Ельдар Абдразаков: Цены догонят доллар в феврале 2016

Вместе с обозревателем Forbes.kz подводит экономические итоги года и строит планы на будущее председатель совета по конкурентоспособности НПП «Атамекен», глава группы «Сентрас» Ельдар Абдразаков

Фото: Андрей Лунин
Ельдар Абдразаков.

Самое печальное – потерять доверие

FЕльдар Советович, в августе 2015 тенге упал, и курс валют колебался в пределах 230-270 тенге за доллар. Тогда мы с вами говорили о том, что казахстанская валюта не отправлена в плавание по-настоящему. А сейчас?

- Сейчас тенге отпустили, когда уже не осталось средств удерживать доллар. С тех пор, к сожалению, сбылись все пессимистичные прогнозы. И, что самое печальное, наши граждане еще ожидают худшего, нервозно реагируя на все действия правительства. Сейчас уже не столь важно, какой именно курс доллара; важнее нащупать почву под ногами и почувствовать хоть какую-то стабильность и определенность. Но со стороны государственных институтов мы не видим четких, профессионально выверенных прогнозов и действий. И это после того, как государство вмешивалось практически во все сферы жизни казахстанцев! А теперь оно вдруг отрешилось от ситуации, бросило граждан, и они растерялись. Это самое печальное – потерять доверие людей…

FХотя многие говорят, что в свободное плавание тенге отпускать надо было гораздо раньше, еще в начале 2000-х.

- Я тоже за то, чтобы формирование курса доллара было рыночным. Все эти годы мы много говорили о нашей зависимости и уязвимости от цен на нефть, но фактически ничего не сделали, чтобы диверсифицировать экономику или хотя бы снизить эту зависимость. И даже бюджет на 2016 вновь сверстан с расчетом на доходы от нефти. То есть принцип уязвимости госбюджета из-за его жесткой связи с мировой ценой на нефть сохраняется. Соответственно, степень экономической неопределенности, решаемой резкими изменениями, секвестрами, будет актуальна и на будущий год. Это показывает нашу плохую «работу над ошибками». Экономика будет плестись за волатильностью цен на сырье, увеличивая пессимистические настроения населения.

В прогнозах - сокращения

F: Как казахстанский бизнес завершает 2015?

- Те, кто ждал девальвацию, сумели несколько обезопаситься, переведя активы в валюту. Правда, таких уже догоняет налогообложение по курсовой разнице.

2015 год был непростым, но больше тревожат ожидания того, что будет в 2016. Банки как не кредитовали, так и не кредитуют, и любые свободные средства переводятся в инвалюту, а тенге быстро «вымывается» из экономики. Инфляция набирает обороты и в следующем году, скорее всего, «выстрелит». Повисают в воздухе вопросы занятости. Также мы отчетливо видим сокращение инвестиций в бизнес. По итогам года и плановым намерениям мы прогнозируем ощутимое сокращение производства в 2016. Главной причиной такого прогноза является сильное падение сбыта продукции. Рынок демонстрирует снижение доходов населения, а это, в первую очередь, обеспечит сокращение спроса на товары и услуги не первой необходимости.

F: Что делают владельцы бизнеса, чтобы снизить издержки?

- Скажу на примере нашей группы. Все перспективные проекты, которые еще не вышли на стадию реализации, мы закрываем, а людей перераспределяем. Мы готовы вернуться к ним через 2-3 года. Главное в следующем году – удержать нынешние объемы, сохранить рабочие места и сотрудников-профессионалов.

F: Зарплаты сокращаете?

- Мы не планируем, ведь стоимость жизни только растет. Но и увеличить зарплаты, в отличие от государства, мы тоже не можем. У нас нет казны, мы должны рассчитывать только на свои силы. Мы собираемся повысить зарплаты нижним слоям работников, потому что удорожание жизни бьет в первую очередь по ним.

F: Вы общаетесь с коллегами-бизнесменами. Как дела у них?

- Многие вынуждены довольно значительно сократить персонал. Такое сокращение достигает 30%-40% штатной численности.

К сожалению, я не вижу роста занятости в компаниях. Наоборот, мы отчетливо видим, что люди стали держаться за свои рабочие места. А для работодателя условия найма стали намного лучше – появился выбор персонала, люди стали более сговорчивыми.

Что март грядущий нам готовит

F: Рост цен на продукты и услуги сейчас уже заметен, но все-таки цены выросли не на столько, насколько подорожал доллар. Многие компании, ожидая девальвации, затоварили склады заранее. Как долго сможет длиться эта ситуация? Скоро мы преодолеем психологический Рубикон - Новый год. Ждать ли нам после праздников резкого роста цен?

- Сейчас многие бизнесмены распродают товары со стоков, которые были завезены ранее по старому курсу. Но чуда не произойдет: производить многие товары мы не сможем, нам нужно будет их импортировать. Как правило, обновление стоков занимает у нас 3-6 месяцев. То есть импортная товарная продукция, завезенная по старому обменному курсу, должна закончиться к февралю-марту 2016. Полагаю, это будет временем обновления цен на импортные товары на внутреннем рынке.

F: И мы увидим другую ценовую реальность?

- Да. Я уверен, что наше государство, конечно, будет стараться сдерживать цены на коммунальные услуги. Но долго этого делать не получится - сектор коммунального хозяйства имеет большую импортозависимость в обеспечении своего регламентного технологического уровня. И цены нас догонят.

F: Никакое инфляционное таргетирование не поможет?

- Инфляционное таргетирование – слишком изощренная и «продвинутая» для нас вещь. Она используется в совершенно другой среде, с другим инструментарием монетарных ведомств. В наших же условиях административного управления ценами таргетирование неприменимо. И чтобы до него дойти, нужно пройти базовые этапы. К примеру, нам нужна стабилизация на валютном рынке, которой мы не наблюдаем. Также очень важно перед переходом к таргетированию создать среду умеренных и действенных процентных ставок, которой сегодня нет. Банковская проблема кризиса 2007 года никуда не делась. Тогда банки перестали кредитовать экономику, «заморозив» огромное количество активов. С тех пор новые деньги в экономику так и не пришли.

Сегодня казахстанская экономика слишком зависима, поэтому управление валютным курсом сейчас важнее, чем попытки перехода к инфляционному таргетированию. Нацбанк в середине 90-х активно боролся с гиперинфляцией в стране, и справился с ней, добившись финансовой стабилизации. Сейчас регулятору снова надо заниматься чем-то подобным.

Вообще у нынешнего кризиса три причины. Первая - огромная зацикленность экономики на добывающем секторе. Вторая – бюджетный кризис, ведь огромная часть населения – бюджетники, зависящие от казны. Третья – интеграционные процессы – с ЕАЭС и с тем,  что нам еще грозит в 2016 – ВТО. Казахстанский бизнес оказался не готов к интеграции.

Кстати, на форуме К5 в сентябре 2015 мы собирали основных консультантов правительства - McKinsey, Boston Consulting, PwC, EY и Deloitte. Лучшие мозги в мире! Нам хотелось услышать от них, что мешает Казахстану развивать экономику, независимую от добычи ископаемых. Они напрямую говорят: а) у нас очень высокие ожидания от госпрограмм развития; б) уровень профессионализма тех, кто делает эти программы, недостаточен; в) у нас очень формальный подход при реализации этих программ - больше лозунгов, чем дела. Улучшим это – всё у нас будет. Вот и весь секрет.

F: А коррупцию они не называли одним из главных тормозов?

- Коррупция, конечно, разъедает общество, но в первую тройку проблем не входит.

Чему может научить Walmart

F: Ельдар Советович, к вам извечный вопрос: что делать? Особенно если цены на нефть упадут до $15 за баррель.

- Виктор, какая-то безысходность звучит в вашем вопросе. Да, наступил сложный период. И стране нужны быстрые и адекватные антикризисные меры – распланированные правительством не на год вперед, а не ближайшие недели, с учетом постоянно меняющейся обстановки.

Давайте проанализируем первостепенные нужды экономики в текущий период. Как обеспечить большую ее независимость? Здесь важнейшей категорией становится проблема импортозамещения. С точки зрения платежного баланса Казахстан устойчиво может позволить себе импорт в пределах $15 млрд в год. Но мы же в несколько раз превысили этот порог! Давно надо было снижать покупки за рубежом либо путем импортозамещения, либо заградительными мерами. Что мы, яблоки свои есть не можем, или курятину?! Можем, и должны это реализовать. Чиновникам нужно просто садиться и методично работать над каждой проблемой, ища пути решения. Мы же в бизнесе постоянно работаем над своими расходами, почему чиновникам этого не делать? Я абсолютно уверен, что профессиональная кооперация государства, бизнеса и общества способна эффективно решать этот вопрос. При лидирующей роли государства и степень ее профессионализации должна быть выше, а в нашей практике часто наоборот.

Другой важнейшей новой парадигмой нашего государства должно быть удешевление жизни для населения. Чтобы у людей оставался свободный остаток, чтобы все их деньги не уходили на осуществление базовых потребностей. В последние годы мы привыкли, что цены только растут практически на всё. Но у нас есть огромные скрытые резервы для снижения цен. И сегодня время изыскивать эти резервы. Реальность парадигмы подтверждается совершенно очевидными фактами. Посмотрите: продукты питания по-прежнему дешевле в Нью-Йорке, чем в Атырау, а стоимость одежды ниже в Праге, а не в Алматы. Цены на бензин в Казахстане такие же, как в США, хотя «стоимость» сотрудника в Америке в разы выше, чем у нас, и налоги там выше.

Посмотрите на реальную практику американской сети супермаркетов Walmart, где цены только падают. Они постоянно анализируют затраты свои и поставщиков. Находят альтернативные источники поставок и удешевляют продукцию. Если у Walmart получается, почему у нас не должно получиться?

Слоны в посудной лавке

F: Давайте поговорим о большой концентрации доллара в экономике. В последние дни из соседних стран приходят тревожные новости: в Таджикистане запретили свободную продажу американской валюты, в Туркменистане доллары теперь только по талонам, в России тоже ужесточили их свободную продажу. Не стоит ли и казахстанцам опасаться чего-то такого?

- Насколько я понимаю, и у нас прорабатываются альтернативные планы ужесточения валютного контроля. И это сильно пугает. Сегодня чиновники – не лучшие эксперты в этом вопросе, и их действия немного напоминают поведение слона в посудной лавке. Во-первых, их действия могут привести к панике населения, то есть, дать обратный эффект, когда все еще больше обернутся в доллары. Во-вторых, сегодня если и придет приток денег, то не от нефти, а только через инвестиции. А если мы введем меры ужесточения валютного контроля, про инвестиции можно забыть – мы превратимся в реальную банановую республику.

F: Как же добиться этих инвестиций?

- Опять же, искать скрытые резервы. Точнее, их даже искать не надо. У нас большое количество состоявшихся бизнесменов, которые умеют развивать бизнес и искать инвестиции. Потому что деньги дают не под идеи и технологии, а под конкретных людей. Их и нужно привлекать. Создайте им условия, выработайте конструктивные правила – они сами найдут деньги, наладят производство, обучат персонал, будут растить рынок. И тут главное - не привлекать тех, кто состоялся за счет государства. Состоявшийся отечественный предпринимательский корпус – огромный, скрытый резерв страны, которое правительство еще не научилось эффективно использовать для роста нашей экономики. Только все мы, профессионально объединившись, сможем сделать нашу страну процветающей и успешной. Казахстанский бизнес готов внести свой вклад в это развитие.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора сайта Forbes.kz

 

Статистика

23933
просмотра