Почему Тульбасов не считает в тенге и зачем строит в кризис

Известный казахстанский бизнесмен, владелец и глава TS Development Серик Тульбасов дал эксклюзивное интервью Forbes Kazakhstan

Серик Тульбасов — владелец и председатель совета директоров инвестиционно-девелоперской компании TS Development.
Фото: Андрей Лунин
Серик Тульбасов — владелец и председатель совета директоров инвестиционно-девелоперской компании TS Development.

Индекс физического объема за январь-март 2016 показал, что строительная отрасль Казахстана чувствует себя неплохо. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года строительная отрасль Казахстана выросла на 6% (в то время как сельское хозяйство – на 2,9%, транспорт – на 4,1%). Однако глава TS Development Серик Тульбасов (№21 рейтинга), владелец и председатель совета директоров инвестиционно-девелоперской компании TS Development, считает, что у строительства не самые радужные перспективы, как и у всей казахстанской экономики в целом. Хотя в то же время добавляет, что при определенных условиях отрасль может стать драйвером экономического роста страны. О том, что это за условия, бизнесмен рассказывает в интервью Forbes Kazakhstan.

F: Серик Карабекович, в начале прошлого года в Казахстане был принят план дедолларизации экономики на 2015–2016, казахстанцев призвали жить на тенге. Вы же по-прежнему считаете свой бизнес (строительные проекты, аренда в ТРЦ) в иностранной валюте. Почему?

– Когда я слышу, как с высоких трибун говорят о дедолларизации отечественной экономики, понимаю это так: мы хотим, чтобы наша национальная валюта была сильной и доступной. Прекрасно! И я об этом мечтаю! Но что мы имеем по факту на сегодняшний день? Девальвация тенге в 2015 стала рекордной, и только с февраля этого года мы начали наблюдать стабилизацию курса. При этом банки не могут предоставлять кредит в тенге на длительный срок (пять лет и более) либо дают их под 18–22% годовых. Это очень дорого!

Под такой процент можно брать деньги только для покупки утюга или пылесоса.

Мы все прекрасно понимаем, что сегодня для улучшения экономической ситуации в стране необходимо создавать сильные, желательно экспортно ориентированные, компании. Для этого помимо здоровой бизнес-среды и справедливых нормативных актов нужна команда критически мыслящих людей и доступная национальная валюта на длительный срок. Пока последнего нет, как мы будем открывать сильные предприятия, которые платили бы налоги в бюджет, создавали бы рабочие места? Вот бизнесу и приходится рисковать, брать доллары, так как процентная ставка по ним 7–9% годовых и дают их на длительный срок, более семи лет.

Во время кризиса себестоимость строительства уменьшается на 20–25%, и когда рынок начинает оживляться – ты на коне.

Также у нас существует внешний фактор, из-за которого мы вынуждены вести свой бизнес в твердой валюте. У Казахстана значительные макроэкономические риски, связанные в первую очередь с зависимостью экономики и потребительского сектора от импортной продукции (по официальной информации, 50% потребкорзины составляют иностранные товары). Свыше 80% экспорта приходится на сырье – нефть, металлы, другое, – которое номинировано в долларах. Это означает, что тенге без привязки к американской валюте не может являться мерой стоимости.

Доллар занимает и будет занимать существенное место в расчетах между физическими лицами в сделках с дорогостоящими товарами, такими как недвижимость и автомобили. Административными мерами можно добиться использования тенге непосредственно при расчетах, но цена все равно будет привязана к твердой валюте.

F: К чему может привести дальнейшее отсутствие длинных и дешевых денег на рынке?

– Сегодня мы почувствовали, что основные проблемы кризиса уже позади и наша национальная валюта стала укрепляться. Но продолжительное отсутствие доступных длинных денег и их искусственный дефицит ограничат экономический рост. Как следствие, будет происходить снижение стоимости активов и повышение доли бартера в экономической жизни. Мы уже сегодня это наблюдаем у себя в ТРЦ Dostyk Plaza, когда арендаторы стремятся покрывать арендную плату не деньгами, а товарами или услугами.

F: Вы говорите о сложной ситуации в экономике, но продолжаете строить. В августе открывается проект Shymkent Plaza, куда вы инвестировали около $55 млн. На что вы надеетесь?

– Я по-прежнему верю и надеюсь на положительные изменения в экономике страны. Моя компания развивается на рынке Казахстана около 20 лет, у нас образовалась большая и опытная команда, поэтому мы себя чувствуем достаточно уверенно. Хотя, не скрою, это решение далось нелегко, так как в 2014, когда началось строительство Shymkent Plaza, на рынке ситуация была неблагоприятной. Но для меня и компании это уже третий торговый центр, мы накопили большой опыт как в строительстве, так и в управлении. Так что все риски были учтены.

ТРЦ
Фото: TS Development
ТРЦ "Shymkent Plaza"

К тому же есть опыт строительства ТРЦ «Спутник» в самый пик кризиса 2007–2009 (в алматинский торговый центр было вложено $45 млн, а в 2013 он был продан за $60 млн. – F). Тогда мы обратили внимание, что во время кризиса себестоимость строительства уменьшается на 20–25% (это очень важный показатель), и когда рынок начинает оживляться – ты на коне.

Шымкент – второй по численности и плотности населения город Казахстана, там живут очень активные и предприимчивые люди, торговлей занимается большая часть населения, а современных торговых центров мало.

Некоторые из наших бизнесменов приостанавливают свой бизнес в Казахстане или выводят его в другие страны, а то и сами туда переезжают. Но у меня еще не иссяк запас патриотизма, когда хочется помочь стране, где вырос, где живут мои родители и дети. Старший сын, хотя и получил зарубежное образование, не оставил родину и трудится сейчас вместе со мной.

F: На ваш взгляд, что может изменить ситуацию в экономике?

– Необходимо создать условия, когда банкам станут невыгодны краткосрочные позиции и они начнут инвестировать в долгосрочные проекты в национальной валюте.

Сегодня уже все поняли, что ставка тенге чуть ли не прямо пропорционально зависит от стоимости нефти, курса рубля и инфляции. И в ближайшее время эту проблему устранить очень сложно. А без решительных и быстрых действий правительства и Национального банка это сделать вовсе невозможно. Мы не можем позволить себе, чтобы важные для страны решения принимали за нас в будущем наши дети.

Я не питаю иллюзий по поводу быстрой стабилизации тенге, уменьшения инфляции и увеличения ВВП страны, так как у нас нет драйвера для подъема экономики. Сегодня у бизнеса остался единственный путь роста – участвовать в государственных тендерах или просить у государства дешевые субсидированные кредиты. В результате «право на развитие» получают те, кто постоянно обивает пороги правительственных кабинетов, что называется, «шустрит». Но у государства все равно не хватит денег для всех. На мой взгляд, субсидирование больше приносит вреда, чем пользы, экономике, создает неконкурентное поле, способствует появлению коррупционных схем.

$55 млн было инвестировано в ТРЦ Shymkent Plaza.

Считаю, что действия правительства должны быть направлены не только и не столько на оказание помощи в виде субсидирования отдельных инфраструктурных проектов или развития программы строительства социального жилья. Кабмину, учитывая существующие реалии, нужно сделать основной упор на поддержку и развитие строительных, коммерческих и производственных проектов, а также обеспечить доступные ипотечные займы (до 5% годовых) для населения. Отсутствие ипотечного кредитования ведет к полной остановке коммерческого жилищного строительства.

По данным Комитета по статистике за 2015, в нашей промышленности занято больше 1 млн 84 тыс. рабочих, при этом в строительстве – 690 тыс. Очевидно, что именно строительная отрасль может стать главным локомотивом и мультипликатором экономического роста.

F: А в политике, по-вашему, нужно что-то менять?

– Наша страна за 25 лет независимости окрепла, стала частью большой мировой экономики, и управлять ею стало непросто. На мой взгляд, необходимо повышать активность и ответственность граждан на местах, чтобы выявлять наиболее умных, смелых и решительных, чтобы каждый гражданин почувствовал, что от принятого им решения зависит будущее Казахстана.

F: В Dostyk Plaza вы не стали заводить уже существующие киносети, а открыли собственный Cinemax Dostyk Multiplex, в Shymkent Plaza также будет работать Cinemax Shymkent. Почему решили выйти на рынок кинотеатров, ведь это уже высококонкурентная среда?

– Этот шаг был обусловлен несколькими причинами. Во-первых, существующие киносети по ряду причин не смогли зайти в ТРЦ Dostyk Plaza на этапе строительства. Во-вторых, внимательно изучая этот рынок и основных игроков, я понял, что здесь имеются большие потенциальные возможности, которые пока не реализованы действующими сетями. Да и сам бизнес показался мне интересным, динамичным и перспективным с точки зрения современных технологий.

Серик Тульбасов — владелец и председатель совета директоров инвестиционно-девелоперской компании TS Development.
Фото: Иван Беседин
Серик Тульбасов — владелец и председатель совета директоров инвестиционно-девелоперской компании TS Development.

Нам удалось глубоко изучить и понять технические и организационные тонкости этого дела. И, как результат, несмотря на высокую конкуренцию на рынке и наличие сильных игроков, мы смогли успешно реализовать проект, найти путь к сердцу зрителя и сделать Cinemax первоклассным кинотеатром по качеству и сборам. На сегодняшний день можем с уверенностью сказать, что нам удалось достичь двух стратегических целей в данном направлении: дать Dostyk Plaza современный мультиплекс с максимальной посещаемостью и создать новое направление бизнеса, которое уже сейчас реализует второй проект в Шымкенте и рассматривает планы вхождения на новые рынки.

F: Вы, как владелец кинотеатров, не думали сами заняться отечественным кино?

– С момента открытия в августе 2014 Cinemax активно поддерживает казахстанский кинематограф, предоставляет площадку для предпоказа фильмов, сотрудничает с прокатчиками. Так, мы провели предпоказы таких известных отечественных фильмов, как «Келинка Сабина», «Заговор Оберона», «Побег из аула: операция «Махаббат», «Свадьба на троих», «Келинка Сабина – 2», «Замуж в 30». Cinemax стал постоянным местом для презентаций местных проектов широкой публике. В репертуаре кинотеатра были также казахстанские ленты «Жат», «16 кыз», «Омир-ай», «Рэкетир-2», «Адель», «Шлагбаум».

Зритель все больше начинает любить свой кинематограф и посещать показы наших картин. Однако, к сожалению, на них приходится не более 5% просмотров, их сборы зачастую гораздо скромнее, чем у зарубежных фильмов. Мы понимаем, что усилиями казахстанских компаний проблему дальнейшего развития отечественного кинематографа не решить. Это организационно сложная и финансово емкая отрасль, которая ввиду ее культурно-воспитательной значимости должна быть объектом внимания и заботы государства. Как известно, во многих странах национальное кино пользуется значительной господдержкой. В частности, создаются центры кинематографии, куда отчисляются рекламные сборы, предоставляются квоты на экранное время, налоговые льготы для национальных киностудий и кинотеатров. Во Франции, к примеру, если владелец кинотеатра демонстрирует местное авторское кино, он может получить помощь от такого центра.

Впрочем, это тема для отдельного обсуждения.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
35467 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
22 ноября родились
Айбек Байзаков
председатель правления (генеральный директор) ТОО «КазРосГаз»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить