Российский казах вернулся на родину, чтобы производить говядину

Основатель компании MB4, занимающейся производством мраморной говядины, Азамат Шалмагамбетов родился на Урале. Его дед и бабушка переселились в Россию в 1930-е, спасаясь от голода. В 2012, прожив в Мос­кве до 40 лет, бизнесмен решил вернуться на родину, получил казахстанское гражданство и теперь развивает свое дело

Азамат Шалмагамбетов — основатель компании MB4, занимающейся производством мраморной говядины
Фото: Михалевский Артём
Азамат Шалмагамбетов — основатель компании MB4, занимающейся производством мраморной говядины

Где трава зеленее

Бизнесом Азамат занялся, как многие, в 1990-е и до прихода в мясное производство успел успешно реализовать себя в ретейле и ресторанном секторе.

- Мы начали, когда еще были студентами. В 19 лет с друзьями держали палатку на троих на Киевском рынке в Мос­кве – торговали сникерсами, в то время только появившимися у нас. Заработал небольшой капитал, на который в 1996 открыл свой первый магазин детского питания: его тогда в России почти не было. Со временем довел количество торговых точек до семи. Когда денег набралось еще больше, в 2002 открыл с партнерами ресторан, – вспоминает собеседник.

На вопрос, почему же он решил переехать в Казахстан, в то время когда все столь удачно складывалось, Азамат отвечает, что чувствует здесь себя очень органично и не понимает, почему все куда-то стремятся убежать, ищут чего-то.

- На мой взгляд, в Казахстане, конечно, имеются свои сложности, но они есть везде, никто нигде тебя не ждет. Это лишь кажется, что где-то трава зеленее, – говорит он. – Когда еще работал в Москве и общался с людьми, слышал такое мнение, что казахи для развития человечества ничего не сделали и ничего путного у них не получится. Задумался и решил, что хочу быть полезным для Казахстана, докажу, что мы что-то можем.

Чувство патриотизма в отношении исторической родины, по словам бизнесмена, воспитала в нем бабушка, часто рассказывая ему про Казахстан.

В 2007, продав партнерам свои доли бизнесов в Мос­кве, но продолжая там жить, Шалмагамбетов начал вкладываться в небольшие девелоперские проекты в Петропавловске. Причем если первый получился удачным, то на втором в 2009-м он фактически прогорел. Сделав вывод, что несколько переоценил свои силы, начал искать другие возможности.

- Завышенная самооценка – это наша казахская проблема, – считает он. – Чтобы это понять, нужны такие кризисы.

Сухое созревание

Как рассказывает Азамат, в Астану он приехал с одним чемоданом и $80 тыс. наличных в кармане. В 2011 предприниматель узнал, что начали завозить мясной скот из-за рубежа по программе субсидирования «Сыбага» (крупный рогатый скот пород ангус и герефорд), и решил заняться мраморным мясом, с которым имел дело еще по ресторанному бизнесу.

- Это был вызов самому себе, – говорит Азамат. – Мне было интересно создать новый продукт, который здесь еще не производили, и научиться его продавать.

Прежде чем основать в 2014 компанию МВ4, Шалмагамбетов тщательно изучил рынок, пересмотрел гору литературы по стандартам мраморной говядины сухого созревания. Образование инженера помогло ему почти собственноручно собрать установку. На ней он начал экспериментальным путем добиваться стандарта, который хотел получить. По теории вероятности отрабатывал каждое соотношение, потратив на это полгода, так как после закладывания мяса в установку нужно было ждать 21 день, и если результат не устраивал, то оно выбрасывалось.

- Вначале у меня ничего не получалось, даже возникла паника. Заканчивались деньги, которые были накоплены,  я все вложил в свою идею, – заново переживая те эмоции, вспоминает собеседник. – Но после множества проб наконец удалось вычислить зависимость и найти оптимальную формулу. В тот момент я закричал: «Эврика!».

Затем он решил проверить этот стандарт по общемировым параметрам, а когда выяснилось, что они уникальны, запатентовал. Параметры эти ненамного отличаются от мировых – Азамат по-своему делает пару вещей, в этом кроется его секрет.

- Сухое созревание, во-первых, дает нежность, после него мясо не нужно мариновать. Во-вторых, это живые белки. Казахи едят денатурированный белок, а если бы ели живой, то были бы высокие, как англосаксы, потому что сначала бы вырос каркас, а потом на него наросло мясо, – утверждает бизнесмен. – Иностранцы не едят стейки готовности well done, потому что, отдавая за них $100 в ресторане, хотят получить живые белки. К примеру, у китайцев нет возможности потреблять таковые, потому у них соответствующее телосложение. И тараканов, червей, к нашему ужасу, они едят не потому, что им этого хочется, просто организм требует хоть какого-то животного белка. Благодаря потреблению чистого белка мы можем вырастить физически другое поколение людей. В Казахстане это только начали понимать.

Азамат Шалмагамбетов — основатель компании MB4, занимающейся производством мраморной говядины
Фото: Михалевский Артём
Азамат Шалмагамбетов — основатель компании MB4, занимающейся производством мраморной говядины

Если вначале МВ4 в месяц производила 200 кг мяса сухого созревания, то сейчас объемы выросли до 5 тонн ежемесячно. Для этого Шалмагамбетов соорудил большую камеру, которая обошлась ему в $60 тыс. В целом же, по его словам, первоначальные инвестиции составили около $160 тыс. Сейчас у компании имеются одна камера и два цеха, где разбирается туша. Здесь изготавливается более 40 наименований продукции для сегмента HoReCa и ретейла, а также для реализации через интернет-магазин. Цены в зависимости от части туши колеблются в пределах 2000–5300 тенге за килограмм.

Вторая Бразилия

После получения патента Азамат сам ездил по ресторанам и показывал свое мясо. Первым, кто поддержал начинающийся бизнес, стал ресторан The Barley в Астане, затем к нему присоединился алматинский Crudo, бизнес потихоньку расширялся. Сегодня MB4, помимо двух столиц, работает с ресторанами в Атырау, Караганде, Семее, Усть-Каменогорске, Павлодаре, Костанае и в России.

- Хочу высказать, наверное, спорное для кого-то мнение: проблема многих производителей в том, что они считают: клиент всегда прав. На самом деле в первую очередь ты сам должен знать свой продукт от а до я, быть уверенным в нем, а не ориентироваться на суждения дилетантов, – говорит собеседник.

Мясо для сухого созревания МВ4 покупает у «Атамекен Агро», заво­зящего скот по программе «Сыбага». По словам Шалмагамбетова, бизнес идет хорошо.

- Но скотоводство в Казахстане пока как падчерица, – считает он. – Потому что все привыкли, что основной агропродукт – это зерновые. Надеюсь, что скотоводство станет такой же индустрией. При правильном подходе для этого потребуется 10–15 лет.

Бизнесмен считает, что у Казахстана есть все шансы стать большой аграрной страной.

- При наличии таких территорий и природных ресурсов в стране всего 6 млн голов скота – это очень мало. В США – 120 млн голов, в Бразилии – 230 млн. А у нас рядом китайский рынок, который очень хочет потреблять белок. При росте потребления мяса в Китае лишь на 3% нужна будет еще одна Бразилия, но ее нет, – отмечает собеседник. – Поэтому Казахстан должен не отдавать им земли в аренду, а использовать их сам и производить то, что им надо. В течение многих веков мясо было нашим основным продуктом, теперь оно должно стать нашим основным экспортом.

Что касается местных конкурентов, то Шалмагамбетов видит в них только коллег, с которыми вместе развивает рынок. Так как мраморная говядина в Казахстане только приживается и в основном представлена в ресторанах класса премиум, это пока нишевой сегмент.

Кстати, прошлогоднюю девальвацию тенге бизнесмен рассматривает как возможность, более того, считает, что ее надо было проводить уже давно.

- Когда в России в 1998 произошла девальвация с 6 до 36 рублей за доллар, я как раз занимался магазином детского питания, которое было импортным. Нам пришлось закупать российское, потому что импортное стало очень дорогим. Тогда я стал наблюдать, как все начали уходить в производство. А ведь это гораздо полезнее для экономики, потому что создается новый продукт. Нам тоже нужно переходить на другую ступень, – делится мнением Азамат.

О госпрограммах и планах

Основную причину того, почему за все эти годы Казахстан не вырос до экспортера мяса, предприниматель видит в неработающих госпрограммах.

- Когда людям начинают давать субсидии и льготы, они перестают бороться. Не надо бояться проходить кризис. У нас же немного другая ситуация: государство всех поддерживает, опекает, как маленьких детей, выделяет субсидии, а в сухом остатке – ничего. Это как дитя, которого родители не могут отправить в самостоятельное путешествие, они вроде бы стараются, а результатов никаких. Если бизнес не может существовать без поддержки, значит, его не должно быть, – отрезает Шалмагамбетов.

Помощь государства, по его мнению, должна заключаться лишь в создании базовых основ, так как у частного сектора нет возможности привлекать большие инвестиции на тот же закуп скота. А чтобы конкурировать с Россией, полагает бизнесмен, нужно создать хорошую образовательную базу, с учетом практического применения. Ведь с проблемой нехватки кадров компании сталкиваются постоянно. Поэтому он основал фонд «Синергия», который занимается техническим профессиональным образованием.

- Считаю, что не надо людям завышать самооценку, обязательно «втаскивая» их в высшее образование. Они потом никогда не возьмут в руки инструмент, но и в своей сфере успеха не добьются, – заявляет Азамат.

В Алматы компания сейчас готовит проект, по которому рядом с точкой реализации будет располагаться небольшое кафе для приготовления мяса, чтобы клиенты перед покупкой могли его попробовать.

По словам собеседника, выходить на рынки других стран они не спешат.

- У каждой ступени, на которую мы поднимаемся, есть свой потенциал. Не освоив его, нам не подняться на следующую. Нужно обеспечить продукцией внутренний рынок: чем больше вы с ним работаете, тем больше начинаете его понимать, знать свои сильные и слабые стороны. Без внутреннего рынка экспорта не бывает, – убежден предприниматель.

Тем не менее МВ4 уже изучает московский рынок, куда планирует зайти к концу года. Причина – высокие цены, которые тамошние покупатели готовы платить за продукт.

Азамат мечтает найти единомышленников, с которыми можно будет поделиться опытом, технологией, чтобы сообща выйти на экспорт.

- Сейчас мы должны сделать индустрию, обеспечить массовость. Любое дело легче развивать группой, тем более когда нужно поднимать отрасль с нуля, – объясняет бизнесмен.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

7171
просмотров
 
 
Загрузка...