Рахим Ошакбаев: Как сделать информпространство Казахстана самодостаточным?

Авторская передача Рахима Ошакбаева на государственном телеканале «Хабар 24» существует уже более 2,5 лет, достаточно продолжительное время по меркам казахстанского телевидения

Программа выходит в прямом эфире в вечернем прайм-тайме в середине рабочей недели. Ведет её не профессиональный тележурналист, а экономист. За выпущенные около 140 эфиров в жанре общественно значимого ток-шоу в студии «Хабар 24» побывали многие казахстанские публичные эксперты, общественные деятели, министры и другие высокопоставленные чиновники. Спектр тем варьировался от глобальной политики и экономики до казахстанской культурологии, и каждая тема при этом совершенно точно была наиболее актуальной на момент эфира.

Мы поговорили с автором передачи Рахимом Ошакбаевым о том, чего не хватает казахстанскому информационному пространству.

Исходя из вашего опыта телеведущего и учитывая ваше активное присутствие в соцсетях, скажите, где отклик больше, какая из площадок сейчас эффективнее?

- Я бы сказал, что сейчас идет трансформация как каналов подачи информации, так и форматов. И каждый классический телеканал в мире пытается встроиться в эти изменения: размещают эфиры в YouTube, Facebook, делают промо в Instagram и Tik Tok, ведет каналы в Telegram и так далее.

Вместе с тем очевидно, что сейчас происходит невероятно высокая конкуренция за внимание потребителей. Сейчас каждый может мгновенно генерировать контент и получать доступ к миллионным аудиториям через социальные сети. И эта конкуренция не только СМИ против новых медиа, а конкуренция между профессиональной журналистикой и непрофессиональным производством развлекательного контента. И профессиональная журналистика давно потеряла свою монополию и становится нишевой, уступая блогерству. И это неизбежно, это нормально.

Потому что, если конкурировать за количество зрителей и просмотров, то эта конкуренция неизбежно приводит к максимальной примитивизации контента. Можно, конечно, пытаться добавлять элементы инфотеймента, но простор невелик, если хочешь остаться в журналистике, так как дальше уже начинается блогерство.

Недавно Александр Суслов, преподаватель Высшей школы экономики, привел интересный анализ российского ютуб-пространства, который показывает результаты конкуренции за массового зрителя. Цитирую: «Например, самый популярный ютубер в России – это, оказывается, вовсе не Юрий Дудь: 8,5 млн подписчиков – хороший показатель, но не то чтобы великий; не Навальный (4,5 млн); переехавший на платформу Леонид Парфенов может и вовсе считаться нишевым блогером (меньше 1 млн подписчиков). Тот же Владимир Соловьев по своей влиятельности примерно равен человеку по нику Орк-подкастер.

Истинный номер один в русском ютубе – Влад Бумага, он же Влад А4. 26,9 млн подписчиков. В два раза больше, чем у ютуб-канала НТВ. Влад в основном делает челленджи: например, надо вслепую выбрать приправу к еде и заснять на видео поедание овсяной каши с фасолью или банана с майонезом. Эфиры под названием типа «15 способов пронести сладости в кинотеатр» легко набирают порядка 14 млн просмотров».

Если говорить про казахстанское инфополе, то конечно, когда смотришь на выпуски казахстанских блогеров на YouTube с названиями типа «Как Казахстан снова облажался на весь мир» и видишь сотни тысяч просмотров недоказательного контента с обывательскими рассуждениями на очередную хайповую тему, который, скорее всего, сделали на коленке полтора человека за пару часов, то, на первый взгляд, обидно. Для примера, наша передача «Ошакбаев.LIVE» согласно метрикам «пиплметр» имеет охват во время самого популярного эфира порядка 70-80 тысяч зрителей по стране.

Однако понимаешь, что у каждого товара – свой купец. У каждого своя аудитория. Поэтому профессиональному телевидению бессмысленно гоняться за массовыми просмотрами. Нужно быть интересными для своей аудитории, которая имеет предел, и заниматься развитием этой аудитории, дать ей уникальные новые знания, стимулировать дискуссию. Идти вглубь, повышать качество, таргетировать не столько количество, сколько показатель возврата зрителя. Для меня лично один из важных критериев – спровоцировал ли наш эфир дискуссию, обратную связь. И аудитория у такого контента пусть не миллионная, но она самая качественная. И работа для такой взыскательной аудитории очень вдохновляет.

Давайте более подробно поговорим о казахстанском информационном пространстве. Под конец года случился скандал с высказыванием российского депутата Никонова на ток-шоу «Большая игра». Наш ответ на ток-шоу «Большая неделя» получился так себе, вы не считаете?

- Высказывания российских депутатов возмутительны. Последовала абсолютно адекватная официальная реакция со стороны МИД. В части реакции медиа и соцсетей этот кейс, наверное, отчетливо показал объектные возможности нашего информационного пространства рефлексировать и отвечать на информационные атаки извне. То, что рефлексию попробовали сделать на главном ток-шоу страны на госканале на такую исключительно чувствительную тему – уже вызывает уважение и показывает, как качественно поменялся контент на «Хабаре».

Можно, конечно, критиковать ведущего Дмитрия Олейникова за то, что он перебивал российского спикера Максима Шевченко, других спикеров – но важно понимать, что он ведущий прямого эфира на государственном канале. И статус госканала очень обязывает, он не мог допустить в эфире акцентированной критики руководства России, которая, несмотря на неприемлемые высказывания депутатов, остается нашим союзником.

Статус госканала подразумевает, что то, что озвучивается в эфире, есть в некоторой степени позиция государственных органов власти. И это бы дальше эскалировало перепалку, разогревало бы конфликт. Поэтому, как говорится, «не стреляйте в тапера, он играет как может». Ведущий делал свою работу. Конечно, наверное, было ошибкой звать в прямой эфир госканала российского оппозиционного к власти журналиста, можно было предвидеть, что он будет критиковать Путина. Максима Шевченко затем приглашали на казахстанские YouTube-каналы, на которых он смотрелся органично и мог высказаться. И там его точка зрения была услышана, во многом поддержана казахстанской аудиторией, и это не разогрело конфликт, а наоборот, успокоило его.

Какие выводы нам нужно сделать?

- Нам нужно не бояться и дальше пытаться делать ток-шоу в прямом эфире. Максимально развивать этот жанр. Люди нуждаются в публичной дискуссии. Она показывает зрителям, какие есть точки зрения на обсуждаемые темы у погруженных в тематику специалистов, как они, являясь лидерами общественного мнения, относятся к вещам, какую причинно-следственную связь они видят. Раньше одним из самых заметных ток-шоу был «Открытый диалог» с покойным Нурланом Еримбетовым и его интересный формат «АйтПарк». Его уход стал невосполнимой потерей для казахстанской тележурналистики.

Но сейчас уже есть хорошие программы – на YouTube политолог Газиз Абишев делает регулярные эфиры «Некурултай» хорошего качества. На 7 канале появилось ежедневное ток-шоу «Самое время» Александра Журавлева. На КТК прошли достаточно интересные дебаты в прямом эфире между политическими партиями. Нам нужно самим стараться генерировать хотя бы локальные смыслы, стараться быть самодостаточными и в меньшей мере копировать коллег из соседних стран с более развитым и профессиональным медийным пространством. Мы видим, что многие казахстанские журналисты вольно или невольно копируют своих российских коллег, даже по манере и тону подачи, либо же ведение эфиров слишком самобытно и выглядит провинциально. Но результат – это производная от количества попыток. Поэтому нужно пытаться и пытаться делать качественные ток-шоу.

В заключение скажите, кто для вас является примером из тележурналистов вашего жанра? Кто является для вас примером в жанре ток-шоу?

- Это Фарид Закария, его авторская программа GPS на CNN. Он для меня один из самых влиятельных политических аналитиков в США, его эфиры очень интеллектуальны. Хасан Минхаж с его инфотеймент-стендап-шоу «Патриотический акт» на Netflix. Думаю, что Хасан Минхаж – сейчас это один из самых передовых примеров, как нужно подавать информацию для миллениалов и зумеров. Совершенно уникальный формат – смесь комедийного стендап-шоу с журналистским расследованием. Смотрится на одном дыхании, очень рекомендую. Некоторые эфиры я считаю шедеврами журналистики, пересматривал несколько раз. Например, эфир «Two sides of Canada», где он делает «прожарку» политики премьер-министра Канады Джастина Трюдо и выводит его из себя во время интервью. Некоторые его эфиры вызывают огромный резонанс, например о выборах в Индии. После его эфира о ситуации со студенческими кредитами были проведены слушания в сенате США, куда его пригласили выступить.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7412 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Айдын Аимбетов: Я готовился шесть лет, чтобы полететь в космос Смотреть на Youtube