Келимбетов: БВУ должны правильно использовать свой лоббистский опыт

Об этом и многом другом рассказал управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов на заседании Forbes Club

Кайрат Келимбетов.
Фото: Андрей Лунин
Кайрат Келимбетов.

В четверг вечером члены Forbes Club собрались на 28 этаже алматинского отеля The Ritz-Carlton, Almaty, где расположен клуб Seven, чтобы задать вопросы главе Международного финансового центра «Астана» (МФЦА) Кайрату Келимбетову о том, как будет функционировать финансовый центр, какие привилегии будут у его участников и как ими могут воспользоваться они - казахстанские бизнесмены. Среди гостей, помимо известных казахстанских предпринимателей из списков Forbes Kazakhstan, председатель правления Казахстанской фондовой биржи (KASE) Алина Алдамберген. Кайрат Нематович, после того как занял должность управляющего МФЦА неоднократно позволял себе достаточно критично высказываться о деятельности Казахстанской фондовой биржи. Вечер обещает быть очень интересным.

Фото: Андрей Лунин

Главный герой мероприятия немного опаздывает. После непродолжительного ожидания перед нами появляется какой-то другой Кайрат Келимбетов - уверенный, харизматичный, и без единой аналогии из медицинской отрасли, которые он так любил в выступлениях во время пребывания в кресле руководителя Нацбанка РК.

Кайрат Нематович сразу приносит свои извинения за задержку и объясняет это тем, что в Астане он принимал участие в совещании по вопросам деятельности Национальной комиссии по модернизации.

Модератор встречи, издатель Forbes Kazakhstan Арманжан Байтасов попросил гостя в первую очередь рассказать о том, как будет развиваться МФЦА, и пообещал, что у всех будет возможность задать интересующие их вопросы и высказать свое мнение.

Кайрат Келимбетов и Арманан Байтасов.
Фото: Андрей Лунин
Кайрат Келимбетов и Арманжан Байтасов.

Рассказ управляющего финансового центра не ограничился лишь на организации, которой он управляет. Спикер также поведал о своих теплых взаимоотношениях со Сбербанком, о том, что все частные пенсионные фонды находились в предбанкротном состоянии перед созданием ЕНПФ и о будущем KASE. Forbes.kz приводит наиболее интересные выдержки из выступления Кайрата Келимбетова.

О развитии МФЦА

Многие относятся к МФЦА негативно, говоря, что это проект не на злобу дня. Позволю себе не согласится. По конституционному закону наш финансовый центр должен начать действовать 1 января 2018. В марте 2016 началась работа по формированию первых структур. В следующем году по образу и подобию Дубайского финансового института должны быть созданы регулятор, новая высокотехнологичная биржа, арбитражный центр и независимый суд. Это основные институты, которые создают основу МФЦА.

Мы создаем площадку с международными стандартами, где каждый сможет инвестировать. С одной стороны, это призыв к внутренней экономике. С другой, Казахстан - это экономика, которая двигалась, двигается и будет продолжать двигаться с помощью иностранных инвестиций. Зарубежным инвесторам нужны понятные правила игры. В МФЦА будет английское право, которое понятно всем. Это поможет нам привлечь иностранных инвесторов

Попасть в эту экосистему могут и отечественные компании, которые занимаются private banking, управлением активами, операциями на фондовом рынке, исламским финансированием и финтехом. Для компаний, работающих в этих направлениях, будут доступны все льготы МФЦА: для этого необходимо получить регистрацию и лицензию. С 1 июля 2017 мы начнем регистрировать компании.

Зарегистрированные участники смогут снимать офисы в финансовом центре. Первые два года арендная плата не будет взиматься. МФЦА будет располагаться на территории ЭКСПО – 2017 и использовать всю инфраструктуру, построенную к этой выставке. Сейчас это 23 га, но в самой ближайшей перспективе финансовый центр займет весь левый берег Астаны.

Фото: Андрей Лунин

МФЦА – не Панамы

Многие считают, что - МФЦА это некий офшор для иностранных компаний. Но я хочу сказать: МФЦА это не Панамы. Всем офшорам скоро придет конец. Есть и другая тенденция – к происхождению капитала постсоветского пространства всегда будут вопросы. Вы можете 100 раз пройти compliance, и на 101 раз вам позвонят и скажут: «У нас новое постановление правительства, мы хотим с вами поговорить». Это неприятно, но это реальность.

Вопросы по происхождению капитала поможет снять регулятивная и правовая база МФЦА. Private banking является видом услуг и может предоставляться в разных ситуациях. Все это значит, что у нас будет соответствие всем международным стандартам.

МФЦА хочет избежать судьбы РФЦА

Нам бы хотелось избежать сценария развития Регионального финансового центра Алматы (РФЦА). Когда мы создавали РФЦА, Алматы претендовал на звание финансового центра. Были прописаны все те же правила, что и в МФЦА (английское право, отдельный суд, поддержка правительства и Нацбанка), но в итоге особых денег выделено не было, да и правительство не оказало поддержку. Просто никто не хотел создавать эту организацию. Я считаю, отсутствие поддержки и всеобщего участия - главная проблема этого проекта. В этот раз все наоборот. Есть политическое поле, приняты законы, есть мандаты и бюджет. Астана высказала полную, безоговорочную и всеобъемлющую поддержку МФЦА.

Кроме того это и приглашение всему казахстанскому бизнесу вместе строить систему новую финансовую реальность! 

Фото: Андрей Лунин

О будущем KASE

Здесь нет четких ограничений: можно две неработающих биржи иметь или одну, но фондовому рынку от этого не легче.

Мы пытались что-то поменять на KASE, почти 2 года вели переговоры с NASDAQ, но, к сожалению, не получилось. Иногда можно долго что-то реформировать и не получить результата, иногда проще создать с нуля.

В ДНК фондового рынка, который сегодня регулируется Нацбанком, заложена какая-то осторожность и перерегулированнось. Но мы не хотим прерывать этот эксперимент. На биржу приходят много талантливых руководителей и пытаются что-то сделать, это должно продолжаться. И если когда-то что-то получится у нас или у KASE, возможно, встанет вопрос о консолидации.

Мы сделали все для получения доверия МФЦА на международной арене - все будет основано на английском праве. Это будут делать те, кто уже делал это сделал в Дубае, Гонконге и Лондоне. Эти люди не будут на нас тренироваться, у них есть опыт в этом вопросе. Мы не будем ходить и убеждать кого-то прийти к нам на биржу: мы придем в глобальную сеть, где есть система, которой уже доверяют. Важно, что основная приватизация пройдет на площадке МФЦА.

Фото: Андрей Лунин

Сегодня KASE - это больше валютная биржа, денежный рынок для центрального банка. Но мы не хотим, чтобы были какие-то административные решения, мы за диалог и будем его продолжать.

Справедливости ради хочу отметить, что в первом указе создания МФЦА был переезд KASE. Но Нацбанк и KASE добровольно вышли из этого списка. Здесь каких-то претензий быть не может. Когда в Астане были холода, я понял, почему они не захотели переезжать.

«Кто придет на ваш островок счастья?»

После высказываний Кайрата Келимбетова о ДНК KASE не могла сдержаться находившаяся на мероприятии Алина Алдамберген.

Алина Алдамберген.
Фото: Андрей Лунин
Алина Алдамберген.

- Здесь несколько раз прозвучало, что ДНК биржи больной. Финансовый сектор - это сектор услуг. Банки и фондовая биржа имеют дело с тем бизнесом, который есть. МФЦА нацелен на будущее и закладывает правильную основу, но это можно сделать и в отечественной финансовой системе. Вопрос, смогут ли это вынести наши инвесторы и отечественный бизнес? Могут ли они эти требования выполнять? Если говорить о KASE, то не совсем справедливо утверждать, что мы только валютная биржа. Просто валюта – это один из наиболее ликвидных товаров. Сравнивать нас с биржами других стран тоже не совсем корректно, так как на них валюта не торгуется. Акции и облигации на нашей площадке торгуются ровно в том объеме, в котором предлагают бизнесмены для инвестирования. Сегодня на KASE созданы все условия, чтобы приходили отечественные и иностранные инвесторы. Если нужно улучшить условия для иностранных инвесторов, то можно сделать это и в рамках казахстанского права. Поэтому это не вопрос регулирования. На самом деле вопрос в том, хочет ли бизнес выходить на биржу и предложить долю своего бизнеса акционерам. Все зависит от того, будут ли готовы к этому бизнесмены. Готовы ли они размещаться в Казахстане и инвестировать в отечественные активы, - заметила она.

- Алина правильный вопрос затронула. Возможно, это ДНК экономики, но МФЦА – это попытка уйти от этого наследия. Есть KASE, она работает и должна продолжать функционировать. Но там нет торговли ценными бумагами. Пытаться что-то делать на KASE надо, но оставить попытки сделать что-то другое – это все равно, что опустить руки. Пусть эти две системы двигаются, меняются и развиваются параллельно. Мы не говорим, что вот, есть наш островок счастья, и все! – попытался парировать Кайрат Келимбетов.

- Кайрат Нематович, кто придет на ваш островок счастья? – озвучила еще раз основной вопрос глава KASE.

- Многие заинтересованы. Мы потом опубликуем списки, тех, кто придет к нам на биржу. У нас уже есть частные компании, которые IPO хотят на нашей площадке делать, - заверил Келимбетов. - В целом, как уже говорилось ранее, вопрос готовности инфраструктуры и регулятора для инвесторов и компаний очень важен. Именно поэтому МФЦА строит биржу с чистого лица.

Фото: Андрей Лунин

Про пенсионные активы

Было много обвинений в огосударствлении пенсионной системы и что это как-то повлияло на фондовый рынок. Прошло много лет, и чем больше времени проходит, тем откровеннее можно говорить. У нас все частные пенсионные фонды, кроме Накопительного пенсионного фонда Народного банка Казахстана, были в предбанкротном состоянии. Три или четыре фонд «Самрук-Казына» в свое время спас, но они все были в плохом состоянии, где-то был фрод, где-то просто какие-то проблемы с инвестиционными декларациями, политикой и так далее. Это была очередная «черная дыра». Мы просто тихо ее перекрыли.

Благодаря этому пул пенсионных денег сегодня сохранен. Мы обнаружили - 80% этих средств инвестировано внутри страны. Теперь минимум 50% должны быть инвестированы в зарубежные активы. Это возможности для управляющих компаний, которые могут предложить свои услуги. Сегодня роль государства в пенсионной системе гипертрофирована, но базово это шаг в правильном направлении. Президент сказал, что деньгами ЕНПФ надо управлять так же, как и средствами Нацфонда, а они у нас все за рубежом.

Фото: Андрей Лунин

Про банковский сектор

Когда-то наш банковский сектор был самым передовым на пространстве СНГ. У людей, которые там работали, горели глаза, и это был один из инновационных секторов. Но инновации не стоят на месте. Мы все видим, что в мире лицо финансового сектора изменилось до неузнаваемости. Традиционного банкинга, который в начале 90-х был передовым, не будет через 3-4 года.

Мы хотим создать площадку для специалистов, которые смогут это сделать, но если сами БВУ этого захотят. У них сегодня хорошие возможности и лоббистский опыт. И если они скажут, что еще рано, тогда мы сильно отстанем. Но у нас есть возможность сделать это всем вместе в МФЦА.

Некоторые из банков это понимают.  Мы дружим со Сбербанком и следим за их стратегией развития. Это очень инновационная структура, но даже они понимают, что им надо конкурировать с Силиконовой долиной, Китаем и т.д.

Фото: Андрей Лунин

Партнерами вечера выступили частный клуб Seven и один из старейших коньячных домов Martell.

Далее вечер продолжился уже в неформальной обстановке.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


обозреватель Forbes.kz

 

Статистика

6825
просмотра
 
 
Загрузка...