Можно ли в Казахстане заработать на продаже антиквариата

«Есть шутка о том, что наиболее прибыльно торговать оружием и запрещенными веществами. Антикварный бизнес – из того же ряда доходности, только легальный», - говорит владелец карагандинского антикварного салона Николай Дудкин

Фото: Сергей Буянов
Николай Дудкин в салоне.

Эксперт поневоле

Николай Дудкин, как и многие, пришел в бизнес из комсомола. В начале 90-х занимался торговлей, открывал собственный банк.  В 1994 продал его и занялся новым на тот момент, но очень перспективным делом – открыл первый ломбард в Караганде.

- Мы помним, какое это было время – денег у людей не было, для многих речь шла о выживании, - вспоминает Николай Дудкин. – А поскольку заплаты, пенсии и пособия задерживались, люди ради получения хоть каких-то денег готовы были продать что угодно. И Национальный банк РК решил открыть в стране ломбарды. Мы этой идеей воспользовались. Нас никто этому не учил, всю схему работы ломбарда я разрабатывал  сам. И эта схема до сих пор используется.

Идея себя оправдала. В ломбарде стояла очередь в десятки человек. И несли они уникальные вещи. Тогда-то в руки Николая Дудкина впервые и попал антиквариат. Например, серебряные ковши Фаберже с эмалью и бронзовые скульптуры известного российского мастера Евгения Лансере. Цена этих предметов составляет десятки тысяч долларов. Были старинные иконы, ювелирные украшения и многое другое.  

- Караганда была Клондайком антиквариата, - рассказывает Николай Дудкин. - Наша земля приняла в себе несколько волн миграции, и многие переселенцы везли ценные вещи, которые здесь и остались. Честно говоря, я не знал, что со всем этим делать. Люди приносили всё это, оставляли, и не выкупали обратно – им просто нужны были деньги на жизнь. А у нас встал вопрос, как это реализовать. Поэтому однажды я собрал несколько чемоданов, сел в поезд и отправился в Алматы, в антикварный салон Надежды Полонской. О ней мне рассказала одна знакомая. Так Надежда Анисимовна и стала моим первым наставником в новой для меня теме. Мне повезло, что она подошла ко мне не как к дилетанту, у которого можно за копейки взять интересные вещи и перепродать подороже. Она мне рассказывала, что и как, объясняла маркировку ювелирных изделий, другие нюансы. Этой темой я увлекся, стал изучать самостоятельно, и постепенно стал разбираться на уровне, достаточном для ведения бизнеса.

Так появился канал сбыта товара, поскольку покупателей в самой Караганде не было. Чуть позже состоялось знакомство с Азатом Акимбеком, пожалуй, самым известным антикваром в Казахстане. С ним сотрудничество длилось много лет, пока в 1999 Николай Дудкин не открыл собственный салон в Выставочном зале Караганды.

Дорогая экзотика

Ложки работы Фаберже в футляре.

Долгое время весь антикварный рынок Казахстана из этих трех салонов и состоял – Полонской и Акимбека в Алматы и Дудкина в Караганде. Но, конечно, с ростом благосостояния и культурного уровня соотечественников расширялись и их запросы. В настоящий момент Алматы, например, работает два десятка салонов, прибыль самых крупных из них доходит до $50 тыс. долларов в месяц.

Что касается Караганды, то для антикварного бизнеса Николая Дудкина большим плюсом стала близость Астаны. В числе его постоянных клиентов – крупные столичные чиновники и бизнесмены, покупающие подарки друг другу. Тут заказы могут измеряться десятками тысяч долларов в зависимости от того, насколько сильное впечатление хочет произвести даритель.

- Запросы, конечно, у людей разные, - отмечает антиквар. – Кому-то покажешь вещь за $3 тыс., а он обижается. Приходится искать что-то особенное и дорогое, какую-нибудь редкость. 

Другая форма работы с клиентами – аукционы. Первый аукцион был проведен в виде экстравагантного шоу, в ресторане, куда Николай Дудкин пригласил своих знакомых бизнесменов. Изюминской стало участие… стриптизерш.

- Мы выставили на продажу старинное холодное оружие, - с улыбкой вспоминает антиквар. – А чтобы преподнести его это эффектно, демонстрировали лоты с помощью красивых девушек. Представьте себе, идет полуобнаженная красавица с саблей на поясе! Всё, что мы выставили на продажу, сразу улетело.

Дополнительным успехом этого шоу стало то, что Николая Дудкина стали приглашать на корпоративы крупных компаний области. Эта форма продаж пользуется успехом до сих пор. 

Три принципа антиквара

Тем не менее, Дудкин говорит, что рынок этот очень хрупкий. Спрос все-таки ограниченный и нестабильный. Узок круг «продвинутых» людей, которые понимают, зачем им антиквариат и готовы платить.

Антиквар отмечает, что на этом рынке невозможно работать, если ты «закрыт». Всё строится на личных связях и знакомствах – и получение необходимого товара, и его продажа. У него самого сформировался круг состоятельных клиентов, которые готовы приобретать интересные вещи.

- Связи у меня широкие и в Казахстане, и в России, и в Европе, и за 20 лет не было случая, чтобы я не нашел того, что было нужно клиенту, - подчеркивает Николай Дудкин.

Причем, есть и те, кто покупает антиквариат для эстетического удовольствия, а также те, кто расценивает это как инвестиции.

- Для людей со средствами вопрос сохранения заработанного очень важен, - говорит антиквар. – Посмотрите, что происходит в мире, в экономике. Стабильности нет. Традиционные вложения в недвижимость, в валюту, в акции таят опасность. И в этом смысле антиквариат служит хорошей альтернативой, поскольку по-настоящему уникальные вещи всегда в цене.

При этом Николай Дудкин предупреждает: вложения в антиквариат нужно делать очень осторожно. Условно говоря, если ты на аукционе набрал по сумасшедшим ценам чего-то, в чем толком не разбираешься, вряд ли это можно считать грамотной инвестицией. Потому что продать в случае необходимости такую коллекцию по приемлемой цене будет сложно.

Антиквар выделяет три условия хорошей покупки: понимать, что покупаешь, у кого покупаешь, за сколько покупаешь.

- Допустим, живопись, - начинает Николай Дудкин. – На мировом рынке она пользуется спросом. Но попробуйте ее продать у нас в Казахстане! Так что, во-первых, нужно понимать, что покупать. Во-вторых, на антикварном рынке работает мощная индустрия подделок. Даже на Кристи и Сотбис периодически бывают скандалы такого рода. А что говорить про нас? Из России, Германии, Польши идет поток поддельных монет, наград, бронзы, картин. Все, что стоит денег, подделывают; всё, что стоит больших денег, подделывают искусно. Так что, нужно знать, у кого ты покупаешь, чтобы быть уверенным, что тебя не обманули. Ну, и в-третьих, за сколько покупать. Естественно, брать антиквариат, как и любой другой товар, нужно по разумной цене. Это основа ликвидности – способность вещи опять превращаться в деньги.

Николай Дудкин дает только один совет для человека, решившего приобрести антикварную вещь – обратится к специалисту. Это может быть как салон с репутацией, так и просто специалист из смежной области – искусствовед либо опытный коллекционер, глубоко разбирающийся в каком-то направлении.

От Фаберже до Страдивари

На вопрос о том, какие направления антиквариата доступны в Казахстане, Николай Дудкин вспоминает выражение «за ваши деньги любой каприз». Это стиль его работы: к нему обращается кто-то из круга постоянных клиентов, либо кто-то по рекомендации, называет сумму и просит что-то на неё приобрести.

- Вкладываться можно в любую тему, - говорит антиквар. – Найти и привезти Казахстан можно что угодно, тем более сейчас, когда открылись границы в ЕАЭС. К тому же, в Европе нет ограничений на вывоз антиквариата. Утрированно – привезти можно все, от яйца Фаберже до скрипки Страдивари.

Чаще всего клиенты обращаются с просьбой «украсить жильё». Это стало особенно актуальным, когда состоятельные люди начали переезжать в большие особняки, и пространство нужно было чем-то наполнять. Ясно дело, не ширпотребом. 

- Часто обращаются с просьбой приобрести холодное оружие, которое можно повесить на стену, - объясняет Николай Дудкин. - Некоторые хотят обставить старинной мебелью. Многие просят установить в их домах старинные часы с боем. Часто обращаются с просьбой собрать библиотеку старинных книг, чтобы были кожаные переплеты с золотым тиснением (ценятся исторические труды и поэзия). Многие деловые женщины интересуются старинным фарфором. Одна барышня специально выделила комнату в доме, заказала туда стеллажи и попросила все их украсить старинным фарфором. Мы работали в течение года над этим проектом, получилась интересная коллекция.

Старинная фарфоровая статуэтка.

Также Николай обращает внимание на популярность старинного столового серебра. Его берут не просто для красоты, а как функциональную вещь – используют по назначению во время обедов. Сейчас в руках у антиквара оказались в руках редкие вещи как раз такого рода: серебряные ложки Фаберже с эмалью, а также серебряный кофейный сервиз в восточном стиле, с крышками чайничков, выполненных в виде минаретов. Николай Дудкин уверен, что желающие получить их в свое владение быстро найдутся. 

Но вне конкуренции среди богатых клиентов – золотые монеты царской чеканки.

- Популярны российские пятерки, десятки, пятнадцатирублёвики, - перечисляет антиквар. – Они изготавливались из золота 900-й пробы. Поэтому это – один из лучших способов вложения. Их можно продать легко и быстро. Особенно, если монета редкая. А вообще, обращаются самые разные клиенты. Недавно три студента приходили, хотели подарить другу старинные карманные часы. Скинулись по $100 и купили за $300 отличные серебряные часы.

Редкость с местным колоритом

Что касается национального казахского антиквариата, то Николай Дудкин отмечает определенный интерес к этой теме. Сложность в том, что тут предложение еще более узкое.

Серебряный кофейный сервиз в восточном стиле.

- «Продвинутые» люди не акцентируют внимание на «географию» вещей – из Европы они или Средней Азии, - объясняет антиквар. - Они оценивают вещи по красоте, по ценности, в том числе исторической, но не по происхождению.

Тем не менее, через руки самого Дудкина проходили уникальные вещи, имеющие отношении именно к Казахстану. Например, кинжал генерала Корнилова, командующего Добровольческой армией белогвадейцев. По одной из версий, родом он был из Каркаралинска – бывшей казачьей станицы на территории нынешней Карагандинской области. Отцом Корнилова был казак, а матерью – местная девушка-казашка из рода каракесеков.

Был период, когда Николая Дудкина пригласили работать ректором Карагандинского финансово-экономического университета, и на два года он «выпал» из антикварной темы. Но всегда чувствовал тягу к любимому делу.

- А кроме тяги, я понимал, что теряю рынок, - признается он. – Потому что тебя быстро забывают, связи рвутся. Я быстро осознал, что академическая карьера не для меня, и вернулся к своему салону. И теперь это дело ни за что не брошу!

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


Караганда

 

Статистика

6166
просмотров