Как Айзекман во время пандемии преодолел миллиардный барьер

В качестве способа расслабиться Джаред выбрал для себя полеты на МиГах. Однако свой самый безумный маневр он совершил совсем недавно: сделал свою компанию по обработке платежей для ресторанов и гостиниц публичной, когда его клиенты переживают далеко не самые лучшие времена

Джаред Айзекман купил истребитель МиГ советских времен у сооснователя Microsoft Пола Аллена в 2019-м. «Это моя терапия», – определяет он свое хобби
ФОТО: Tim Pannell для Forbes
Джаред Айзекман купил истребитель МиГ советских времен у сооснователя Microsoft Пола Аллена в 2019-м. «Это моя терапия», – определяет он свое хобби

Джаред Айзекман любит говорить, пользуясь жаргоном ВВС, что у всех есть «срок полезной службы». В буквальном смысле это означает количество летных часов, оставшихся у истребителя до тех пор, пока он станет непригоден к дальнейшим полетам и будет снят с эксплуатации. С точки зрения Айзекмана, это выражение метафорически определяет то, как нужно прожить свою жизнь.

«У каждого есть свой определенный запас летных часов, – поясняет он в ходе вечернего звонка из офиса своей компании – оператора платежей Shift4 Payments в Аллентауне, Пенсильвания, за день до того, как отправиться к себе домой в Монтану. – Их может быть не так уж и много, поэтому в итоге все сводится к максимально эффективному использованию своего срока, пока это еще возможно». Старший брат Айзекмана Майкл добавляет: «Он глубоко убежден в том, что у каждого из нас ограниченный срок службы, так что давайте совершать удивительные поступки, пока мы живы».

37-летний Айзекман использует свое время по максимуму. Свой первый бизнес он запустил в 15 лет, за год до того, как бросил школу ради продаж терминалов для приема платежей банковскими карточками из подвала родительского дома. В 28 основал компанию, которая впоследствии стала крупнейшими частными военно-воздушными силами, назвав ее Draken International и продав Blackstone за девятизначную сумму восемью годами позже. После вывода на биржу своей компании по обработке платежей для ресторанов и гостиниц в июне 2020 года Айзекман стал миллиардером.

В то время как сервис Square, принадлежащий более известному миллиардеру Джеку Дорси, нацеливается на небольшие кофейни, Shift4 Payments Айзекмана обрабатывает более $200 млрд платежей от трети всех ресторанов и отелей страны, среди которых есть и гиганты вроде Hilton, Four Seasons, KFC и Arby’s, доверяющие этому платежному оператору проводить комплексные платежные транзакции в сотнях своих заведений. Даже после того, как карантин поверг рестораны по всей стране в хаос и на время отложил столь долгожданное роуд-шоу в рамках грядущего IPO компании, Айзекман не остановился. «Людям все равно нужно есть, не так ли?» – уверен он.

Состояние Айзекмана сейчас составляет $1,4 млрд, что практически полностью приходится на принадлежащие ему 38% в Shift4 Payments. Бизнесмен сохранил небольшую долю в Draken, а также владеет истребителем МиГ и девятью другими самолетами.

Развлечения ради, чтобы отдохнуть от напряженных 80-часовых рабочих недель, Айзекман летает на МиГе на сверхзвуковых скоростях и покоряет горные вершины. Новый год он провел в Антарктике, взбираясь на гору Винсон, представляющую собой стену из снега и льда высотой почти 5000 м, находящуюся в 500 км от Южного полюса. Из-за обезвоживания ему пришлось повернуть назад всего за 150 м до вершины, но Айзекман поклялся попытаться еще раз.

Айзекман с детства находится в поисках адреналина. Когда он еще учился в старших классах в тихом пригороде Фар-Хиллз, Нью-Джерси, его брат Майкл (старше на восемь лет) уже покупал свой первый дом. Тиффани и Марку, самым старшим из четырех детей Айзекманов, было уже 27 и 30 лет соответственно, они оба работали. Единственным, кто все еще жил с родителями, но страстно желал тоже покинуть отчий дом, был Джаред. «Мне всегда очень хотелось жить как они, а вот ходить в школу мне хотелось далеко не так сильно», – вспоминает он.

В 1998-м Айзекман вместе со своим другом Бренданом Лаубером, который на два года старше его, основали небольшую компанию по разработке сайтов для местных предпринимателей и назвали ее Decho Systems. Одним из их первых клиентов стала фирма Merchant Services Inc. (MSI), оператор платежей из соседнего Нью-Провиденса, Нью-Джерси. Помимо разработки сайта MSI нуждались в помощи с вопросами компьютерной безопасности, поэтому Айзекман предложил им свои услуги в качестве внутреннего консультанта. Когда временная занятость превратилась в предложение работы на полный день, он не преминул воспользоваться этим шансом и бросил школу, решив ограничиться сертификатом об общем образовании.

Основным направлением деятельности MSI были продажи громоздких терминалов для считывания данных с магнитной полосы кредитных карт. Банки выпускали своим клиентам карты и ожидали, что малый бизнес будет принимать их к оплате без какой-либо помощи со стороны самих банков, отдавая эти процессы на аутсорсинг третьим лицам вроде MSI. Даже со своей позиции в IT-департаменте компании Айзекман видел, что этот процесс трудоемок и дорог. Если местная пиццерия изъявляла желание принимать к оплате карты, то для этого ей требовалось подождать около двух недель, заполнить тонны форм и уплатить кучу взносов.

Это был переломный момент. В голове одновременно возникли тысячи мыслей: вернутся ли люди когда-нибудь в офисы? им вообще будет куда возвращаться?

«21 год назад начать принимать оплату картами означало объем бумажной волокиты аналогичный получению кредита под залог коммерческой недвижимости, – вспоминает Айзекман. – Это было суматошно, это было сложно, это было целиком и полностью неоправданно».

Проработав шесть месяцев в MSI, он решил, что может ускорить, облегчить и удешевить этот процесс. Поэтому уволился и в подвале дома своих родителей открыл компанию United Bank Card, прародителя нынешнего Shift4. Его первым наемным сотрудником стал собственный отец, Дон, вскоре оставивший пост вице-президента по продажам в одной из компаний по производству охранных систем. Используя свои связи времен MSI и взятые в долг у дедушки $10 тыс., Айзекман убедил банк присвоить ему идентификационный номер, необходимый для продажи терминалов. Затем он нанял Лаубера, своего приятеля по Decho, который бросил учебу в Рочестерском технологическом институте ради развития нового предприятия.

«Никому не пришлось выкручивать руки, – рассказывает Лаубер, ныне управляющий направлением разработки программного обеспечения для тач­скринов Harbortouch. – Я не провидец, но уже в то время знал, что этот парень не промах».

Все это происходило на пике первого интернет-бума, и друзья создали веб-приложение для упрощения процесса получения терминала и принятия к оплате банковских карт. Дон использовал все свои навыки, полученные за годы работы в продажах, чтобы убедить местных предпринимателей дать шанс буквально только что созданной компании под управлением парня, едва достигшего возраста получения водительских прав. «Я старался лишний раз не высовываться и не озвучивать свой возраст, – вспоминает Айзекман. – Я просто прятался в подвале».

К 2003-му его возраст все еще не позволял ему употреблять алкоголь, однако он уже заработал достаточно, чтобы вернуть долг дедушке и расширить свой бизнес за пределы Нью-Джерси. Четырехлетний стартап, регулярно привлекающий тысячи новых клиентов, открыл филиал в Аризоне.

Следующий прорыв случился в 2008-м, когда компания запустила Harbortouch, на тот момент «тач­скрин из будущего», соединивший в себе кассовый аппарат и терминал для приема оплаты банковскими картами. «Это было за годы до появления Square, – рассказывает Айзекман, говоря о конкурентах, которых он сумел опередить. – Мы были на несколько шагов впереди всех остальных, и наша модель была дико популярной».

Годами работая над развитием своей компании, в какой-то момент Айзекман устал и задумался о хобби. Его выбор пал на авиацию. Айзекман начал с полетов на винтовых самолетах, но через пару лет это стало для него недостаточно. Поэтому он налетал сотни часов тренировочных полетов, чтобы его допустили к управлению реактивными воздушными судами. В 2009-м, когда ему было 26, со второй попытки Айзекман совершил самый быстрый кругосветный полет на легком реактивном самолете, начав (и закончив) свое путешествие с города Морристауна, Нью-Джерси, проложив маршрут через Азорские острова и Аляску. Полет продлился 61 час и 51 минуту, улучшив предыдущий рекорд на 21 час. В промежутке между двумя полетами Айзекман собрал более $100 тыс. для фонда Make-A-Wish (его первая попытка, предпринятая в 2008-м, провалилась из-за задержек со стороны индийских  властей).

Вскоре он узнал, что гражданские лица могут управлять военными самолетами, если налетают определенное количество часов и сдадут квалификационный экзамен Федерального управления гражданской авиации, так что приступил к обу­чению пилотированию истребителей. В 2010-м его становящееся все более экстремальным хобби перешло в разряд работы с частичной занятостью. Это случилось после того, как Айзекман познакомился с Шоном Густафсоном, в то время бывшим членом «Буревестников» (Thunderbirds), знаменитой демонстрационной эскадрильи ВВС США. Позывным Густафсона был «Чертежник» (Stroker), а позывным Айзекмана стал «Новичок» (Rook – от rookie). Вместе они основали демонстрационную эскадрилью «Черный бриллиант» (Black Diamond Jet Team), куда вошли вышедшие в отставку профессиональные пилоты и любители из числа гражданских. Группа выступает на играх NFL и в гонках Indy 500.

«У очень немногих есть шанс пилотировать истребитель, оставаясь при этом гражданским лицом, а уж возможность продемонстрировать свои навыки и пройти сертификацию Федерального управления гражданской авиации появляется еще реже, – рассказывает Густафсон. – Все это – свидетельства его страсти и желания воплотить задуманное в жизнь».

Годом позже партнерам пришла в голову еще более привлекательная идея. На заре финансового кризиса военная машина США перешла в режим сокращения расходов. На военно-воздушной базе Неллис, расположенной неподалеку от Лас-Вегаса и считающейся сердцем ВВС США, военные тратят миллиарды долларов на обучение пилотов с помощью игр на военную тематику против виртуальных противников. Отзывать F16 и их опытных пилотов с боевых заданий, чтобы они проводили тренировки для новобранцев, становилось все менее разумным. Два друга увидели в этом возможность: если бы они смогли убедить ВВС отдать подобное обучение им на аутсорсинг, используя боевое воздушное судно зарубежных союзников, которое намного дешевле в обслуживании, при этом пилотом будет настоящий боевой пилот (пусть и бывший, зато не требующий зарплату от ВВС), это сэкономит миллиарды долларов и даст возможность действующим пилотам выполнять свои задания в горячих точках, а не обучать новичков в пустыне Невада. Сумев привлечь большую часть своей пилотажной группы, они основали компанию Draken International, которая должна была воплотить идею в реальность.

ФОТО: Tim Pannell для Forbes

Айзекман вложил средства в покупку десятков реактивных истребителей со всего мира, взяв лишь небольшую часть денег у друзей и бывших коллег. Douglas A-4 Skyhawk – из Новой Зеландии. Atlas Cheetah – из Южной Африки. Aero L-159 – из Чехии. В общей сложности компания приобрела 100 самолетов, что сделало ее владельцем крупнейшего частного военно-воздушного флота.

В военно-морском флоте уже существовала похожая программа, но оказалось, что пробиться в знаменитые своей закрытостью ВВС значительно сложнее. На то, чтобы заключить свой первый контракт (в 2015-м), у Draken ушло четыре года, но даже этот успех оказался лишь небольшим подтверждением жизнеспособности идеи. Скотт Малец Потит, семь лет проработавший на базе Неллис в качестве командира и летчика-испытателя, до того как присоединиться к Draken в качестве руководителя по вопросам развития бизнеса, вначале был настроен скептически: «Я считал, что все это большой риск… Но Айзекман увидел потребность в такого рода услугах. Когда он получил возможность, то стал оказывать услуги, которыми ВВС просто не могли насытиться».

Одновременно с выступлениями на авиашоу и путешествиями по всему миру с целью покупки самолетов Айзекман продолжал управлять своей компанией по обработке платежей. Работая традиционные 16 часов в сутки, около 15% этого времени он посвящал Draken. «В отношении Draken мне необходимо было только сфокусироваться на покупке еще большего числа истребителей, до того как они приглянутся другим, – рассказывает собеседник. – Shift4 всегда занимал львиную долю моего времени».

В 2014-м перед ним возникла такая возможность, которую он просто не мог упустить: его бывший работодатель MSI искал покупателя. Айзекман, на протяжении 15 лет развивавший свою компанию, продал 53,5% платежного сервиса частной инвестиционной фирме Prospect Capital за $279 млн в акциях и долговых обязательствах. Затем он использовал полученные средства для покупки MSI примерно за $250 млн.

 

Это было первое из семи приобретений. В 2017 году,­ через год после того, как Prospect продал долю в его компании другому частному инвестиционному фонду из Нью-Йорка, Searchlight Capital, за $328 млн, Айзекман сам увлекся покупкой компаний. Он купил трех своих конкурентов в области разработки ПО для ресторанов и забрал себе порядка 100 тыс. их клиентов, среди которых были и сети странового масштаба вроде Outback Steakhouse и Denny’s. В ноябре 2017-го Айзекман совершил крупнейшее из своих приобретений на данный момент: он купил Shift4 Payments с головным офисом в Лас-Вегасе. Айзекман взял у компании имя для своего бизнеса, а также множество первосортных клиентов, в числе которых Caesars Palace и PGA Tour.

Приобретение Shift4 увеличило объем обрабатываемых платежей более чем в 2 раза, доведя их до отметки $100 млрд в год. Эта сфера известна своей низкой маржинальностью, ведь платежные операторы зарабатывают всего несколько центов с каждого обработанного доллара. Объединив под своей крышей сотни версий всякого рода ПО и устройств обработки платежей, Айзекман теперь мог нацеливаться на более крупных и прибыльных клиентов. «Эта покупка привнесла в нашу деятельность больше изменений, чем какая-либо иная, – уверен он. – Именно она принесла нам существенную долю рынка».

На момент заключения крупнейшей сделки с Draken Айзекман уже достиг значительных высот. Через четыре месяца после заключения сделки с Shift4 он подписал первый в своем роде контракт на обучение пилотов ВВС на базе Неллис в течение пяти лет на сумму $280 млн. Его старый школьный товарищ этому даже не удивился. «Он лучший в своем деле, и он доказал это в абсолютно разных сферах, везде начиная с нуля, – рассказывает Лаубер. – Его личность хорошо характеризует фраза «увидел, победил, стал лучшим».

2020 год Айзекман начал с девятизначным состоянием и грандиозными планами по IPO. Компания объявила о получении рекордных доходов в размере $731 млн, хотя по-прежнему оставалась убыточной. А потом наступили колоссальные, никем не ожидаемые перемены.

18 марта Айзекман проводил закрытое совещание с руководством компании в головном офисе Shift4 в Аллентауне. Двумя днями ранее индекс S&P500 приблизился к худшему показателю со времен 1987 года, чем вызвал приостановку торгов в третий раз за две недели.

Проведение роуд-шоу для инвесторов, запланированное Shift4 на следующую неделю, с каждой минутой становилось все менее реалистичным. Посреди обсуждения вопроса о постепенном переводе сотрудников на удаленный режим работы кто-то озвучил последние новости: губернатор штата Пенсильвания Том Вулф собирался подписать приказ о введении еще более строгого режима домашней изоляции, чем, по сути, закрывал офисы Shift4.

У очень немногих есть шанс пилотировать истребитель, оставаясь при этом гражданским лицом. Все это – свидетельства его страсти и желания

«Это был переломный момент, – вспоминает Айзекман. – В голове одновременно возникли тысячи мыслей: вернутся ли люди когда-нибудь в офисы? им вообще будет куда возвращаться?» К началу последней недели марта объем транзакций, совершаемых 125 тыс. ресторанов, обслуживаемых Shift4, упали на 74% по сравнению с первой неделей февраля, в то время как аналогичный показателей отелей упал на 86%.

Все отправились домой, за исключением Айзекмана. Окруженный рядами пустых рабочих мест в головном офисе Shift4 размером почти 7500 кв. м, он работал по 16 часов в будние дни и с девяти до пяти по выходным. Чтобы помочь своим борющимся за выживание клиентам удержаться на плаву, он на три месяца отказался от всех комиссий и запустил сайт, где покупатели могли приобрести подарочные карты: Shift4 добавлял к номиналу такой карты еще 5% из собственных средств. Айзекман запустил технологию бесконтактных платежей с использованием QR-кодов и предложил своей аудитории новый сервис, помогающий ресторанам перейти к приему и обработке заказов онлайн.

Некоторое время спустя Shift4 вернулся к жизни. К маю ресторанные транзакции выросли на 45% по сравнению с минимальным уровнем, пришедшимся на март, хотя показатели гостиниц все еще значительно отставали. В июне компания разместила свои акции на Нью-Йоркской фондовой бирже, а месяц спустя, в июле, зафиксировала самый результативный месяц за всю свою историю, обработав на 25% больше платежей, чем за аналогичный период 2019 года.

С момента IPO рабочий день Айзекмана стал еще длиннее. Несмотря на полученный во втором квартале чистый убыток в размере $75 млн при продажах в $67 млн, причиной которого в значительной степени стала пандемия, Shift4 сейчас вновь наращивает клиентскую базу. В июле компания подписала контракт с командой NFL Vegas Raiders и ее новым стадионом Allegiant Stadium. Низкие относительно основных конкурентов, Elavon и FreedomPay, комиссии Shift4 сегодня особо привлекательны, ведь рестораны и отели ищут любые способы сократить свои расходы. Айзекман уже трудится над планами зарубежной экспансии и выхода за пределы хорошо обжитой им индустрии гостеприимства.

Когда ему нужно сделать паузу в неимоверно загруженном графике, Айзекман направляется в свой дом в Монтане, где его ждет МиГ. Он меняет фирменную футболку Shift4 на летную экипировку и взмывает в небеса.

«Для меня это своего рода терапия, – признается он. – Это возможность сбежать».

Вторая волна пандемии коронавируса может внести свои негативные корректировки, но Айзекмана это не беспокоит: «Это игра вдолгую. Мир обязательно вернется к нормальной жизни».

Автор: Джакомо Тоньини

Перевод: Ксения Гарипова

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6233 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
12 июня родились
Вячеслав Ким
председатель совета директоров АО «Kaspi.kz», №2 в рейтинге 50 богатейших бизнесменов Казахстана - 2021
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Оксана Чусовитина: Любое поражение – это первый шаг к победе Смотреть на Youtube