Сатпаев и Ошакбаев покинули Общественный совет ЕНПФ

Причины такого решения объяснил во вторник, 25 апреля, на своей странице в Facebook директор Группы оценки рисков, политолог Досым Сатпаев

Досым Сатпаев.
Фото: Андрей Лунин
Досым Сатпаев.

Forbes.kz публикует заявление Досыма Сатпаева.

Хотел бы сообщить вам, что я, а также мои коллеги экономист Рахим Ошакбаев и глава попечительского совета ОФ «Финансовая свобода» Бота Жуманова решили выйти из состава Общественного совета ЕНПФ. Причина проста. У нас все чаще стали возникать принципиальные разногласия с ЕНПФ по поводу того, чем должен заниматься Общественный совет, в каком направлении двигаться и какие вопросы поднимать.

Изначально сама идея создания совета, несмотря на ее спорность и скептицизм многих, показалась мне одной из интересных (возможно, слишком оптимистических) возможностей превратить данный совет в новую публичную площадку, где поднимались бы неудобные вопросы, которые касаются развития всей пенсионной системы Казахстана, и предлагались бы решения существующих проблем, в первую очередь, с точки зрения простых вкладчиков. Тем более, с политической точки зрения, неэффективная, непрозрачная пенсионная система – это потенциальная социальная бомба, которая рано или поздно может взорваться. Это один из тех оголенных нервов социально-экономической конструкции всего государства, который сейчас вызывает большое раздражение у многих граждан.

Но на прошлой неделе прошло третье заседание Общественного совета, где состоялся довольно жесткий, где-то эмоциональный, но честный разговор, который показал, что руководство ЕНПФ и некоторые члены совета решили сузить акценты, которые должен был делать совет в своей деятельности, занимаясь только повышением эффективности в основном самого ЕНПФ. Кстати, с этой целью в рамках совета на втором заседании уже было создано две рабочие группы. Одна – по коммуникациям для повышения прозрачности работы ЕНПФ. А другая – аналитическая, для повышения эффективности ЕНПФ с учетом интересов вкладчиков.

Но, с нашей точки зрения, мы должны были идти дальше и не ограничивать себя только сферой деятельности ЕНПФ, ведь какой смысл лечить руку, если болеет весь организм? Кстати, именно поэтому 12 апреля по моей инициативе и при поддержке веб-журнала vlast.kz мы провели первую за долгие годы открытую экспертную дискуссию: «Пенсионная система РК. Есть ли скелеты в шкафу?», где поднимались вопросы по всей пенсионной системе страны.

Как председателю совета, мне хотелось, чтобы после этой дискуссии Общественный совет определил более широкий круг проблемных вопросов и поисков их решения, которые могли бы быть адресованы не только ЕНПФ или Нацбанку РК, но и правительству. Ведь именно правительство утверждает перечень финансовых инструментов, разрешенных к приобретению за счет пенсионных активов, на основании предложений, выработанных Советом по управлению Национальным фондом РК.

Многие понимают, что в создании ЕНПФ за счет объединения негосударственных пенсионных фондов было больше конъюнктуры, чем стратегического подхода. Просто кому-то захотелось, объединив в один кошелек все пенсионные накопления, превратить этот фонд во второй государственный бюджет или Национальный фонд, откуда можно было бы тратить деньги на различные государственные прожекты. Более того, создание ЕНПФ вообще привело к большому конфликту интересов, когда пенсионными деньгами стал заниматься Национальный банк РК, над которым еще стоит напоминающий масонскую ложу Совет по управлению Национальным фондом, а рядом примостилось правительство, различные министерства и те квазигосударственные структуры, которые лезут со своими ложками в пенсионный котел.

Добавьте сюда еще большинство наших банков, которые также имеют в своих активах пенсионные деньги, при этом финансовая стабильность самих банков довольно зыбкая, и многие из них вообще держатся только за счет своих крупных акционеров в лице тех представителей бизнес-сообщества, которые аффилированы с политической элитой.

Выходит, что за счет рядовых вкладчиков пенсионного фонда наша элита поддерживает различные финансовые структуры, с которой сама же и связана. В результате была полностью размыта ответственность за прошлые (и будущие) ошибки в управлении пенсионными активами, которые уже привели к резкому падению доверия граждан к пенсионной системе Казахстана. И на упомянутом выше круглом столе об этом также говорилось.

Но наше предложение о создании третьей рабочей группы в рамках Общественного совета, чтобы она проанализировала все эти проблемы, и предложила свою «дорожную карту» по выходу из этого тупика, к сожалению, вызвало негативную реакцию руководства ЕНПФ. Более того, все чаще стали высказываться претензии к активной публичной деятельности самого Общественного совета, которая, как я понял, стала создавать неудобство для ЕНПФ и Нацбанка РК. Хотя каждый из нас пришел в совет с собственным видением того, что должна делать эта структура. И, будучи (неожиданно для самого себя) избран председателем совета, в течение нескольких месяцев я постарался показать свое, пускай субъективное, видение этой деятельности через попытку создания публичного дискуссионного поля по всем болевым точкам пенсионной системы РК. Отсюда и первая для общественных советов практика введения публичных запросов в государственные структуры по поводу эффективности расходования пенсионных денег на различные цели, их сохранности и доходности. Наш самый последний запрос в адрес Нацбанка РК касался сохранности пенсионных денег в банковской системе РК.

В Facebook была открыта группа Общественный совет ЕНПФ как дополнительный прямой канал общения между гражданами, руководством ЕНПФ, а также представителями Нацбанка РК.

Кстати, благодаря журналистам сразу после создания Общественного совета появилось большое количество публикаций по поводу пенсионной системы Казахстана, которая долгое время напоминала «черный ящик». За несколько месяцев мы постарались сделать этот «черный ящик» для казахстанцев чуть более прозрачным и понятным (большинство из этих материалов можно найти в группе Общественный совет ЕНПФ.

Мы также постарались собрать предложения и рекомендации граждан Казахстана по реформированию существующей неэффективной и невыгодной для вкладчиков пенсионной системы страны. Кстати, большинство из этих предложений уже были переданы лично председателю Нацбанка РК Данияру Акишеву в ходе моей встречи с ним, а также руководству ЕНПФ.

Во время беседы с председателем Нацбанка РК я озвучил мысль, что, если государство хочет повысить доверие граждан к пенсионной системе, надо кормить не только обещаниями, но и давать «пряники» в виде возможности уже сейчас управлять своими пенсионными накоплениями. Речь, в том числе, идет о возможности досрочного изъятия части этих накоплений, например, при наличии тяжелого заболевания. Но у нас любят делать ссылку только на коррумпированную систему здравоохранения, а также на недостаточность пенсионных накоплений.

Но, извините, рыба гниет с головы. Если чиновники сами разводят коррупцию в стране, то зачем обвинять граждан в том, что они хотят кого-то обмануть со своими же пенсионными накоплениями? Как можно требовать от граждан доверия к тому, что говорит и делает власть, в том числе, в пенсионной системе, если сами чиновники не доверяют своему же народу? В конечном счете, предоставить возможность гражданам страны право на досрочное изъятие части своих же пенсионных накоплений – это более честно, чем постоянно безответственно экспериментировать с этими накоплениями, теряя их по пути и вообще не гарантируя вкладчику ни доходов, ни даже сохранности его пенсионных накоплений в будущем.

Но третье заседание Общественного совета показало, что не всем нравится такой, слишком публичный стиль работы. Тем более, что моя активность, возможно, выходила за рамки функций председателя Общественного совета, которые были прописаны в положении совета. Но это был мой стиль. И я считал, что именно такая активная публичная деятельность совета должна была сохранять доверие к его деятельности со стороны простых вкладчиков, а не чиновников или узких экспертов. А все попытки забюрократизировать работу совета, расставив вокруг него кучу красных флажков – это прямая дорога на тихое кладбище других общественных советов, которые, как грибы появились в недрах министерств и акиматов.

Я не раз уже говорил, что не буду участвовать в превращении совета в прикроватную тумбочку ЕНПФ или Нацбанка РК. В конечном счете, в словосочетании «Общественный совет при ЕНПФ» кто-то делает акцент на слове «ЕНПФ», а кто-то – на слове «общественный».

Все это говорит о том, что возникшая конфликтная ситуация внутри совета не утихала бы, так как столкнулись разные принципы работы. И никто не должен и не обязан наступать на горло своей собственной песне. К тому же, на третьем заседании нам постоянно указывали на то, что мы лишь гости за столом, хозяином которого является ЕНПФ. И если кому-то хочется нажимать на болевые точки всей пенсионной системы РК без оглядки на авторитеты, то лучше это делать за пределами совета. И они правы. Ведь мы не создавали этот совет и действительно являемся там больше «гостями».

Но у каждого гостя всегда есть право встать и уйти из-за стола, если ему что-то не понравится. И это право мы решили реализовать, выйдя из состава совета. При этом мы хотели бы пожелать остальным членам Общественного совета успехов в их деятельности, так как наш уход отнюдь не говорит о том, что сам совет не нужен. Ведь его появление – это лучше, чем вообще ничего. И надеемся, что его деятельность сделает хотя бы небольшую часть пенсионной системы РК немного прозрачнее и эффективнее. На это и были направлены наши усилия.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11756 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
18 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить