Юлия Валиахметова: Наша команда – наша гордость

Проекту Atameken Business Channel исполнился год. С чего все начиналось и что изменилось за год, Forbes.kz рассказала генеральный директор первого в Казахстане бизнес-телеканала Юлия Валиахметова

Юлия Валиахметова.
Фото: архив пресс-службы
Юлия Валиахметова.

23 мая 2016 на просторах Казнета появился никому неизвестный тогда интернет-канал Atameken Business Channel. Никто и не подозревал, что за год проект сильно разрастется и расширит свои границы от Казахстана до СНГ и ближнего зарубежья.

Юлия Николаевна, почему при создании телеканала решено было выбрать именно бизнес-направление, ведь, казалось бы, незанятых ниш много? И какими были первые маленькие шаги?

- Изучение медиарынка – это первое, с чего мы начали. В результате выяснили - мы живем в огромном информационном потоке, где сложно найти что-то необходимое и полезное именно нам. СМИ той формации, в которой они существуют сегодня, становятся менее актуальными и востребованными - печатные издания теряют тиражи, традиционное телевидение теряет популярность. Они просто отстают с информацией, их опережают информационные агентства. В век цифровизации и гаджетизации это, конечно, неудивительно, - люди стали более мобильными. Когда мы приходим домой вечером, мы не смотрим новости по телевизору, потому что мы уже все прочитали в интернете. Вечером мы хотим понимать, что нам делать дальше, как реагировать на ту или иную ситуацию или событие дня, но не находим ответов. О какой-то серьезной аналитике речи не идет. То есть СМИ у нас много, но они не идут в ногу со временем и не удовлетворяют потребностям современных потребителей.

И когда мы решили все-таки создавать свое СМИ, мы понимали, что оно должно быть другим - высокопрофессиональным, востребованным, мобильным, а самое главное, - нишевым, чтобы человек не терялся в информационном потоке, а был сфокусирован на чем-то одном, чтобы мог получать необходимую и полноценную информацию на одном ресурсе.

Почему выбрали именно бизнес-нишу? Мне кажется, эта необходимость назревала давно. Помимо того, что на казахстанском телерынке не было нишевых каналов, кроме музыкальных, формат других каналов представлялся нам достаточно абстрактным, размытым: он одновременно развлекательный и общественно-политический. А вот посвященного казахстанскому бизнесу полноценного и интересного контента не было. Никто не рассказывал об экономике, финансах, о предпринимательстве, которые активно развивались и развиваются последние 25 лет. Мы понимали, что нам есть, о чем рассказать, и тем более, что показать. А с учетом того, что к нашей стране есть огромный интерес со стороны инвесторов, создан ЕАЭС, работает таможенный союз, это нужно было кому-то делать.

Кроме того, сами казахстанские предприниматели не знали, что делается для развития отечественного бизнеса, какие программы помощи предлагаются, какие возможности есть. Мы захотели им об этом рассказать. А еще поставили себе задачу: популяризировать предпринимательство среди молодежи. За последние годы мы наблюдали картину, когда одиннадцатиклассники идут на экономистов, юристов, бухгалтеров, а потом сидят без работы. И это при том, что у них есть возможность заняться бизнесом, ни от кого не зависеть, иметь свободу и деньги. Вот, собственно, так и родилась наша концепция. Но прежде чем все это запустить, мы просмотрели и изучили такие онлайн - издания, как CNBC, Bloomberg, Fox Business, РБК и постарались перенять у них все самое лучшее и наложить это все на казахстанские реалии. А 23 мая 2016 мы уже запустили мультимедийный канал новостей бизнеса Atameken Business Channel.

Многие до сих пор не понимают, что это – портал, телевидение, интернет телевидение, может быть, информационное агентство?

- Мы называем это трехмерным СМИ, в котором есть все, от фото и видео до аудио и текста. 23 мая мы запустили мультимедийный портал и первыми на казахстанском рынке интегрировали туда телевидение, в итоге в Казахстане появилось такое понятие, как интернет-телевидение. До этого были попытки снимать какие-то программы и выкладывать их в интернет, но полноценного профессионального вещания до нас не было. Мы поставили себе задачу стать мобильными и оперативными, чтобы наша аудитория одним нажатием кнопки могла бы читать новости и тут же смотреть программы в интернет-телевидении. А сегодня мы уже появились в кабельном доступе. В этом и заключается трехмерность.

- С чего начиналось интернет-вещание и почему все-таки вы решили пойти в кабельные сети? Ведь многие телеканалы, наоборот, переходят из традиционных телевизоров в интернет, считая, что за ним будущее.

- Начинали с 4 часов вещания, причем это был прямой эфир, никакой записи или монтажа. На сегодняшний день мало кто работает в таком формате. Буквально за три месяца мы нарастили эфир до 9 часов. А потом стали замечать, что востребованность ресурса растет, нам стали звонить региональные каналы и просить контент, потом стали звонить предприниматели и узнавать почему нас нет, в телевидении. Оказывается, несмотря на то, что мы на хороших позициях по внедрению интернета в районах, все-таки остаются такие уголки, где еще традиционный телевизор очень популярен. И в августе мы подумали, что нам нужно присутствовать на всех контентных платформах, выйти в спутник и кабель. Мы поставили себе такую задачу, дооснастились дополнительным оборудованием буквально в течение трех месяцев, и уже 1 декабря наш сигнал подали на телекоммуникационный геостационарный спутник KazSat-3, посредством которого сегодня мы присутствуем в национальном телевещателе Otau TV, а у него 100-процентное покрытие по Казахстану. То есть нас смотрят сегодня все регионы. Кроме этого, мы присутствуем в пакетах всех крупных кабельных операторов, как ID TV, Alma TV, Аsia Cell. Мы продолжаем эту работу и заходим в маленькие города - в Темиртау, Рудный, Лисаковск, Жанаозен.

Из интернета мы не уходим, параллельно вещая на двух платформах. И, кстати говоря, интернет-телевидение пользуется огромной популярностью. Наш портал ежедневно посещает где-то порядка 55-57 тыс. уникальных пользователей, и еще 15 тыс. смотрят интернет телевидение. Что интересно, порядка 20% этого трафика идет с территории России. Благодаря тому, что мы есть в интернете, который доступен по всему миру, география нашего зрителя достаточно разнообразная – нас смотрят и в Великобритании, и в США. Недавно, например, нашему ведущему программы «Время говорить» Данилу Москаленко задали вопрос из Лос-Анджелеса в прямом эфире. Спутник и кабель просто добавили нам традиционное эфирное вещание.

В мае вы объявили, что выходите на российский рынок. Это достаточно серьезный шаг для казахстанского СМИ. Как вам это удалось?

- Верно. 3 мая, после двух недель теста, мы вышли на российский спутник «Ямал 401», принадлежащий ГазПромМедиа. На сегодняшний день ни один серьезный канал до этого не дошел. Были попытки, я сама была директором государственного телеканала, и мы работали над этим, но затея не увенчалась успехом. Россия просто так не пускает ни один телеканал на свой рынок, у них достаточно сложное законодательство в этой сфере. Притом, что российские СМИ у нас свободно вещают, казахстанские СМИ в России не присутствуют.

Нам удалось это сделать благодаря российскому партнеру, с которым мы работали по интеграции телевидения в интернет. В Казахстане, к сожалению, таких поставщиков не было. За этот год они видели качество нашего сигнала, эфира, картинки, и помогли осуществить эту задачу. Мы изучили несколько спутников, лучей, и взяли самый большой луч, который покрывает 95% территории России с 98% населения – от Калининграда до Владивостока. Он захватывает также территорию Казахстана. У нас в небольших населенных пунктах стоит очень много тарелок «ЯМАЛ» Более того, мы захватываем Восточную и Центральную Европу, Италию, Турцию, часть Афганистана, Ирак, Иран, все страны СНГ, всю Центральную Азию, Узбекистан, часть Монголии, часть Китая, СУАР, и даже Японию. Получается, если население Казахстана всего 17 млн, аудитория Atameken Business Channel за пределами страны доходит до 90 млн - это 30 млн домохозяйств, у которых стоит «тарелка». Одно домохозяйство - это минимум три человека. Причем мы находимся в бесплатном и популярном пакете вместе с ТНТ, Россией 24, НТВ и Рен ТВ.

Многие спрашивают, зачем нам это нужно, и будет ли это интересно россиянам. Уверена, будет. Помимо того, что нас объединяет огромная территория, граница более 7 тыс. километров, у России и Казахстана общая история, а также невероятные родственные и дружественные связи. Нас сегодня объединяет ЕАЭС, экономика и бизнес, но у наших бизнесменов, что у одной стороны, что у другой, однозначно, есть дефицит информации - как мы развиваемся, какое у нас законодательство, как зайти на рынок, как развивать, что есть и чего нет. Собственно говоря, думаю, вопросов много. И именно поэтому российскому зрителю это будет интересно. Скажу больше, мы уже получаем отклики, и несколько российских компаний уже хотят совместно с нами работать - это «Лаборатория Касперского» и крупнейшая в мире алюминиевая компания «РУСАЛ». Возможно, у нас появятся с ними какие-то совместные проекты и программы. Хочу отметить, что выход на российский рынок не поменяет сетку вещания, которая сегодня сохраняется в пропорции «50 на 50», то есть на казахском и русском языках.

Что касается казахоязычного контента, как оцениваете рынок специалистов?

- Есть нехватка экспертов в области деловой информации на казахском языке. Поначалу у нас был хаос в связи с этим, но, благодаря нашим ребятам, мы отработали этот момент, и у нас уже есть свои постоянные эксперты. Я очень надеюсь, что мы будем способствовать развитию деловой журналистики на государственном языке, развитию экспертов, что будет больше появляться новых лиц, грамотно подающих информацию на казахском языке о важных вещах в экономике. Мы должны понимать, что во многих регионах у нас все-таки государственный язык преобладает.

Сколько сегодня у вас человек в штате и по какому принципу набирали людей?

- 3 мая, когда мы открывались, нас было всего 37 человек. Сегодня нас уже 109, включая Астану и Алматы, и около 70 человек, которые помогают нам новостями из регионов. Наша гордость, что, собственно, и отличает нас от традиционного телевидения, это наши профессиональные эксперты. Их сегодня около 50, и они ведут отраслевые программы. Мы понимали: если уж мы говорим о бизнесе, о финансах, экономике, то об этом должны говорить те люди, которые в этом что-то понимают. Было непросто, но мы их нашли. Это устоявшиеся люди, которые работают в реальном секторе экономики, и которые стали лицами канала.

Традиционно экспертов приглашают в студию в качестве участников. У вас же они выступают сами в роли ведущих. Насколько это был серьезный вызов для вас и сложно ли работать с такими людьми и компаниями, например, с KASE?

- Я думаю, что для KASE это тоже было вызовом. Сначала мы запустили с ними еженедельную программу, которая рассказывала обо всех изменениях в течение недели, а сейчас появилась совместная ежедневная программа, где KASE рассказывает, как вел себя доллар, и делает прогноз на следующий день. Буквально на днях мы планируем запустить аналитическую программу с казахстанской фондовой биржей. То есть, сначала мы искали экспертов и рассказывали им, что хотим создать, но за год смогли завоевать доверие, и сейчас эти эксперты сами активно с нами сотрудничают, предлагают нам свои проекты.

Мы четко понимали, что должны уходить от практики «говорящих голов» на нашем телеканале. Мы хотим видеть в кадре исключительно профессионалов, мы учим их, как себя вести перед камерой, как читать текст, это все нарабатывается, но вот профессиональные навыки дорогого стоят. Могу сказать смело: наша команда – наша гордость.

Несмотря на то, что Atameken – бизнес-канал, наверняка, не весь контент посвящен финансовой аналитике и биржевым новостям.

- Первое, что хочется отметить, весь контент Atameken Business Channel эксклюзивный.  Мы ничего не покупаем, и, что важно, наш портал – не агрегатор новостей других ресурсов. Концертов, кино и сериалов вы у нас точно не найдете. Мы вещаем 24 часа в сутки 365 дней в году, без выходных и праздников. В основном о финансах, экономике, бизнесе. Каждые полчаса даем новости финансов, компаний, мира, спорта… В настоящее время у нас 62 тематические программы, это притом, что начинали с 6-7 проектов. И все их ведут приглашенные эксперты. Мы не хотим, чтобы наш зритель терялся в информационном потоке, поэтому не перегружаем его лишним.

Но, понимая, что любой бизнесмен – это человек, который, помимо того, что должен знать и получать информационную картину дня, информацию о котировках, что будет с долларом, покупать ему недвижимость или продавать, ходит еще в рестораны, посещает музеи, ездит в отпуск отдыхать. Мы проанализировали, и выяснили, что большая часть, почти 53% нашей аудитории – мужчины. Поэтому мы рассказываем им о спорте. Женщинам рассказываем о моде и стиле. Мы пишем о культуре, о гостиницах и ресторанах, никто нам этого не запрещает, но все это делается через призму финансов и экономики. Мы решили раздвинуть границы и сделали программу Business Look, где помогаем предпринимательницам моделировать свой образ, подбирать наряд на случай делового мероприятия, переговоров. Как правило, в программе задействованы казахстанские дизайнеры, то есть мы еще им помогаем, рассказываем об их бренде. Многие даже дарят одежду участникам этих программ.

В субботу и воскресенье – мы называем это «уикенд с Atameken Business Channel» - сетка более «легкая», это познавательные околофинансовые программы.

Есть у вас программа «Рашев show». Мнения по поводу нее были разные, но, насколько мне известно, популярность ее настолько выросла, что многие бизнесмены и политики сами просятся.

- Это одна из самых популярных программ, она набирает наибольшее количество просмотров в сети, порядка 100 тыс. за программу. Очень много комментариев, все разные, двух одинаковых мнений не бывает, сами знаете. Кто-то сравнивает ее с «Ургант show», которое, кстати, тоже взято из западного телевидения. Я не могу сказать, что мы на кого или на что-то похожи. Мы пытались создать программу, чтобы приглашать известных людей, бизнесменов, которые бы делились своим успехом. А так как это воскресная, дружеская обстановка, она предполагает чашку кофе и джаз-банд. Собственно говоря, от этого  и родилась концепция. Несмотря на многие мнения, в эту программу хотят попасть довольно известные люди, многие готовы даже заплатить деньги. Но мы эту программу не продаем, так как дорожим рейтингом и популярностью, а также трепетно относимся ко всем героям. Сам канал развивается как бизнес-модель, но есть какие-то вещи, как новости и такие программы, которые нам очень важны, другим словом, это наша репутация.

А как вы относитесь к тому, что ваш канал часто сравнивают с российским РБК?

- Думаю, это не самое плохое сравнение. РБК занимает первую строчку в рейтинге всех нишевых каналов России. Поэтому, я бы сказала, это даже хорошо. Но скажу, что на РБК мы меньше всего ориентировались – но больше на CNBC, Bloomberg. А с РБК нас сравнивают, потому что он достаточно долгое время присутствовал в пакетах наших кабельных операторов. Но мы другие, и оформление другое, и программы у нас другие.

Юлия Николаевна, как вам удается успешно вести огромное и серьезное дело в жестоком мире бизнеса и конкуренции?  Огромная компания наверняка требует вклада огромных усилий, времени и нервов.

- Говорят, с телевидения не уходишь, если приходишь в него однажды. Первое образование у меня - высшее музыкальное. Я с отличием закончила музыкальный факультет и даже год была преподавателем. Телевидение, можно сказать, само ворвалось в мою жизнь, когда я поступила в Московский институт телевидения. Скажу честно, это было непросто и даже неожиданно для меня. Я давно хотела уехать в Москву, это была моя мечта, и, закончив все свои дела, я поехала поступать на звукорежиссера во ВГИК. Но я приехала поздно, в июле, вступительные экзамены прошли. Я понимала, что другого шанса приехать в Москву у меня не будет, родители не пустят, да и с деньгами была проблема, все-таки год какой. Понимала, что всеми силами должна поступить, и мне случайно попалась на глаза газета с объявлением: в институте телевидения набирают студентов. Я со своим красным дипломом пошла и поступила на факультет телевидения. И вот 17 лет я работаю на ТВ.

Я поднималась по самым маленьким ступенькам, начинала с корреспондента и выросла до редактора, потом стала шеф-редактором, руководила всей информационно-аналитической службой, потом стала директором государственного телеканала, где набралась опыта. Я считаю, что это плюс, когда ты знаешь весь процесс и тебе не нужно объяснять, как оптимизировать, сколько сил затрачивается на тот или иной процесс, на съемку сюжета, на то, как сделать программу, и как сделать ее лучше. Я знаю весь производственный процесс, и мне очень легко работать с журналистами.

Что такое телевидение? Это, когда у тебя нет графика с 9 до 6, нет выходных и праздников, но есть драйв, которым ты живешь. Конечно, ты в любом случае находишь время для семьи. Но работа - это часть нашей жизни.

У меня мама недавно лежала в больнице, и я посмотрела, как работают врачи. Я думала, что я с утра до вечера работаю, но в одном отделении заведующая одна три раза в день оперирует, да еще по ночам экстренно ее вызывают. Вот у нее я бы хотела спросить: «Когда у тебя есть время, чтобы побыть с семьей?». На самом деле много таких профессий в жизни нашей, когда не работаешь, а живешь своим делом. Но профессия журналиста все равно самая интересная. Она позволяет увидеть все и побывать везде, конечно, если ты квалифицированный журналист. Я, например, в своей жизни где только не была, записала около 50 интервью с известными политиками, с бывшим президентом Грузии Эдуардом Шеварднадзе, с экс-президентом Израиля Шимоном Пересом, президентом Турции Сулейманом Демирелем, которых уже нет в живых. В моей копилке три интервью с президентом Нурсултаном Назарбаевым; были различные съемки, даже спускалась в шахты.

Профессионализм – ваш и вашей команды – был отмечен статуэткой первой национальной телевизионной премии «Тумар». Что это значит для вас?

- Это важная награда для нас, ставшая неожиданным и приятным сюрпризом. Так получилась, что премия была организована как раз в момент запуска и первого года работы нашего телеканала. Это стало для нас самой высокой оценкой. Премии «Тумар» и «Уркер» - это реальный стимул для казахстанских журналистов. Это никакие не деньги, не гранты, это круче - признание тебя лучшим. Это дорогого стоит для любого профессионала.

Подводя итоги года и проделанной работы, что можете отметить? С какими трудностями пришлось столкнуться?

- Все развивалось гигантскими шагами. Штат увеличился за год в три раза, компания из маленького ресурса выросла до огромных размеров. Когда начинали, мы не планировали выход на кабельное и спутниковое вещание, тем более, не мечтали о выходе на «ЯМАЛ». Мы же понимали: чтобы выйти в кабель и спутник, нужно много оборудования и людей. Но это случилось.

На днях мы делаем еще один важный шаг - выходим в формат HD. Все западные и российские телеканалы уже давно представляют пользователю вещание в таком формате. Мы, к примеру, вещаем в этом формате в интернете, и российский зритель получает нас в формате HD. Но до казахстанского зрителя это еще не дошло. Сейчас у крупных кабельных операторов, как у ID TV и Алма TV, появилась возможность забирать наш сигнал в формате HD, поэтому мы уже на этой неделе появимся с этим значком. Это гораздо большее количество пикселей, другое разрешение, а, значит, и качественная картинка.

Наверное, единственная трудность, с которой мы столкнулись, это профессиональные журналистские кадры. Не было ажиотажа, никто не бежал к нам и не кричал: «Да, мы хотим идти в Atameken Business Channel». Вокруг миллион компаний создается, и мы – какая-то очередная. Кто уйдет с насиженных мест, тем более в непонятный период для страны? Понятное дело, что многие выбирали стабильность где-то в других местах.

Первыми к нам пришли те уже состоявшиеся журналисты, которые хотели снова почувствовать драйв, которые засиделись на своих местах, застоялись и хотели испытать себя, получить новый вызов, новую мотивацию. И шли совсем зеленые, молодые кадры. И когда нужно было запускаться, не скрою, был такой хаос. Первые три месяца мы понимали, что часть коллектива – не те люди. А для компании это самый первый пункт. Естественным образом проходил реальный отсев, многие сами уходили, потому что не понимали, что не справлялись с теми задачами, которые ставили перед ними главные редактора, шеф-редактора, генеральные продюсеры.

Сейчас тот костяк, который есть – это люди, которых я называю «360»: они все понимают, все умеют, и мы ими очень дорожим. И я очень надеюсь, что они останутся с нами и дальше.

Плюс, перед нами ставились задачи - постоянно идти вперед. Но, наверное, это тоже хорошо, потому что мы заставляли себя двигаться, развиваться, не давали расслабляться никому. Благодаря такой работе за год мы вышли на значительные позиции - портал занимает вторую строчку среди деловых СМИ в Казахстане, а телеканал находится на третьем месте среди всех телеканалов по цитируемости в интернете, по популярности. Это значительный шаг вперед, но мы на этом не останавливаемся, впереди еще много задач. Мы иногда говорим себе, что вот сейчас надо чуть-чуть притормозить, посмотреть, переосмыслить, и дальше уже четко двигаться по выбранной стратегии. Я надеюсь, нам это удастся сделать.  

Алина Альбекова 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5813 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
16 февраля родились
Именинников сегодня нет
Самые высокооплачиваемые диджеи мира

Все цифры отражают доходы за период с июня 2017 по июнь 2018 года до вычета налогов

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить