Мухтар Джакишев – о том, где должна располагаться АЭС в Казахстане

Экс-глава «Казатомпрома» – о том, почему стране нужна атомная электростанция

Мухтар Джакишев и Арманжан Байтасов
ФОТО: © instagram.com/armanzhan/
Мухтар Джакишев и Арманжан Байтасов

Бизнесмен и издатель Forbes в Казахстане и Грузии Арманжан Байтасов подготовил новый выпуск для своего YouTube-канале Baitassov Live с бывшим руководителем национальной компании «Казатомпром» Мухтаром Джакишевым. Интервью посвящено проблеме атомной энергетики и заявлению главы государства о том, что страна нуждается в атомной электростанции.

Мухтар Джакишев в начале беседы сразу же отметил, что он является атомным промышленником, а не атомным энергетиком, и не может досконально знать все нюансы энергетики. Тем более что он более десяти лет провел в тюремном заключении, и часть информации, которой он владеет, возможно, немного устарела. При этом он добавил, что по роду своей предыдущей работы в «Казатомпроме» ему часто приходилось вникать в сферу атомной энергетики, участвуя в разных совещаниях и просто беседах со своими коллегами, партнерами и специалистами. Поэтому он может поделиться с аудиторией той информацией, которой владеет.

Арманжан Байтасов спросил у своего гостя о том, почему же Касым-Жомарт Токаев в своем последнем послании заявил о необходимости строительства атомной электростанции в Казахстане.

– Это вопрос здравого смысла и необходимости. Как вы знаете, мир стоит на пороге глобальных климатических изменений, вызванных в первую очередь выбросом СО2. Мы уже не можем бездумно эксплуатировать источники энергии, которые загрязняют атмосферу планеты. Поэтому страны Запада разработали так называемый углеродный налог. Он будет пропорционально взиматься с экспортной продукции в зависимости от того, какую долю в промышленности и энергетике занимают предприятия, работающие на грязном топливе: угле, газе и прочих нефтяных продуктах. Чем выше эта доля, тем выше будет этот налог на товары, которые будут ввозиться, например, в ЕС. Этот налог будет введен уже с 2023 года и он будет касаться также и поставок природных ресурсов: алюминия, меди и так далее. Вполне вероятно, что через некоторое время этот налог затронет и нефть, и газ – никто не сможет дать гарантий на то, что это правило не ужесточат. Для Казахстана, экономика которого как раз таки построена в основном на экспорте природных ресурсов, в первую очередь углеродных, этот налог будет иметь очень серьезные последствия – мы будем терять при экспорте значительные суммы. Тем более что практически весь наш энергетический комплекс основан как раз таки на станциях, добывающих энергию из грязного топлива. К чистым источникам энергии можно отнести гидроэлектростанции, которых у нас относительно немного, и они занимают небольшую долю в нашей системе, а также так называемые альтернативные или возобновляемые источники энергии (ВИЭ) – ветряные и солнечные электростанции, доля которых еще меньше. Так что нам сегодня жизненно необходимо вводить в строй чистые источники энергии, но на одних ВИЭ свою энергосистему не построишь, – рассказал Мухтар Джакишев.

Он объяснил, что главным минусом ВИЭ является их зависимость от природы – они не работают, когда нет солнца или ветра. Недостатком тех же солнечных панелей является то, что они перестают работать стабильно с наступлением темного времени суток (а с осени по весну дни становятся короче), в то время как в вечернее время на энергосистему как раз и выпадает основная нагрузка – люди приходят с работы домой и активно пользуются электричеством.

– Энергетики не согласятся повышать долю ВИЭ в общей энергосистеме выше определенного уровня (не могу назвать точную цифру), потому что они нестабильны. Что будет, если вдруг солнце пропадет на несколько дней? Как рассчитывать на то, на что ты практически не можешь повлиять? Люди не могут остаться без электричества. Но здесь можно сделать один умный тактический ход. Недавно я начал углубляться в тему майнинга и криптовалюты. Так вот, майнинг сегодня называют одной из причин, из-за которой в скором времени Казахстан начнет испытывать дефицит электроэнергии – мы все знаем, что майнинговые фермы потребляют колоссальное количество энергии. Казахстан сегодня входит в топ трех-четырех стран по добыче криптовалют, и, судя по последним действиям, правительство возлагает на эту индустрию определенные надежды. Так вот, мы можем строить ВИЭ только для майнинговых ферм, которые будут располагаться возле этих станций. Те же солнечные панели майнеры могут использовать днем, вечером потреблять энергию из резервных аккумуляторных станций, а в ночное время, когда нагрузка на электросети значительно сокращается, переходить на поставки электричества от ТЭС. Это выгодно и майнерам, и нашим энергетикам, которые фактически круглосуточно могут продавать электроэнергию. Таким образом, мы действительно повысим наши энергетические мощности, избавимся от дефицита, а также повысим долю производства чистой энергии, что также хорошо будет выглядеть перед странами ЕС и позволит нам несколько снизить налог на наши товары. При этом в общую энергосистему ВИЭ включать не будем, – подчеркнул экс-руководитель «Казатомпрома».

Спикер заявил, что Казахстану сегодня в любом случае надо задумываться о срочном строительстве и вводе мощных электростанций, поскольку ресурс старых постепенно изнашивается.

По его словам, нашей стране в наследство от СССР досталось солидное количество разных электростанций, благодаря чему республика долгое время не испытывала проблем с дефицитом электроэнергии.

– В советский период в стране было построено множество угольных станций, входящих в так называемых два энергетических кольца. Первое было расположено на севере республики, которое обеспечивало энергией северную часть страны, а также юг РСФСР (Сибирь, Урал), а также южное кольцо, которое в том числе было рассчитано и на обеспечение электроэнергией и южных центральноазиатских республик. При необходимости через электросети мы поставляли туда энергию. После развала СССР мы связали между собой эти кольца, чтобы перебрасывать избыток с севера страны на юг, изначально по одной линии, затем KEGOC ввел и резервную линию – это произошло как раз перед моим арестом. Таким образом, мы создали единую сеть и фактически у нас появились избыточные электромощности. И мы до сих пор пользуемся этим наследием. Но проблема заключается в том, что большинству этих станций минимум по 40–50 лет, в то время как эксплуатационный ресурс угольной станции рассчитан на 25 лет. А нашей независимости сегодня уже 30 лет. Да, за эти годы они были в той или иной степени модернизированы, отремонтированы. И теперь возникает такая ситуация, что до определенного времени мы были энергоизбыточны, теперь же подходим к предельному порогу наших мощностей, плюс к этому накладывается устаревание станций. И что нам теперь строить? Угольные? Но тогда мы начинаем попадать под карбоновый налог. что становится абсолютно финансово невыгодно. Мы уже не говорим про фактор экологии. Строить альтернативные источники энергии вроде солнечных и ветровых? Но их нельзя включать в зарезервированные мощности, поскольку они не гарантированы. Так что выход из энергетического кризиса у нас сегодня только один – переходить на атомную энергетику, – заверил собеседник.

Он также прокомментировал ситуацию с вопросом места строительства атомной электростанции. В разных источниках часто указывается якобы уже определенная точка дислокации АЭС – в районе Балхаша.

– Вопрос о том, где должна быть расположена атомная станция, нужно задавать не атомщикам, а энергетикам. У нас есть электроизбыточный север и электродефицитный юг, связанные между собой, как я уже говорил, двумя транзитными линиями электропередач. В свое время мне в KEGOC рассказывали, что потеря энергии на этих линиях достигает 50%. То есть мы теряем половину электричества при его передаче с севера страны на юг. Чтобы быть спокойными, что юг страны у нас не останется без электричества в случае ЧП и не начнутся веерные отключения, необходим поддерживающий источник. И этот поддерживающий источник должен стоять между севером страны и югом – ровно посередине. Этот вопрос рассматривался еще в советское время, когда строили единую энергосистему со всеми республиками. По-моему, тогда как раз впервые и прозвучала идея о строительстве атомной электростанции в поселке Улкен на Балхаше. С развалом Союза эти разговоры прекратились, потом, уже в независимом Казахстане, появилась идея о строительстве угольной электростанции на том же месте. Но проблема здесь заключается в том, что питать эту электростанцию должен уголь из Экибастуза. А он имеет огромную выработку золы. И при местных ветрах все эти золоотвалы просто бы раздуло по всему региону, и мы бы получили катастрофическое загрязнение экологии. А если ставить атомные электростанции, то это уже другой вопрос – они абсолютно экологически чистые. Но все ли имеющиеся виды АЭС подойдут для строительства на Балхаше? – задался вопросом Мухтар Джакишев.

Об этом и многом другом более подробно смотрите в новом выпуске Baitassov Live.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
98073 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
30 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить