Есть ли у Жомарта Ертаева долги перед Альянс Банком

Известный банкир рассказал Forbes.kz, почему он ушел из Facebook и сколько он выплатил Альянс Банку по решению суда

Жомарт Ертаев.

Президента Евразийского центра финансового консалтинга Жомарта Ертаева можно считать первым банкиром, который вышел в социальные сети и завоевал там популярность: в Facebook он набрал максимально возможное количество френдов - 5000, его посты собирали обильные урожаи лайков и комментариев. Однако 10 ноября 2013 года Ертаев объявил, что дезактивирует свой аккаунт. Объяснил он это «довольно примитивной и эгоистичной» причиной: «Мне нужно развиваться дальше, у меня свой путь - Дао, и больше двух лет для одного увлечения слишком много».

Этот уход хронологически совпал с двумя «информационными атаками» на банкира Ертаева. 23 октября Ермек Нарымбаев заявил на пресс-конференции, что за те годы, когда АО «Альянс Банка» возглавлял Жомарт Ертаев, заемщиков обманывали с помощью «скрытых» процентов. 30 октября 2013 года КазТАГ со ссылкой на некий «информированный источник» сообщил, что Ертаев имеет «три просроченных займа, не обеспеченных залогом, на общую сумму $2 млн. (основной долг и проценты)». 4 ноября 2013 года, уже со ссылкой на судебные документы, агентство распространило информацию, что Жомарт Ертаев брал кредиты в «Альянс банке» и не вернул их, переписав приобретенное имущество на жену. В связи с этим финансовый институт обратился в суд с иском к супругам Ертаевым о признании их брачного договора недействительным.

Повлияли ли эти события не решение Ертаева уйти в оффлайн? Об этом и многом другом президент Евразийского центра финансового консалтинга рассказал в интервью Forbes.kz.

«Когда-то увлекался спиртным, теперь увлекся Facebook»

F: Почему вы ушли из Facebook сейчас - ни месяцем раньше, ни месяцем позже?

- Перед закрытием аккаунта я написал, что достиг лимита френдов, что рассказал практически всё, о чем мог рассказать, что донес свою точку зрения до тех, кому это было интересно, и пришел к пониманию: если останусь на этой площадке, то это будет популярность ради популярности. Было время, когда Facebook приносил мне пользу, являлся моей сильной стороной. Он служил инструментом общения с аудиторией и получения обратной связи, я учился слышать доводы собеседников, оттачивал свое мастерство вести полемику, это было некоей гимнастикой для ума. Однако сейчас он грозит стать моей слабостью: у меня начали появляться признаки Facebook addiction, я стал ловить себя на мысли, что пишу для того, чтобы понравиться аудитории, в надежде получить как можно больше лайков. Если бы я остался и продолжил писать, это была бы уже чистой воды графомания. Как перфекционист, как человек категоричный по отношению к себе я посчитал, что пора уйти из этой социальной сети. Я действительно не вижу для себя возможности эволюционировать в рамках Facebook.

F: Можно было остаться, следить за комментариями, ставить лайки, но не писать. Почему так не сделали?

- Как человек, который быстро уходит в крайности, я прекрасно понимал: даже если буду хоть одним глазом в Facebook, то в моем случае это будет зависимость. К тому же мои близкие люди страдали из-за того, что у меня Facebook addiction: когда-то увлекался спиртным, теперь увлекся Facebook. Сейчас я уже могу признаться, что больше трех лет назад принял решение избавиться от алкогольной зависимости. Алкоголь не позволял мне получать радость от жизни, возможно, я был недалек от того, чтобы погрузиться в глубокую депрессию. Сказано - сделано, с тех пор не выпил ни капли. То же самое с аккаунтом в соцсети: решил - и отказался от него целиком. У меня, как и у каждого из нас, много обязательств перед семьей, перед собой, перед обществом, поэтому мне не нравилась перспектива получить дополнительную зависимость-слабость.

F: Не ломает? Вернуться не хочется?

- Конечно, я скучаю по возможности читать, по лайкам, иногда ловлю себя на мысли: «Вот это надо написать!», хватаюсь за iPad - и вспоминаю, что я уже не в Facebook. И возвращаться туда не собираюсь. Не исключено, что я продолжу писать для себя - сначала в стол, а потом видно будет. К слову, кое-какой литературный оффлайн-опыт у меня уже есть. Буквально на днях, 20 ноября, в сети «Меломан» в свободную продажу поступит моя книга «Мир нашему дому». Это сборник заметок с моей странички в Facebook, которая состоит из нескольких глав: «Свободные люди», «Веселые люди», «Семейные люди», «ФБ-скриптум». Вдруг станет бестселлером?

F: Ваш уход совпал по времени с активизацией кампании, которую развернул против банков Ермек Нарымбаев (вы стали одной из главных мишеней «антибанковского движения») и появлением на КазТАГе информации о ваших долгах перед Альянс Банком. Как эти события повлияли на ваше решение?

- Они составили лишь 10% от общего числа побудительных мотивов. Эти события ускорили процесс принятия решения уйти с этой площадки. В последнее время я заметил, что скатываюсь в бесплодную полемику. Те, кто хотел меня услышать, - услышали. Кто не хотел - перевели все в бесконечную пикировку. Казахи говорят: «Көп сөз - боқ сөз», что в вольном переводе означает «много слов не суть хорошо». Я не хотел бы самоутверждаться за счет тех, кто не владеет полным объемом информации, чтобы вести качественную дискуссию. Так совпало: мне нечего больше сказать. И пока настоящее не стало историей, я о нем писать не буду. Не потому, что боюсь или мне есть что скрывать, а потому что рано давать оценку этим событиям.

«Я должен Альянс Банку»

F: Расскажите об иске «Альянс Банка» к вам. Как такое могло случиться?

- В том, что бывший работодатель судится со своим бывшим менеджером, нет ничего парадоксального. Парадоксально то, что я узнал об этом из средств массовой информации. У меня было много судебных процессов с Альянс Банком. Эта история тянется с 2008 года. Какие-то процессы я выигрывал, какие-то проигрывал… Надо мной даже жена смеялась, когда я говорил, что не помню про все исковые заявления. Однако в этих тяжбах действительно легко запутаться: один иск подают, по другому уже апелляция идет - и попробуй тут все упомни.

Я полностью погасил сумму, которую мне определил суд, сделал это в 2012 году сразу после того, как решение суда вступило в силу. Долг составлял около $250 тыс. (Согласно решению Бостандыкского районного суда города Алматы от 27.12.2010 года, с Жомарта Ертаева должны были взыскать в пользу Альянс Банка $246 282. Редакция Forbes.kz сделала запрос в АО «Альянс Банк» по поводу судебной тяжбы с Жомартом Ертаевым. В письме PR-служба банка назвала все запрошенными нами сведениями банковской тайной и, соответственно, не ответила ни на один из поставленных вопросов. - F).

До того, как в последний раз поменялся собственник Альянс Банка, на меня подавали в суд еще и по поводу якобы невыплаченных процентов (указывались суммы от $50 до $200 тыс.). Суд этот иск не принял. Поэтому не знаю, с чего кто-то взял, что я должен Альянс Банку $2 млн. Привязали к этому недвижимость, которой у меня давно нет, - она продана. Привязали каким-то образом брачный контракт. Информация о брачном контракте - это посягательство на мою частную жизнь. У меня жена напряглась, говорит: «Жомарт, теперь часть Казахстана обсуждает наши дела». Это неприятно, смею вас заверить. Разводились мы, не разводились, кому это интересно? Почему я должен объяснять всем, что у нас не было фиктивного развода? Для меня развод был личной драмой, мы расторгли брак на полном серьезе, в тот момент со мной действительно было невыносимо жить. Это уже в местах не столь отдаленных я многое осознал, многое пересмотрел, в том числе и отношение к алкоголю. В меня поверили, и мы воссоединились. Но почему я должен докладывать об этом миру? Это частная жизнь - моя и моей семьи.

Теперь вернемся к искам. Я написал в Альянс Банк письмо с просьбой дать справку о сумме моей текущей задолженности. Справку я пока не получил. Если там будет указана сумма, о которой я не знал и не знало до последнего времени новое руководство банка, если требования будут обоснованными и законными, я погашу долг. Однако, по моим сведениям, я Альянс Банку ничего не должен.

Хотя, знаете, - должен. Но не деньги, а благодарность за тот невероятный драйв, который я испытывал, работая там. И в День финансиста (15 ноября. - F), мы подведем итоги объявленного больше месяца назад конкурса «Старый добрый Альянс». От участников конкурса требовалось написать эссе на тему, каким тому или иному автору запомнился «Альянс Банк» периода 2002-2007 годов. Предлагалось делиться самыми яркими воспоминаниями: смешными и грустными, профессиональными и бытовыми. Автор, чье эссе будет признано лучшим, будет трудоустроен в Bank RBK или в Qazaq Banki, где я являюсь консультантом.

F: Будете подавать в суд на КазТАГ за вмешательство в частную жизнь?

- Нет. Хочется верить, что они сами всё прекрасно осознают.

F: Если долги погашены, почему эта информация появилась в СМИ?

- Не знаю и не ставил перед собой цели узнать это. Ну, появилось и появилось. Что за этим стоит - мне неизвестно.

F: Почему не пытались узнать?

- А зачем? Мстить? Мне это не нужно. Помню, что первые шесть месяцев из девяти, проведенных в заключении, я постоянно думал, кто стоит за моим арестом и почему он это сделал. Это происходило до тех пор, пока я не стал читать стоиков и не понял: неважно, что снаружи, главное - что внутри меня. Это был вызов мне, смогу ли я принять испытания, которые посылает мне судьба. Я в сотый раз перечитал «Графа Монте-Кристо», и эта детская книга открылась мне по-другому: ее суть в том, что месть деструктивна, ведь, отомстив всем, главный герой потерял смысл жизни.

«Я не собираюсь зарабатывать на Нарымбаеве»

F: Со стороны ваш уход из Facebook выглядит как поражение в полемике с Нарымбаевым.

- Я с ним не полемизировал, я высказывал свою точку зрения. Я никогда не воспринимал процесс, который он вел против Альянс Банка, как мой личный конфликт, хотя Нарымбаев пытался меня туда вовлечь. Более того, когда объявили, что Ермек выиграл дело у банка, я его поздравил. Чтобы победить или проиграть, надо в конфликте участвовать. Я в нем не участвовал, поэтому не считаю себя ни победителем, ни проигравшим.

F: Но в суд на Ермека вы подали?

- Да, я подал иск (в Ауэзовский районный суд города Алматы. - F), он принят, но еще не назначено первое заседание. То, что Нарымбаев не знает о существовании иска, не значит, что я не подал на него в суд. Этот мой иск никак не соотносится с процессом против «Альянс Банка», я лишь хочу защитить свою честь и достоинство, потому что мне не нравится, когда меня называют так, как он называл меня.

F: Что именно вам не понравилось?

- То, что он обвинил меня в мошенничестве. Чтобы делать такие серьезные заявления, нужны конкретные основания. Даже если – подчеркиваю? даже если - продукт под названием «потребительские кредиты» несет в себе скрытые проценты, я не могу нести за это персональную ответственность (Ермек Нарымбаев считает: когда Жомарт Ертаев был председателем правления АО «Альянс Банк», там ввели практику взимания с заемщиков «скрытых процентов». - F). Я это говорю не потому, что боюсь ответственности, а потому, что эти деньги я себе в карман не клал, заработанные проценты аккумулировались на счетах банка, с них платились налоги, заработная плата. В представлении Нарымбаева скрытые проценты я присвоил себе. Если он сможет это доказать, тогда действительно я мошенник. Однако я точно знаю, что все договоры, которые заключал Альянс Банк в бытность мою председателем правления, безупречны с точки зрения закона.

Почему Альянс проиграл и вообще проиграл ли он Нарымбаеву, я не знаю. Ни вы, ни я пока не видели решения суда по этому делу. И если мы сейчас ударимся в обсуждение сплетен и слухов, то превратимся в программу Малахова «Пусть говорят». Возможно, будет правильнее, если это решение прокомментирует сам банк.

F: Вы будете требовать с Нарымбаева возмещения морального вреда?

- Нет, я не собираюсь зарабатывать на нем, не собираюсь наказывать его, я всего лишь хочу, чтобы и он, и каждый из нас понимал, что несет ответственность за свои слова и поступки.

«Кредиты за 15 минут опасны для финансового здоровья»

F: Как кампания Нарымбаева отразится на отношениях банковского сектора с заемщиками?

- Сейчас самое время поговорить о ситуации, в которой мы оказались. Мы получили от наших аналитиков краткий обзор потребительских займов: в 2007 году их объем составил 1,216 трлн тенге, за 8 месяцев 2013 года - почти 1,263 трлн тенге, то есть мы достигли исторического максимума. Очевидно, что мы наблюдаем перегрев рынка, и рано или поздно, но банки должны были бы пересмотреть свою политику выдачи розничных кредитов. Все банкиры прекрасно понимали и понимают это. Мы (говорю о тех банках, которые консультирую) выводы сделали и отказались от каких-либо комиссий, но не потому, что они незаконны, что поднялся шум вокруг них, а для того, чтобы легче было продавать кредиты и объяснять заемщику. Мы не навязываем быстрых кредитов. До того, как клиент получит заем, он должен пройти 9 кругов бюрократического ада. Если пройдет и не передумает, то доля вероятности, что он его вернет, гораздо выше, чем если бы деньги достались ему легко. Человек может взять кредит под воздействием эмоций, но отдаст их или нет - вопрос. Я уважаю стратегию других банков, не кидаю камень ни в чей огород, не пытаюсь выглядеть лучше на фоне других, но для себя считаю выдачу быстрых кредитов неприемлемой. Кредиты за 15 минут на остановках опасны для финансового здоровья, и для меня они уже в прошлом.

F: Как давно вы это поняли?

- Я уже неоднократно говорил, что сделал эти выводы, когда находился в СИ-1. Половина охранников следственного изолятора не испытывала ко мне симпатии, потому что Альянс Банк не выдал им кредиты. Другая половина не испытывала ко мне симпатии, потому что они взяли кредит и не могли его погасить. Я понял, что выдача быстрых кредитов - это прямое ростовщичество, это седьмой круг ада по Данте (я тогда внимательно прочитал «Божественную комедию»). Именно поэтому, когда мы выбирали стратегию развития Bank RBK, я сказал, что время фастфуда прошло, что мы будем делать бизнес очень медленно, но очень качественно, и совет директоров меня в этом поддержал.

«Что говорить о деньгах, если даже к жизни и здоровью человек относится безответственно»

F: А общество сделало выводы?

- Уровень финансовой культуры растет благодаря тем, кто взял кредит, кто находится в процессе погашения долга или дискутирует с банками, благодаря тому, что появились настоящие и псевдоправозащитники. Люди учатся на своих ошибках. Сколько бы мы ни говорили в теории: «Делай так и так» (я даже вел в одной газете рубрику, где сеял разумное, вечное, доброе - рассказывал о финансах), человеку надо это попробовать на практике. Пока не попробует - не научится управлять деньгами.

Понимаете, у человека есть три абсолюта. Первый - это жизнь. Все понимают, что она бесценна, но большинство людей ругают жизнь, торопят или откладывают ее на потом. Второй - здоровье. Оно тоже бесценно, но мы об этом вспоминаем только в определенном возрасте, когда говорим: «Черт побери, а здоровья-то уже не осталось!» И третий абсолют, как бы цинично это ни звучало, - деньги, ибо они позволяют нам обеспечить качественную жизнь и поддерживать здоровье. Но что можно говорить о деньгах, если даже к таким абсолютам, как жизнь и здоровье, человек относится безответственно.

Впрочем, как банкир с почти 20-летним стажем я чувствую свою долю ответственности за финансовую грамотность наших сограждан. Поэтому Евразийский центр финансового консалтинга, который я возглавляю, инициировал серию бесплатных консультаций по вопросам банковских услуг для физических лиц. Эта площадка будет работать с 27 ноября по 25 декабря, один раз в неделю, по средам. В качестве консультантов выступит команда высокопрофессиональных юристов. Надеюсь, что организуемая нами серия консультаций улучшит взаимопонимание между банками и клиентами.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
20496 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
17 ноября родились
Мурат Еркебаев
председатель совета директоров АО "AsiaCredit Bank"
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить