Арманжан Байтасов: Мы уверены в своей правоте

4 апреля Медеуский районный суд Алматы вынес решение о взыскании с Forbes.kz, Ratel.kz и журналистов этих изданий 50,2 млн тенге в пользу бывшего министра Зейнуллы Какимжанова и его сына Ильхалида. Решение суда прокомментировал издатель Forbes Kazakhstan Арманжан Байтасов

Арманжан Байтасов.
Арманжан Байтасов.

Напомним, Зейнулла Какимжанов, его сын Ильхалид, а также подконтрольные им компании АО «К-Дорстрой», ТОО «Фирма «Автодорсервис» и топ-менеджеры этих компаний обратились в Медеуский районный суд Алматы с исками о защите чести, достоинства и деловой репутации к Forbes.kz, Ratel.kz и журналистам этих изданий.

Истцы пытаются оспорить ряд публикаций, в которых рассказывалось, как бывший министр госдоходов Какимжанов вступил в конфликт с партнером своего сына по товариществу «Автодорсервис». Участниками конфликта высказывались предположения о рейдерском захвате предприятия. Какимжановы посчитали, что факты, изложенные в публикациях, не соответствуют действительности, и выдвинули иски против названных СМИ. В исках они просили суд удалить публикации с сайтов, опровергнуть сведения и взыскать с журналистов десятки миллионов тенге. Суд полностью удовлетворил иск Какимжановых во время закрытого процесса. Впереди еще несколько процессов.

F: Арманжан Мерекеевич, каково ваше мнение по поводу решения судьи Медеуского районного суда Тимура Жумамуратова?

- Решение суда, конечно, было ожидаемым и не стало для меня новостью. Ничего не утверждаю, но нам показалось, что суд изначально имеет какое-то свое видение по исходу дела.

F: На что вы обратили внимание?

- Процесс был завершен в рекордные сроки, складывалось впечатление, что судья Жумамуратов зачем-то торопился: если сторонам необходимо было знакомиться с новыми обстоятельствами дела или с принятыми ходатайствами, то слушания переносились чуть ли не на следующий день. Хотя, конечно, может быть, я ошибаюсь по поводу спешки.

Могу сказать, что журналистские расследования – это большой серьезный труд, который требует сбора огромного числа документов. Это поиск аффилированности того или иного лица с компаниями, выявление подконтрольности активов и многое другое. На основании документов делаются определенные выводы, которые затем снова проверяются. Мы как журналисты не имеем своего мнения в материале, мы – «упаковщики» фактов, которые находим, собираем.

Наша сторона предоставила суду все необходимые документы: выписки с e-gov, документы надзорных органов, контролирующих организаций, переписку между властью, компаниями и другие официальные бумаги. Суд счел, что нам необходимо опровергнуть данные, полученные от официальных государственных органов. У нас нет слов. Уверен, что вышестоящие суды помогут найти нам эти слова.

Дело в другом – от нас требуют удалить эти материалы! А вот это уже совсем другое дело. То есть не опровергнуть какие-то отдельные моменты, а удалить материалы целиком. Безусловно, мы прекрасно понимаем стремление Какимжанова предать забвению те факты, о которых писали мы и наши коллеги из Ratel.kz.

F: Есть уверенность в своей правоте?

- Forbes – это не только бренд, но и западные бизнес-процессы, а также стандарты, которые мы используем в работе, при подготовке материалов. Мы опираемся на открытые источники, внимательно проверяем документы, в нашем штате работают отличные аналитики.

Более того, я давно знаю Марата Асипова, Геннадия Бендицкого, Сапу Мекебаева. И могу сказать, что это профессионалы высочайшего класса, которые внимательно относятся к каждой строчке, выходящей из-под их пера. Они давно работают в масс-медиа и занимаются темами, за которые возьмется не каждый журналист. Это профессионалы с большим стажем, знающие наши реалии. Я могу сказать, что и у них отношение к информации и её интерпретации очень серьезное.

F: Как вы думаете, что вынудило Зейнуллу Какимжанова обратиться в суд?

- Мне трудно понять, зачем Какимжанову судиться и что он хочет доказать в суде. Факты, озвученные нами, проверены, уголовные дела, о которых мы пишем, нами не выдуманы; проблемы со своими акционерами и партнёрами, которые есть у Какимжанова,  – тоже не наши домыслы, а реальный факт; качество взлётно-посадочной полосы в Уральске вызывает сомнения не только у нас; арестованные сотрудники его компаний – тоже правда. Что мы должны опровергать? Может быть, нам тогда из суда выдадут какой-то точный текст, который мы опубликуем? Но только такой, чтобы потом на нас в суд уже не подали другие люди, другие организации.

Утопия, конечно, но, я хотел бы пригласить на работу в Forbes судью Жумамуратова. Пусть он у нас ведет журналистские расследования, ведь он так быстро справился со своей работой, так хорошо всё исследовал, всех расспросил и вынес свой вердикт. А что, если судья ошибается? А что, если он плохо ознакомился с делом? Но он так просто накидывает журналистам 50 миллионов тенге, словно это какой-то пустяк. В редакциях, между прочим, работают люди, получают зарплаты, платят налоги. Издатели СМИ создали дело, создали рабочие места, а что создал судья Жумамуратов? Не знаком с судьей лично, но очень бы хотел спросить у него: до конца ли он осознаёт, что делает? Ведь такие суммы могут раздавить СМИ. До конца ли он уверен в своей справедливости? Ведь если он ошибается, то недоверие к судебной власти влечет за собой недоверие к самому государству. Если судья так уверен был в своей справедливости, то почему сделал этот процесс закрытым?

Мне даже немного жаль Какимжанова: его победа в суде ничего ему не даст, факты, изложенные нами, - это правда. Ему нужно решать свои проблемы, при чем здесь суд с журналистами? Суд же не уладит его дела с партнёрами, с работниками, с контролирующими органами. А если наши деньги ему нужны для того, чтобы залатать дыры на взлётно-посадочной полосе аэропорта Уральска, то, может, и стоит ему их заплатить, главное чтобы не случилось никаких инцидентов и да, надо проследить, чтобы было целевое использование средств.

 

F: Вы так спокойно про это говорите. Вы что, совсем не переживаете по поводу решения суда?

- Нет. Правда на нашей стороне.

F: Кстати, об этом. Судья Тимур Жумамуратов принял невероятное решение, сделав процесс закрытым, хотя оснований для этого по сути не было: на суде не рассматривались документы, связанные с государственной тайной, не было несовершеннолетних и так далее. Были лишь претензии гражданина Какимжанова и его сына к другим физлицам и СМИ… Есть ли у вас мнение по этому поводу?

- Я сейчас отвечаю на этот вопрос, а имею ли я право вообще говорить или даже думать об этом? С самого начала судебного процесса судья Жумамуратов запретил Forbes.kz, Александру Воротилову, Ratel.kz не только писать об этом деле, сделав процесс закрытым, но и делать какие-либо публикации в социальных сетях в личных и редакционных аккаунтах. Мы не могли освещать процесс, говорить что-то о подконтрольных Какимжанову компаниях. Следуя логике судьи Жумамуратова, можно было бы запретить нам думать о Какимжанове, обсуждать его с нашими юристами.

Обычный гражданский процесс сделали закрытым. Хотя на суде не рассматривались дела о государственной измене, об изнасиловании или других подобных вещах.

F: Будет ли издание оспаривать решение судьи Жумамуратова?

- В настоящее время мы не получили на руки решение суда, а слышали только, как его зачитал судья Жумамуратов. Мы не согласны с тем, что зачитал нам судья, и поэтому, разумеется, продолжим борьбу, и будем оспаривать это решение. Мы уверены в своей правоте и не оставим это дело просто так. Мы считаем, что, вынесенное решение суда – это нарушение наших конституционных прав, и оно направлено против свободы слова.

F: Процесс «Какимжанов против журналистов» не закончен: впереди рассмотрение в суде ещё двух исков. Претензии к СМИ есть у подконтрольных Зейнулле Какимжанову ТОО «Автодорсервис» и АО «К-Дорстрой» - эти компании защищают свою деловую репутацию. Кстати, не так давно заместителя генерального директора «К-Дорстрой» арестовали за взятку… Есть ли у вас какие-то ожидания по поводу исхода этих процессов? «Автодорсервис», к примеру, требует взыскать с обеих редакций в общей сложности более 72 млн тенге.

- Арест топ-менеджера АО «К-Дорстрой» еще раз показал, какую деловую репутацию защищают наши оппоненты. Да, на нас продолжают подавать в суд, и все по одному и тому же делу. Я думаю, что и суммы исков могут вырасти. Какие ожидания у нас по другим судам? Думаю, что решения будут похожими. Но мы будем подавать апелляции.

F: Республиканские СМИ, общественность обратили внимание на этот процесс. Вы чувствуете поддержку с их стороны?

- Мы чувствуем поддержку коллег, многие звонят, предлагают помощь. Персонаж, с которым мы судимся, хорошо известен бизнес-сообществу и сотрудникам СМИ, тут ничего объяснять не нужно. Друзья, хочу выразить всем и каждому слова благодарности за поддержку.

F: Вы лично, Forbes Kazakhstan, сайт Forbes.kz неоднократно поднимали тему необходимости реформирования судебной системы в Казахстане, и вот сейчас сами столкнулись с проявлениями правового беспредела. Что это: коррупция, непрофессионализм или простое наплевательство? И как бороться с этим?

- Я считаю, что несправедливая судебная система – это прямая угроза национальной безопасности, угроза независимости государства. Что происходит, когда суд выносит уже подготовленное решение? У людей появляется апатия, недоверие к одной из ветвей власти. Это не ведет ни к чему хорошему, ведь граждане перестают доверять власти. Эту проблему нужно решать, ведь она выходит далеко за пределы одного гражданского дела и затрагивает стабильность всего государства.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторах

Александр Воротилов, заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

Арман Баймуханов, журналист

 

Статистика

16212
просмотров
 
 
Загрузка...