Какой будет 13-я инкарнация антимонопольного органа РК

На эту тему размышляет эксперт по конкурентному праву, старший партнер компании «Саят Жолши и партнеры» Айдын Бикебаев

Иллюстрация: economizdat.ru

Национальный план «100 конкретных шагов» для реализации 5 институциональных реформ президента РК активно обсуждается в СМИ и социальных сетях. Меня как специалиста в конкурентном (антимонопольном) праве эта программа полностью удовлетворяет, поскольку один из ее шагов предусматривает следующее: «Изменение концепции работы антимонопольной службы и ее приведение в соответствие со стандартами ОЭСР. Обновленная служба должна ориентироваться на продвижение свободной конкуренции».

Таким образом, в ближайшее время нас ожидает 13-е по счету (!) изменение институционального статуса казахстанского антимонопольного органа, причем самое кардинальное, а также, возможно, принятие пятого закона о конкуренции или же существенное обновление соответствующей главы в проекте Предпринимательского кодекса.

В числе институциональных стандартов, которым должен соответствовать антимонопольный орган согласно рекомендациям ОЭСР, можно выделить следующие:

1) независимость антимонопольного органа от других госорганов, то есть он не должен быть подразделением другого госоргана;

2) руководство антимонопольного органа должно назначаться на определенный срок (5 лет) и до истечения этого срока должно быть защищено от произвольного смещения с должности, за исключением случаев совершения преступлений;

3) перед антимонопольным органом должна стоять цель по защите конкуренции и достижению экономической эффективности, то есть он должен быть освобожден от цели по защите прав потребителей, сдерживанию роста цен и иному тарифному регулированию.

Как видим, если эти шаги будут реализованы в соответствии с рекомендациями ОЭСР, то антимонопольный орган должен стать как минимум самостоятельным центральным исполнительным органом, а как максимум - подотчетным напрямую президенту и парламенту, как это было в 1991. При этом ничем иным, кроме защиты конкуренции, этот орган не должен будет заниматься. То есть функции по тарифному регулированию и защите прав потребителей должны быть переданы другому госоргану, а из конкурентного законодательства должны быть исключены все соответствующие нормы. На сегодня в конкурентном законодательстве присутствует проблема концептуального характера, вызванная ошибочной постановкой перед антимонопольным органом цели по защите прав и краткосрочных интересов потребителей, о чем я писал в Forbes Kazakhstan еще в 2011. Это на практике превращается в жесткий контроль за ценами на конкурентных рынках, где такие методы не должны допускаться. Об этом я также совсем недавно дискутировал с представителями антимонопольного органа на сайте Forbes.kz.

Конечно, хочется, чтобы попутно были решены и другие проблемы в законодательстве, в частности:

1) по исключению множества положений, которые необоснованно ограничивают предпринимательскую свободу, являются наказанием за успех и вредят бизнесу;

2) по созданию эффективной защиты от действий государственных органов,  ограничивающих конкуренцию, в том числе и введению реальных «Правил желтых страниц для бизнеса»;

3) по расширению видов недобросовестной конкуренции с сегодняшних 14 до неограниченного списка.

Более подробно по этим и другим проблемам я писал в аналитическом отчете для Института экономических исследований МЭРТ РК в 2011 и монографии «Конкурентное право и политика РК» в 2010.

Хочется также надеяться, что при реализации этого пункта президентской программы не будут повторены прежние ошибки. В частности, как это было в случае с исполнением положений Соглашения о единых принципах и правилах конкуренции стран Таможенного Союза, вступившего в силу 1 января 2012, согласно которому необходимо было произвести гармонизацию конкурентного законодательства. Однако на самом деле принятый 6 марта 2013 закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам конкуренции», наоборот, отдалил антимонопольное законодательство Казахстана от аналогичных законов стран ТС. Это и случай с модельным законом о конкуренции ЕЭП, принятым в конце 2013, многие положительные нормы которого до сих пор не внедрены.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8681 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить