Бизнес и наука. Зачем фонд «Самрук-Қазына» развивает НИОКР-инвестиции?

Еще в XVIII веке Бенджамин Франклин говорил, что «инвестиции в знания платят лучшие дивиденды». Сегодня, 300 лет спустя, эту философию исповедуют Google, Intel и AliBaba, которые являются ведущими спонсорами передовых исследований

Понимая важность создания принципиально новых технологий и продуктов, крупнейший казахстанский инвестор фонд «Самрук-Қазына» начал активную работу по развитию и стимулированию научно-исследовательских разработок. О симбиозе науки и бизнеса мы поговорили с управляющим директором по стратегии, устойчивому развитию и цифровой трансформации АО «Самрук-Қазына» Ерланом Дурмагамбетовым.

Ерлан Дмитриевич, самый очевидный вопрос: зачем фонду «Самрук-Қазына» понадобилась наука? Неужели других задач мало? В кризис предприятия спасаете, в инфраструктурные проекты инвестируете, а тут еще и науку развиваете?

– Рост и успех технологических корпораций показал критическую необходимость науки как точки взаимодействия между бизнесом, государством, научным и гражданским сообществом. Более того, за последние 30 лет 80% компаний из списка Fortune 500 кардинально изменили свои взгляды по вопросу инвестиций в научно-исследовательские разработки.

В связи с этим фонд, используя опыт таких стран, как Швейцария, Израиль и Великобритания, реализует обеспечение роста через НИОКР в будущее, то есть в инновации.

В этом году мы совместно с портфельными компаниями провели анализ внутренних возможностей и потребностей, изучили международный опыт и пришли к выводу: компании, не финансирующие науку и инновации, живут недолго. Финансирование НИОКР – это как новое «Эльдорадо», все вокруг поняли, что знания и технологии на вес золота.

Логика простая. Наука создает инновации, те превращаются в передовые продукты, что стимулирует развитие всей экономики. Как вы знаете, в группе фонда «Самрук-Қазына» 295 предприятий. Это большой охват, если учесть, что доля наших активов в структуре ВВП составляет 39%. Поэтому мы напрямую заинтересованы в развитии НИОКР. Более того, мы хотим сделать процесс отбора и внедрения инноваций прозрачным и эффективным.

Принимая во внимание наши производственные возможности, научно-исследовательские разработки не будут годами пылиться в кабинетах, а напрямую из лаборатории пойдут на заводы. Фонд «Самрук-Қазына» и государство получат возврат в виде увеличения продуктивности, роста прибыли и создания рабочих мест.

В фонде работает научно-технический совет. О его деятельности известно немного. Чем занимается этот орган?

– Научно-технический совет в фонде «Самрук-Қазына» был создан в 2019 году. Он обеспечивает коллегиальное и прозрачное принятие решений, проводит отбор, учет, мониторинг и контроль проектов по НИОКР и инновациям.

Я могу рассказать о текущей деятельности совета. С мая мы провели пять заседаний по следующим темам: переработка вторичных материальных ресурсов, углехимия, нефтехимия, технологии горно-металлургического комплекса и энергопереход.

За пять месяцев мы рассмотрели 16 научно-исследовательских разработок и отобрали семь перспективных пилотных проектов.

Уже пилоты запускаете? Приведите пример удачного, на ваш взгляд, пилотного проекта.

– Хорошо, приведу пример, как говорится, на злобу дня. Сегодня у нас горячая тема, на которой многие журналисты и блогеры поднимают рейтинги и, откровенно говоря, хайпуют – это вопрос строительства атомной электростанции. Причем очень часто про АЭС говорят в контексте соперничества с возобновляемыми источниками энергии. Я считаю такой подход неверным в принципе. АЭС и ВИЭ – не конкуренты, они совместимы и прекрасно могут дополнять друг друга.

Буквально месяц назад на нашем научно-техническом совете был рассмотрен интересный проект создания безуглеродного комплекса. Если вкратце, это сильная концептуальная разработка наших инженеров, энергокомплекс, который предусматривает совмещение атомных энергоблоков с ветровой и солнечной станциями с установленной мощностью 50 МВт каждая.

Не хотелось бы забегать вперед, но предварительная оценка проекта показывает его принципиальную реализуемость. В частности, интересен вариант с использованием малых модульных реакторов, которые также можно рассматривать в качестве виртуальной электростанции в системе распределенной генерации. В целом очень перспективный проект.

Допустим, что есть в глубинке наш казахстанский Кулибин, исследователь-рационализатор. Как ему подать заявку и представить свой проект перед вашим научно-техническим советом?

– Хочу подчеркнуть, научно-технический совет – это открытая площадка, на которой обсуждаются все проекты и ноу-хау предприятий группы фонда. Мы приглашаем к сотрудничеству всех заинтересованных граждан. Механизм работы следующий:

  • сначала нужно подать заявку в отраслевую портфельную компанию, научный совет которой будет первичным фильтром;
  • затем заявка попадает в НТС фонда. Мы привлекаем широкий пул зарубежных и местных экспертов, сотрудничаем с партнерами, в том числе с Министерством образования и науки, чтобы дать максимально объективную и прозрачную оценку проекту;
  • после одобрения ваш проект будет апробирован на производстве, а затем в случае успеха масштабирован по всей стране.

На научные исследования и эксперименты нужно время, результат может заставить себя ждать очень долго. Наверно, поэтому финансировать науку среди наших олигархов не модно. Гораздо проще и понятнее вложиться в спорт или благотворительность – итог увидишь сразу и очки перед обществом заработаешь. Как вы считаете, когда в нашем бизнес-истеблишменте станет популярно инвестировать в науку и технологии?

– Главные инвестиции в НИОКР в Казахстане идут из государственного и квазигосударственного сектора. И в этом смысле «Самрук-Қазына» не придумывает ничего революционного. Наша цель – продемонстрировать бизнесу, что финансирование науки – это не просто престижно и интересно, но и очень выгодно.

Есть области науки, в которых технологический результат появляется почти сразу. Например, переработка техногенных минеральных образований с извлечением драгоценных, редких и редкоземельных металлов.

Согласно анализу, в портфеле НИОКР и инноваций фонда с 2013 по 2021 годы имеется 1 466 проектов, половина из которых реализована. Выгоды от внедрения составили 230%, что говорит о высокой доходности научно-исследовательских разработок.

Благодаря грамотному и динамичному управлению научно-технический совет фонда стал самодостаточным механизмом инноваций и технологического обновления компаний группы «Самрук-Қазына». Наши пилотные и реализованные кейсы подтверждают, что финансирование НИР и НИОКР повышает стоимость активов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5877 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить