. Это создает риски вывода средств из страны. Чтобы отследить каждую транзакцию, по 10 тыс. аналитиков работают в специальных отделах и сверяют их, сообщая о подозрительных движениях средств. В итоге около 90% оповещений оказываются ложными. То есть все эти люди тратят 90% времени впустую.

Многие банки стремятся к сокращению числа ложных оповещений через машинное обучение. Но сложность в том, чтобы при этом не упустить реальные угрозы. Большинство систем фокусируется на сценариях транзакционного поведения. Подход Consilienz другой: собрать максимальную информацию на людей и компании, которые совершают транзакции. Потому что, объясняет Элисар, поведение у каждого клиента разное и то, что кажется подозрительным для больницы, не является таковым для супермаркета.

«Для банка нынешние системы сокращают лишь до 20% ложных срабатываний, хотя и это экономия в десятки миллионов долларов. Но если ты изначально знаешь, кто адресат, это экономит тебе до 50%. В этом и заключается суть моей идеи. Мы берем сотни источников и агрегируем информацию – от штрафов за автонарушения до сведений о месте работы, списков Интерпола и спецслужб. По огромному количеству баз. Это в Казахстане все легко – ведь есть Egov. А здесь все раздроблено», – рассказывает предприниматель.

В связке со спецслужбами

Сегодня Consilienz позволяет американским финансовым учреждениям и компаниям других отраслей быстро и точно выявлять злоумышленников в схемах отмывания денег, определять риски, соблюдать нормативные требования. Ведь в США штрафы за нарушения последних превысили $10 млрд в 2019 году. Рост давления со стороны регулирующих органов в сочетании со все более изощренными криминальными схемами привели к увеличению затрат на обеспечение финансовой безопасности. Например, в 2020 году финансовые учреждения США потратили $26,4 млрд на мониторинг по возможному отмыванию денег.

ФОТО: © Benjamin colon nieves

«Как раз перед пандемией США добавили Каймановые острова в черный список. Туда направились Интерпол, британская разведка и все остальные – расследовать факты отмывания денег. IBM вела сделку по Кайманам три года, но никак не получалось выиграть, чтобы получить доступ к данным. Однако, когда взяли нас в партнеры, выиграли. Не стану утверждать, что только благодаря нам, однако теперь и спецслужбы обкатали нашу систему. В результате коллективных действий Каймановы острова убрали из черного списка», – говорит Элисар.

В прошлом году, продолжает он, американское правительство выделило «антиковидных» $2,2 трлн, и проблема контроля движения денег резко актуализировалась: «На плечи банков упали сумасшедшие деньги, которые нужно перевести четко до адресата. New York Times и другие СМИ уже написали о том, что $300 млрд, возможно, ушло в Китай, сколько-то миллиардов в Россию».

IBM, по словам собеседника, также решила поучаствовать в конкурсе на то, чтобы контролировать передвижение этих средств, однако выиграть без партнерства с Consilienz снова не вышло. «Меня вытащили в Zoom, я стал проводить презентацию нашей системы, и спустя семь минут меня оборвали. Думал – все. Но через неделю сообщили, что мы выиграли», – довольно смеется Элисар. Сумму, которую они получат за работу, он назвать отказался, так как Consilienz находится на субконтракте у большого федерального поставщика: «Но это меньше $10 млн».

Как отмечает предприниматель, сегодня правительство США серьезно озаботилось проблемами в сфере money movement, поскольку долгое время банки выдавали деньги практически всем подряд, без проверок. Теперь они находятся под угрозой крупных штрафов. «Сегодня мы можем прийти в банк и сказать: государство использует нашу систему и видит результаты. Ту же самую систему можете использовать и вы. По сути, то, что мы занимаемся большим проектом с IBM, открывает нам рынок в 5000 банков», – говорит Элисар.

Собеседник признается: он по-прежнему удивлен тем, как оказался в этой индустрии. «Я примерно на 25 лет младше, чем любой человек на этом уровне здесь. Ведь пока ты придешь, тебе лет пять нужно отработать на государство или в закрытых структурах, затем идти набивать шишки в бизнесе и изучать технологии», – говорит Элисар. Кроме того, обычно на Западе Казахстан ассоциируют с Боратом или путают с каким-нибудь другим «станом». «Еще американцев пугает наша близость с Россией – ведь это по-прежнему угроза номер один для них», – смеется он.

Ему бы хотелось, скромно признается Элисар, рассказать свою историю красивее и логичнее, но чего нет, того нет: «Я не учился в Гарварде, не строил карьеру в крутых компаниях, которые бы привели меня в текущую индустрию, у меня нет PhD. Я просто долго и упорно пробовал все подряд – от работы в производителе пива до образования и банковской сферы. Мне удалось использовать soft skills, пришлось много ломать себя и выигрывать битвы в собственной голове».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11073 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
25 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить