Бизнес на колесах: нелёгкая судьба фудтраков в Казахстане

Утром напоить офисных работников кофе у станций метро, в обед приехать с сэндвичами в деловой центр, вечером отправиться на шумную улицу. Почему в Казахстане такая модель уличной торговли не работает?

Вагончик
Фото: архив компании
Вагончик "Вкуснябус" в Шымкенте

В Казахстан пришла мода на фестивали формата стритфуд. Но достичь успеха американского Портленда, который носит неофициальный статус «города уличной еды», казахстанским мегаполисам мешает запрет на передвижение фудтраков. В стране нет правовых норм, регулирующих нестационарную торговлю с колёс.

Закон и уличная еда

Покупка передвижного вагончика общепита для шымкентского журналиста Айдара Исакова была мечтой, к которой он шёл долгие годы. Семья взяла кредит, выплатила его, но к торговле так и не приступила.

Фото: личный архив

Оказалось, что в Шымкенте фудтрак может встать только у крупных торговых центров, взяв участок в аренду у частного лица. И даже такое место получить сложно. Считается, что вагончики портят архитектурный облик города. На муниципальной территории торговля вообще запрещена.

Айдар Исаков
Айдар Исаков

 - Выяснилось, что, согласно распоряжению акима города, места под стихийную торговлю выделяют вместе, например, с бахчевыми. Разрешение дают там, где торговли вообще нет. Поспели дыни, арбузы, и где-нибудь на окраине тебе дают разрешение, чтобы ты торговал. Эти точки пересматриваются ежегодно. Но какое это отношение имеет ко мне? Для предпринимателя, который торгует стритфудом, это убийственно. Мне нужны потоки людей – парк, площадь и т.д., - объяснил Исаков.

Индивидуальный предприниматель Артем Орлянский, открывший в Шымкенте кухню на колесах «Вкуснябус», был героем Forbes Kazakhstan три года назад. Он арендует участок у ТРЦ MEGA. На вопрос, что бы вы сказали самому себе из будущего, спустя три года, Орлянский ответил: «Не ввязываться в это дело».

Торговля идёт, он даже купил второй фудтрак, но в полную силу предприниматель так и не развернулся - нет правового поля.

- У каждого района есть определённые налоговые инстанции. А если проходное место находится в другом районе? Как платить налоги, если мы ездим по локациям? Все проверки и вся документация умножаются? Я даже не знаю, как это делается юридически для такого "подвижного" бизнеса. Сами налоговики не знают. Надо на государственном уровне решить и вывести мобильную торговлю в отдельный вид коммерческой деятельности, - объяснил Орлянский.

Спасение утопающих

Производители фудтраков и их покупатели отказываются смириться с тем, что сверкающие вагончики с дорогим оборудованием и мощным двигателем - всего лишь «киоски на колесах».

В палате «Атамекен» создана группа, которая курирует развитие мобильной торговли. За пару лет удалось внести коррективы в нормы СЭС, отработать процесс сбора налогов (в фудтраках установили кассовые аппараты с Wi-Fi модулем, привязанные к электронному кабинету налогоплательщика). Сейчас бизнесмены работают над решением проблемы торговли. Компромиссом видится создание специальных мест.

«Предприниматели обязаны иметь разрешение на торговлю и соответствовать санитарным правилам, установленным Минздравом к объектам общественного питания», - сообщили в управлении предпринимательства акимата Алматы на запрос Forbes.kz. Зоны для мобильной торговли будут выделены вдоль реконструированных улиц Назарбаева, Абая, Абылай хана, Тимирязева, на улице Панфилова и возле «Атакента».

- Невозможно не согласиться с акиматом. Нельзя весь город заставить трейлерами. Нужны места локации. Если мы обратимся к международному опыту, например, в Праге трейлеры стоят на определённых площадках, в Лос-Анджелесе и Майами – тоже самое. В Абу-Даби создали огромную площадку, целый «базар трейлеров», их там больше сотни, - поделился мнением Андрей Шенцов, участник рабочей группы и директор завода Sputnik, где производятся фудтраки.

Андрей Шенцов с Бауыржаном Байбеком на заводе Sputnik
Фото: личный архив
Андрей Шенцов с Бауыржаном Байбеком на заводе Sputnik

Рынок заводу пришлось изучать самим, запустив собственную food-франшизу Strelka. Сейчас это направление закрыто. Strelka выполнила главную миссию: на практике показала то, что «торговля с колёс» может существовать и приносить прибыль. Ей на смену пришёл семейный бизнес, которым управляет супруга Андрея Шенцова - Ксения: кофейня-джелатерия Umami и пара фудтраков. Розовые вагончики, продающие сорбеты и мороженое, стали частыми гостями алматинских фестивалей и ярмарок.

Фото: архив компании

- Трейлеры дают комфорт. В летнее время проходит много фестивалей, можно в горы уехать или возле бассейна поставить. Зимой мы их переоборудуем для продажи горячих напитков. Мы работаем с частными лицами. Но у нас был прецедент - акимат пригласил нас на улицу Панфилова как украшение города, - поделилась Ксения Шенцова.

По её словам, стритфуд даже в существующем, «не совсем мобильном», виде обладает потенциалом. В фестивальный день можно заработать до полумиллиона тенге.

Прибыль и инвестиции

Купить вагончик дешевле, чем инвестировать в кафе или ресторан, поэтому такой бизнес на первый взгляд привлекателен.

Цена прицепа в базовой комплектации - около 7 млн тенге. Конкурентов пока не так много - в Алматы, по официальным данным, всего 60 объектов «мобильной торговли». Покупка фудтрака, говорят бизнесмены, может «отбиться» за 2-3 сезона. Себестоимость стаканчика кофе, по грубым подсчётам, составляет около 100 тенге. Продавая кофе по 500 тенге за чашку, продавец получает 400 тенге «навара». 100 покупателей в день будут приносить в месяц 1 200 000 тенге. После уплаты налогов и зарплаты персоналу должно оставаться порядка полумиллиона тенге чистой прибыли. Это в идеале.

По законодательству, в точках нестационарной торговли еда может только доводиться до готовности, а значит, нужен ещё заготовительный цех. В его создание тоже придется вложиться или закупать товар у крупных поставщиков полуфабрикатов. За аренду участка на день на семейном городском фестивале придется выложить 30 тыс. тенге. На имиджевых закрытых мероприятиях с участием VIP-персон цена поднимается до 300 тыс. тенге.

Аренда места на проходной улице тоже стоит недёшево. Частные торговые центры отказались раскрывать эту информацию, сославшись на конфиденциальность. А на улице Панфилова арендаторы получили муниципальные участки с павильонами для стритфуда по цене 1,3 млн тенге в месяц (за 27 кв. м). Пять киосков будут ежегодно приносить в доход города 67,4 млн тенге. При таких ценах из двух важных составляющих уличной еды - «быстро и недорого» - останется только скорость.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6876 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
11 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить