«Для государства банки важнее, чем реальный бизнес»

Основатель и глава АО «Группа компаний RESMI» Кайрат Мажибаев перечислил проблемы, которые, по его мнению, предприниматели и государство должны решать в первую очередь

Фото: Андрей Лунин
Кайрат Мажибаев.

Окончание. Начало интервью см. здесь.

В первой части своего интервью для Forbes.kz Кайрат Мажибаев рассказал, какие изменения должны произойти в финансовом секторе, чтобы он перестал быть источником турбулентности. Во второй части он обозначает «точки развития» - проблемы, которые сейчас наиболее актуальны для бизнес-среды.

«Без вмешательства государства ситуация в food retail не может улучшиться»

F: В RESMI заявляли, что начатая судебная кампания – это попытка рейдерского захвата* (см. справку внизу материала). Вы до сих пор придерживаетесь такого мнения?

– Не так важно, как это назвать: рейдерством или еще как-то, - от этого суть не меняется, тем более что бизнес управленческого типа компаний, таких как RESMI, захватить в принципе невозможно. Важно сделать выводы из этой ситуации – и таким инвесторам, как мы, и предпринимателям, которые начинают проекты, и банкам, которые их финансируют, и государству в лице регуляторов.

Мы вышли из этой ситуации сильнее, укрепились репутационно. Потому что, вне зависимости от конкретного момента, мы всегда раскрывали свою позицию – финансово, граждански, юридически. Мы и «расшили» это дело благодаря нашей открытости. Да, мы получили финансовый ущерб, но на уровне косметических повреждений.

F: Но при заходе в проект «7’Я» были допущены ошибки?

– Однозначно. И при входе, и в процессе работы над ним. Мы заходили в проект как инвестор, получив приглашение от основателя проекта. Мы получили не самого ответственного партнера. В Казахстане не очень большой рынок, мы все друг друга знаем, и это послужило нехорошей отправной точкой: мы не стали привлекать к сделке тех, кто мог бы взглянуть на нее со стороны. Предприниматели должны внимательно смотреть на структурирование сделок. Когда работаешь напрямую с проектом, то теряешь важный инструмент в виде независимого финансового консультанта.

Наша роль в этом проекте по ходу развития событий трансформировалась, и в какой-то момент мы перестали понимать: или мы выступаем как инвестор, private equity fund, который покупает долю в бизнесе и помогает основателю бизнеса развивать его концепцию, или мы выступаем как стратегический инвестор? Нам, скажем так, очень помогли потерять ориентир наши же партнеры. Мы также недооценили, насколько важны в кризис макроэкономика и роль государства в такой капиталоемкой и социально чувствительной теме, как продовольственная розница. Без государственного участия такого же характера, как в финансовом или агросекторах, ситуация в food retail не может быстро и серьезно улучшиться. Например, в 2006-2008 цены на недвижимость были на пике, арендные ставки тоже, поэтому речи об экономической эффективности сетей с серьезным кредитным рычагом идти не могло. Тем более если финансировались такие сети отечественными банками. Это было ошибкой. Продовольственная сеть - это сложный и длинный социальный проект. Его так называемая «отбиваемость» – 7-10, а то и больше лет. Поэтому структура фондирования этих сделок должна быть соответствующая: необходима сильная структура баланса с серьезным акционерным капиталом, долговое финансирование желательно от компетентного институционального инвестора, например, ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития), то есть должен привлекаться длинный и дешевый капитал. Если посмотреть, как развивались российские сети-гиганты, то можно увидеть, что, кроме профессиональной команды и стартап-инвестора, на каждом этапе развития принимали участие и большие международные финансовые институты. Опыт того же Казкома с большинством других розничных операторов лишь подтверждает это.

F: Какую роль играло государство в вашем деле?

– Мы столкнулись с тем, что для государства банк априори важнее, чем любая компания реального сектора. А если это финансовый институт с госучастием, то ты уже по определению виноват во всех их проблемах. Мол, речь же идет о государственных деньгах. Именно это сформировало отношение разных государственных структур к нам с начала этой волокиты. Я могу себе представить, какие, так сказать, неудобства испытают рядовые коммерсанты.

Если говорить про наш кейс, то, как было сказано ранее, некоторые государственные институты фактически обслуживали вчерашний день в своем понимании ситуации. Это тупиковый подход, даже если принимать во внимание их необходимость проявлять гибкость в известной степени.

F: Какие проблемы нужно решать бизнесу в первую очередь?

– Есть несколько тем, о которых говорят и предприниматели, и чиновники, но в этих направлениях пока мало что делается. Во-первых, несмотря на то, что Казахстан является экспортной страной, у нас нет так называемой культуры конкурентного экспорта, работа на внешних рынках мало институционализирована, на уровне компаний не технологизирована, идет на интуитивном уровне. Понятно, что там нужна поддержка государства – или прямая, или в виде «зонтика», который позволит защищать инвестиции.

Второй момент. Мне жалко, что с начала 2000-х был утерян фокус на импортозамещение. После каждой девальвации об этом вспоминают, а потом потихоньку забывают. Настоящее импортозамещение – это не когда покупается технологии, оборудование, а потом используются импортные материалы, а когда происходит фундаментальное замещение. Именно оно может дать толчок экспорту перерабатывающего сектора, но требует внушительных вложений. Мы сейчас пытаемся это делать, на результаты посмотрим через 3-5 лет.

В-третьих, я хочу отметить, что уже сформировался класс отечественных собственников и управленцев, которые могли бы принять участие в реальном государственно-частном партнерстве и быть драйверами следующей волны массовой приватизации. Сейчас как раз инициативная группа под руководством Ельдара Абдразакова (основной собственник группы «Сентрас». – F) разрабатывает концептуальное понимание того, в чем государство должно и не должно участвовать на базе принципов Yellow Pages.

«Мне нужно сохранить интерес к бизнесу как к приключению»

F: Как будет развиваться ваша компания в ближайшие 5-10 лет?

– Мы являемся специалистами по развитию midcap-компаний (средней капитализации) в растущих секторах. Нам доставляет огромное удовольствие начинать проекты с нуля или с пост-стартапового периода и доводить до midcap-уровня, когда продаж или активов - лишь несколько миллионов долларов, а мы с командой доводим эти показатели до нескольких сотен миллионов.

Чем бы мы не хотели заниматься - так это большими миллиардными проектами, где роль государства, регуляторов становится определяющей. Мы там чувствуем себя не очень комфортно. Поэтому в следующие 5-10 лет продолжаем видеть RESMI инвестиционной компанией, у которой может быть несколько партнеров (limited partners) с очень хорошей репутационной составляющей и хорошим балансом - например, Евразийский банк развития, Международная финансовая корпорация или частные инвесторы. Мы будем работать с теми, с кем у нас совпадает понимание инвестиционной концепции и того, как должен выглядеть тот или иной сектор.

F: В 2020 чем будет отличаться RESMI от себя самой образца 2014?

– В 90-е годы предпринимательство развивалось интуитивно-познавательно, наощупь. Наиболее успешны были те, кто смог двигаться организованно, тогда были возможностные предприниматели. В начале 2000-х предпринимательство имело больше ростовой характер. Побеждали команды с сильными бизнес-концепциями. В конце «нулевых» компании стали превращаться в корпорации. И здесь RESMI тоже старался быть впереди.

Сейчас очень важно - не стать заложником своего управленческого опыта, даже успешного. Сложившаяся система нравится нашим кредиторам и коллективу, однако будет ли это в дальнейшем приносить не только экономическую выгоду, но и ценность для общества, клиентов, партнеров? Я бы хотел сделать компанию более мобильной, гибкой и ориентированной на предпринимательство. Мне самому нужно сохранить интерес к бизнесу как к чему-то новому, как к приключению.

*Справка: Forbes.kz уже сообщал, что в 2011 Казкоммерцбанк в судебном порядке предъявил претензии к RESMI за кредит «7’Я» и требования, которые во много раз превысили размер гарантии, предоставленной группой компаний. С того момента началось длительное судебное разбирательство. Точку в деле поставил городской суд Астаны в феврале 2014: столичная Фемида утвердила соглашение по уступке прав требований. Компания Retail Management, являющаяся одним из залогодателей проекта «7’Я», приобрела у Казкоммерцбанка право требований по данному кредиту. RESMI исполнила свои обязательства по выданной гарантии.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10513 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 сентября родились
Мухамеджан Турдахунов
член совета директоров АО «ССГПО»
Сатыбалды Сазанов
независимый директор АО «Банк Китая в Казахстане»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить