Как казахстанский бренд одежды конкурирует с мировыми гигантами

Единственный казахстанский бренд горнолыжной одежды Zibroo (от англ. zebra) стал «пощипывать зеленую травку» на местном рынке лишь семь лет назад

Ассортиментную линейку Zibroo невозможно «измерить». сотрудники компании могут принять 60 наряд-заказов в день, то есть произвести
60 разных модели (десятками или сотнями штук) для 60 клиентов
Фото: Андрей Лунин
Ассортиментную линейку Zibroo невозможно «измерить». сотрудники компании могут принять 60 наряд-заказов в день, то есть произвести 60 разных модели (десятками или сотнями штук) для 60 клиентов

Владеющая Zibroo компания «Каз СПО-N» действительно напоминает живой организм, который растет, расширяется и развивается.

Где находится тинсулейт?

Началось же все почти 30 лет назад, когда выпускница Московского института легкой промышленности, модельер-конструктор Елена Свечникова приехала по распределению в Алма-Ату. «Я отработала два положенных года в Республиканском доме моделей «Сымбат», где изучила организацию производства на госпредприятии. Потом ушла на трикотажную фабрику «Алмагуль» главным конструктором», – вспоминает ныне директор ТОО «Каз СПО-N».

После того как производство трикотажа стало для Елены прочитанной книгой, она перешла в совместное казахстанско-турецкое предприятие по пошиву кожаных курток. «Там начался новый виток в моем развитии, – рассказывает она. – Генеральный директор заметил мои организаторские способности и через несколько месяцев поставил исполнительным директором. В 24 года трудно было руководить опытными сотрудниками, которые были в разы старше, тяжело было, когда они устраивали забастовки. Но начальник научил, как вести себя с коллективом, привил основы бизнеса».

Затем был «декретный» перерыв, во время которого она сильно заскучала по работе. Неожиданным решением стала встреча со знакомым, который направлялся на переговоры о пошиве спецодежды с потенциальным заказчиком и пригласил Елену с собой. «Я никогда раньше не занималась спец­одеждой, – говорит собеседница, – а заказчик сразу предъявил высокие требования к сырью и качеству пошива, попросил предоставить образцы и каталог продукции. Его представители спрашивали: «Утеплитель у вас будет тинсулейт? А светоотражающая полоса – скотчлайт?» А мы даже не знали, что это такое. Тем не менее знакомый пошел ва-банк и пообещал: «Предоставим все, что надо». С тех пор закрутилась карусель, которая крутится до сих пор».

Партнерам пришлось в срочном порядке искать поставщика, который продавал бы те самые неведомые материалы. Кроить и шить образцы, создавать каталог. Через неделю удалось заключить первый контракт – с иностранной нефтяной компанией. Так в 1996 появилось ТОО «Каз СПО» («Казахстанская современная профессиональная одежда»).

«Я сама дома кроила, а надомницы шили спецодежду. Но вскоре мы поняли, что так тяжело контролировать качество, и взяли в аренду участок и три машинки на фабрике головных уборов. Год работали без отопления, партнер приезжал в шесть утра и включал «пушку», которая обогревала комнату, куда в восемь утра приходили швеи. Сидели в валенках, перчатках. Весной переехали в другое, подвальное помещение, и для нас это был праздник, потому что там было тепло. Когда сегодня кто-то из начинающих предпринимателей чем-то недоволен, хочется их отправить в те времена поработать», – улыбается Свечникова.

У партнеров появилась мечта – приобрести помещение. «Мы принципиально не брали кредиты, собирали все, что заработали, и наконец в 2000 купили два здания, точнее, два каркаса аварийных зданий. Построили производственный участок, подвели коммуникации. Это было наше первое значимое достижение», – считает предприниматель.

Однако через три года партнеры расстались из-за расхождения во взглядах. К примеру, Елена считала, что нужно покупать новое, «навороченное» швейное оборудование, а коллега предлагал расходовать деньги иначе. Так или иначе, о проведенных бок о бок семи годах она вспоминает тепло.

Крутые виражи

В 2003 Свечникова решила купить для своей новой компании (тогда у «Каз СПО» появился постфикс N – new) полгектара земли в Алматы, ниже проспекта Раимбека, где раньше тоже было швейное предприятие. Для этого они с мужем продали квартиру и впервые взяли кредит. Елена не помнит, сколько тогда вложили, но для них это были серьезные деньги. Однако уже через полгода, зарабатывая на пошиве спецодежды, компания смогла вернуть кредит.

«Через два-три года достроили второй этаж, сейчас делаем третий. В 2015 обустроили двухуровневые теплые склады и возвели новое здание, на втором этаже которого открываем фирменный магазин площадью более 100 «квадратов». Всего у нас 5 тыс. кв. м производственных площадей. В компании работают 160 человек, из которых 100 – швеи, остальные – дизайнеры, маркетологи и так далее», – рассказывает бизнесвумен.

В период «юношеских метаний» «Каз СПО-N» брала любые заказы – шили для баров, казино, медицинских компаний. Затем пришло понимание, что выгоднее специализироваться на крупных контрактах, где необходимы индивидуальные решения. «У нас почти нет алматинских клиентов, 90% – это иностранные компании, которые понимают соотношение «цена – качество», – отмечает Свечникова. – Поставляем продукцию, к примеру, для АО «Интергаз Центральная Азия», ТШО, участвуем в оборонном заказе, делали пуховики для учеников Назарбаев Интеллектуальных школ».

Елена Свечникова — основатель и директор компании
Фото: Андрей Лунин
Елена Свечникова — основатель и директор компании Zibroo

Своими конкурентами Елена называет компании, которые завозят в Казахстан спецодежду, соответствующую европейским стандартам качества. «Однако мы подходим к решению задач индивидуально: «Вам нужна молния «трактор» или витая? Вышивка? Сделаем!» Берем ткани не на базаре, а только на проверенных фабриках, потому что знаем результат эксплуатации. У нас есть большие складские запасы, поэтому всегда можем дошить заказ. Даем пожизненную гарантию на свою продукцию. Потому что если используем молнии, то только японской YKK, продукция которой никогда не ломается. Если на кармане должно быть 10 закрепок, то мы их сделаем, и он не отвалится. Да, это «завело» компанию в высокий ценовой сегмент, но наши клиенты готовы платить за качество», – утверждает собеседница.

Но производство спецодежды имеет серьезную проблему: аритмичность, неравномерность загрузки мощностей, потому что сегодня ты выиграл тендер, а завтра проиграл; осенью – пик заказов, а в январе-марте их вовсе нет. При таких условиях тяжело содержать команду высококлассных специалистов. «Я начала думать, чем заняться дополнительно, чтобы иметь постоянную равномерную загрузку, – рассказывает Елена. – Идея выпускать горнолыжную одежду появилась восемь лет назад, после поездки в Германию на выставку спортивных товаров, одежды и обу­ви ISPO. Это огромная площадка, где представлены производители сырья и готовой продукции со всего мира. В Казахстане прошла по магазинам и спросила: «Если мы будем изготавливать спортивную одежду европейского уровня, будете ее продавать?» Все надо мной посмеялись: «Вы никогда не сможете этого сделать». Но я так не считала, причем выбрала самое сложное направление – горнолыжную одежду».

Если взрослые люди, занимающиеся горнолыжным спортом, покупают определенный бренд, к которому эмоционально привязаны, то к детской одежде относятся по-другому. На первый план выходят комфортность, функциональность и яркий дизайн. Именно поэтому Свечникова решила начать с производства детской горнолыжной одежды. К тому же хотелось порадовать двух внучек, которые катаются на лыжах.

«Вариантов названий бренда было много. Однажды младшая дочь предложила поменять zebra на zibroo. Идея понравилась, и мы выпустили первую коллекцию, которая соответствовала названию – веселая, яркая. Позже для взрослой коллекции наши дизайнеры поменяли цвета на более спокойные», – говорит предприниматель.

Процесс изготовления «горнолыжки» финансово емкий. Так, минимальный объем, который можно купить у мировых производителей тканей (Zibroo закупает сырье в Тайване, Китае, Турции, редко – в Корее), составляет 800 метров. Однако овчинка стоит выделки: детская одежда от отечественного производителя в сезон пошла на ура. Правда, летом спрос «ушел», а арендная плата осталась, поэтому Zibroo свернула продажи в торговых точках. Но о компании узнали, и в ТОО стали поступать заявки по пошиву корпоративной спортивной одежды – сначала для небольших частных клубов, затем и для солидных компаний, таких как российский «Газпром».

«В августе 2010 организаторы VII зимних Азиатских игр (состоялись в Казахстане в начале 2011. – F) обнаружили, что у них «не одеты» волонтеры, журналисты, техперсонал, и обратились к нам. Мы за две недели закрыли заказ. После этого люди поняли, что в Алматы есть компания, которая шьет спортивную одежду качественно и в срок», – волнуясь, вспоминает переломный момент в истории Zibroo основатель бренда.

После этого они участвовали в конкурсе на дизайн одежды для спортсменов, которые отправлялись на Олимпиаду в Сочи в 2014. «Мы заняли второе место. Но когда победителю конкурса предложили отшить заказ, он спросил: «Где? У меня нет ателье», тогда с эскизами пришли к нам. Позже комиссия предложила создать собственные эскизы, и началась работа на совершенно другом уровне», – говорит Елена.

Zibroo собирается производить раскритико-ванный вариант костюма для олимпийской сборной. В компании уверены, что форма станет хитом продаж.

Она решила не просто нарисовать желтое солнце на фоне голубого неба, а взять за основу наскальные рисунки, обнаруженные на территории Казахстана. К сотрудничеству пригласила академика Академии художеств РК Крыма Алтынбекова и эксперта ЮНЕСКО в странах Центральной Азии Виктора Новоженова, с которыми разрабатывала дизайн олимпийской одежды. «Мы прошли через долгую процедуру утверждения: кому-то нравилось то, что мы придумали, кому-то – нет. Но сырье заказали до подписания окончательного варианта, иначе, если бы ждали, ничего бы не успели, – признается Свечникова. – В итоге наша одежда вошла в четверку лучшей экипировки среди стран, которые были представлены в Сочи. Казахстанские спортсмены рассказывали, что в Олимпийской деревне их форма вызвала интерес, коллеги даже предлагали поменяться куртками».

Затем пошли заказы на пошив для наших паралимпийцев, для Mobil Ex Racing Team, которая выиграла ралли-марафон Africa Eco Race – 2016 (в компании особо отмечают, что гонщики пришли к победе именно в одежде Zibroo), на одежду и другие изделия с символикой Универсиады-2017 и т. д. «В конкурсе на создание спортивной формы для летних Олимпийских игр в Бразилии, которые пройдут в августе этого года, у нас были серьезнейшие конкуренты – Mizuno, Nike, Adidas. Это лидеры мирового рынка, но мы, в отличие от них, можем привнести в дизайн местный колорит, не проиграв в качестве», – утверждает Елена.

Она не хочет комментировать скандал, который разразился вокруг «бразильской» формы сборной Казахстана (некоторые раскритиковали экипировку, презентованную в Астане 18 февраля 2016). Лишь заявляет, что неутвержденный вариант спортивного костюма будет производиться для продажи в магазинах: «Это очень хорошая модель! Она станет хитом продаж!» (Позже стало известно, что после внесения корректив в образцы комиссия утвердила форму для национальной команды Казахстана на Олимпиаде-2016 в Рио-де-Жанейро).

Антикризисные направления

Во время кризиса «Каз СПО-N» столкнулась с тем, что заказчики стали резко сокращать бюджеты и пересматривать уже подписанные контракты. Крупные компании, заказавшие спецодежду по высокой стоимости – 80–120 тыс. тенге за комплект, перешли на эконом-вариант – 15–25 тыс. тенге. Компания-дистрибьютор, которая продавала одежду для беговых лыж в 16 российских регионах, приостановила сотрудничество. Если в последние семь лет «Каз СПО-N» ежегодно росла на 30% и в 2015 ее оборот составил $5 млн, то делать прогнозы по 2016 директор не берется.

«Одна из составляющих успеха – автоматизация процесса, когда мы не зависим от профессионализма исполнителей, – делится соображениями Свечникова. – Мы не экономим на оборудовании, которое необходимо для выполнения узких мест. У нас есть автоматы для изготовления карманов от A.S.S., для проклейки швов от Pfaff (оба бренда из Германии), для плоских швов – от Juki (Япония). Наш модельно-конструкторский отдел использует программу автоматизированного проектирования одежды Grafis, систему автоматизированных раскладок лекал Avtonester (обе – Германия), раскройный комплекс Gerber (США)».
Такая техническая база позволяет даже сейчас развивать новые направления. Компания увеличила мощности, открыв три новых участка на 90 посадочных мест – по производству пуховых изделий, выполнению индивидуальных заказов и «массовки».

Пухопошивочный цех способен выдавать в смену 100–150 штук изделий. Пуховики от «Каз СПО-N» могут конкурировать с другими брендами по качеству (80–85% пуха) и по цене (от 30–40 тыс. тенге). На них уже есть спрос в России, откуда пришел заказ на 8 тыс. единиц. Для внутреннего рынка компания готовит четыре линейки курток, предназначенных для разных климатических условий.

Кроме того, предприятие начинает работать в секторе B2C – шить спортивную одежду не под заказ, а для продажи через дистрибьюторов и в собственной сети магазинов, которые «Каз СПО-N» планирует запустить в ближайшее время.

«Наконец-то открываем ателье по пошиву индивидуальных дизайнерских изделий, – радуется бизнесвумен. – Раньше к нам приходили и спрашивали, приходилось отвечать: «Нет, нам некогда этим заниматься». Но я подумала: раз есть потребность, надо делать».

Сколько единиц продукции в смену будет выдавать предприятие с «накачанными мускулами», Свечникова подсчитывать не берется. Говорит, что до ввода новых мощностей в период полной загрузки выдавали в смену 100–160 зимних комплектов, в три раза больше – летних. Сегодня главное – наличие спроса. Будет спрос – будут и «зебры».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15716 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить