Азат Перуашев: Зачем предпринимателям Казахстана свой кодекс

Депутат мажилиса, лидер фракции партии «Ак жол» Азат Перуашев в интервью Forbes.kz рассказал, как парламентарии работали над проектом нового свода правил ведения бизнеса в Казахстане

Азат Перуашев.

10 июня 2015 мажилис парламента РК на пленарном заседании одобрил в первом чтении проект Предпринимательского кодекса РК. Азат Перуашев рассказывает, какая работа стояла за этим.

В защиту МСБ

FАзат Турлыбекович, казахстанские бизнесмены нередко с ужасом ждут каждый новый закон, который касается их деятельности. А тут в парламенте обсуждается целый Предпринимательский кодекс, над которым вы усердно работаете. Скажите, зачем он вообще понадобился?

- Сегодня в Казахстане действуют более 2 тыс. законов, из которых около 300 прямо затрагивают вопросы регулирования предпринимательской деятельности. Еще 30-40 новых законов принимается ежегодно. Для бизнеса крайне важно ориентироваться в этом юридическом потоке, потому что предприниматель за свою неосведомленность расплачивается из собственного кармана. Да, крупные корпорации могут позволить себе содержать юридические департаменты или нанимать высококвалифицированных консультантов. Но в малом и среднем бизнесе вся юридическая служба, как правило, состоит из одного-двух сотрудников, и то не самых высокооплачиваемых. Ведь для предпринимателя все-таки приоритет - знания в своей отрасли: промышленности, сельском хозяйстве, сфере слуг... Поэтому свод законов, затрагивающих предпринимательскую деятельность в целом, предназначен помочь прежде всего малому и среднему бизнесу, а это - 99% всех частных предприятий страны.

Кроме того, любой, даже крупный бизнесмен приведет примеры из своего опыта, когда одну и ту же ситуацию разные нормативно-правовые документы трактуют по-разному. Отсюда вторая, не менее важная задача кодекса - выявление пробелов и противоречий в разных законах, приведение их к единым подходам, исключающим разночтения. Ведь многие законы, регулируя совершенно другие области, на практике определяют и условия работы бизнеса в своей сфере. Такая ситуация, например, с Водным кодексом, кодексами «О здоровье народа и системе здравоохранения», «Об административных правонарушениях», законами «О социальной защите инвалидов», «О нормативных правовых актах» и т.д.

Поэтому Предпринимательский кодекс должен сформулировать концептуальные подходы к регулированию бизнеса в принципе. А уже эти подходы должны транслироваться во все остальные законодательные акты, приводя их в единую систему в указанной части. Это крайне важно для единообразной государственной политики в области предпринимательства.

По разные стороны баррикад

FПервоначальный, правительственный вариант кодекса полностью переработан депутатами. В него уже было внесено около 1,5 тыс. поправок. Неужели он был так плох? Разработчики так неважно знают отечественный бизнес?

- Проект был не то что бы плох, просто госорганы закладывали в него то, что они сами хотели бы видеть со своей стороны баррикады, так сказать. А это далеко не всегда совпадает с теми ожиданиями, которые есть у бизнес-сообщества и у депутатского корпуса.

Не случайно на презентации проекта 3 февраля 2015 документ подвергся очень жесткой критике депутатов, его называли «пустым», были даже предложения не принимать законопроект в работу. Тогда министр юстиции Берик Имашев, представивший кодекс, посетовал: вообще-то содержательная часть документа больше относится к компетенции Министерства нацэкономики, чем к его ведомству.

FКакие претензии у вас возникли к первоначальному варианту кодекса?

- Назову только самые крупные. Так, разработчики включили в проект лишь 11 законов из более чем 300, затрагивающих бизнес. При этом включение в кодекс таких законов, как «О техническом регулировании» и «О государственном контроле и надзоре» (с постановкой их на утрату) вызвало недоумение. Концепция предусматривала, что предметом кодекса будут взаимоотношения государства и бизнеса, но техническое регулирование больше относится к производственным процессам и потребительским свойствам продукции. Цепочка «производитель - потребитель» основана на договорных отношениях, это сфера гражданского, а не предпринимательского права. А государственный контроль, напротив, шире государственно-частных отношений, и с отменой этого закона нельзя было утерять контроль над деятельностью квазигосударственного сектора, госучреждений, бюджетных организаций, самих госорганов, наконец.

В то же время за рамками кодекса остались десятки законов, полностью подпадающих под его компетенцию: например, закон «О государственно-частном партнерстве», «О естественных монополиях и регулируемых рынках», «О недропользовании», «О Национальной палате предпринимателей», «О регулировании торговой деятельности», «О государственных закупках», «О государственном регулировании агропромышленного комплекса» и т.д. Подобный избирательный подход разработчиков вызывает вполне закономерные вопросы.

Барьер для добрых начинаний

FБытует мнение, что текст проекта кодекса первоначально был неоправданно раздут. Это так?

- На наш взгляд - да. И всё - за счет включения в него многих норм законов, сохраняющихся в самостоятельном виде. В таком случае вполне можно было обойтись двумя-тремя базовыми статьями по каждому направлению, а не дублировать в кодексе целые главы и разделы из параллельно существующих законов. Тем более что даже их упоминание в кодексе не соответствует его концепции. Какое отношение, например, к регулированию государством бизнес-деятельности имеет благотворительность? Ведь предприниматели, как правило, оказывают помощь тем нуждающимся, до которых не доходят руки у госорганов. Зачем регулировать эту работу, если бизнес её проводит в любом случае за свой счёт? Напротив, излишнее регламентирование, на мой взгляд, может стать барьером для добрых начинаний.

Или включение в кодекс норм о саморегулируемых организациях. Их особенность в том и состоит, что это независимые объединения предпринимателей. Причём тут отношения бизнеса и государства?

А взять включение в проект кодекса раздела о корпоративном управлении. Это - исключительно сфера хозяйственного права! И если в кодекс включать организацию и порядок управления акционерным обществом, то почему остаются за бортом другие формы бизнеса - ИП, хозяйственное товарищество, полное товарищество, коммандитное товарищество, ТОО, производственный кооператив? Если их включать, возникает проблема так называемого «дуализма права», когда одни и те же вопросы будут регулироваться сразу двумя отраслями права (гражданским и предпринимательским), причём по-разному. Если же уходить от дуализма, то нельзя включать в кодекс ни корпоративное управление, ни акционерные общества.

Наёмник ничем не рискует

FЧто еще вас не устроило?

- То, что даже предложенные к включению в кодекс законы были просто механически перенесены в проект, без критического сопоставления и актуализации к реалиям сегодняшнего дня. Например, из принятого более 20 лет назад закона «О поддержке частного предпринимательства» перекочевали нормы о приоритетной поддержке малого предпринимательства.

Между тем, глава государства из года в год требует принимать меры поддержки как малого, так и среднего бизнеса. И это не игра слов, а сознательный перенос акцентов от стимулирования коммерции вообще - к стимулированию производства. Потому что малые предприятия - это торговля и сфера услуг. Реальный производственный бизнес, просто в силу стоимости основных средств, начинается со средних предприятий. Получается, президент говорит одно, а в законах предлагалось сохранить устаревшие подходы.

Многие депутаты, включая меня, не согласны и с предложенным в проекте подходом уравнять преференции для квазигосударственного бизнеса (включая нацкомпании) с частными предприятиями. Мы считаем, что государственная поддержка квазигоссектора выражается уже в том, что ему выделяются огромные бюджетные средства, за которыми  размывается реальная конкурентоспособность и экономическая эффективность госпредприятий.

Кроме того, частные предприниматели рискуют собственным имуществом, в отличие от наемных менеджеров госпредприятий. Поэтому уравнивать их в правах (например, на получение субсидий или экспертизу законопроектов) было бы в корне неправильно, поскольку и финансирование, и правовое регулирование отрасли уполномоченный госорган в любом случае выстраивает с учетом интересов собственных «дочек». Напротив, мы считаем, что с квазигосударственного сектора нужен особый спрос и ограничения, поскольку сегодня совершенно очевидна тенденция огосударствления экономики. А это всегда означает коррупционные риски, снижение эффективности экономики и вытеснение частного бизнеса.

Окончание см. здесь.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора сайта Forbes.kz

 

Статистика

5933
просмотра
 
 
Загрузка...