Как под Алматы выращивают креветок

На запуск такого экзотического производства ушло восемь лет и миллионы долларов

ФОТО: @ Ернар Жаныбек

В мае 2022 года в алматинских ресторанах появились блюда с креветками, выращенными под Алматы. Правда, повара не особо поверили в казахстанское происхождение морских деликатесов. Не скрывая любопытства, они устроили паломничество на акваферму, чтобы воочию убедиться, что креветок им действительно привезли с местной фермы, а не из-за рубежа. Forbes.kz тоже заинтересовался экзотической живностью и отправился на ферму.

Несостоявшаяся теплица

Выращивать креветок коренные алматинцы Антон Руппо, Данил Цаплин и Дмитрий Грохотов задумали еще восемь лет назад. Тогда, в 2014 году, в поселке Байсерке, что под Алматы, они приобрели гектар земли. Правда, сначала бизнесмены решили построить инновационную теплицу по выращиванию салатов на основе гидропоники. За опытом и бизнес-кейсами поехали в Нидерланды.

– Мы объехали огромное количество голландских предприятий, которые выращивают овощи. Пока путешествовали по агрокомплексам, нам предложили посмотреть на теплицу, но в которой растут не салаты, а креветки. Мы удивились: зачем Голландии с их Северным морем тепловодные креветки? Но от экскурсии не отказались, – вспоминает Антон Руппо. – Как оказалось, мы сильно заблуждались в том, что креветки попадают на полки магазинов прямиком из морей и океанов – выяснилось, что в подавляющем большинстве случаев их выращивают на аквафермах.

Посмотрев на креветочное производство изнутри, бизнесмены пришли к выводу: такое предприятие можно и нужно запускать в Казахстане. Повлияло на решение и отсутствие конкуренции. Да и приблизительные расчеты показывали, что для строительства аквафермы нужно вдвое меньше денег, чем на установку теплиц, – порядка полумиллиона долларов.

– Мы понимали, что инвестировать нам придется из личных средств – от того дохода, что мы получали от другого бизнеса. И как бы нам ни хотелось сделать все быстро, мы знали, что двигаться будем поэтапно. В строительстве мы были не сильны – я вообще по образованию военный финансист, – смеется бизнесмен и продолжает. – Поэтому проект аквафермы нам разрабатывали наши голландские партнеры. Когда мы его получили, столкнулись с тем, что наши строители не понимают этот проект, потому что европейское проектирование значительно отличается от нашего. Они все говорили: это же просто чертеж, а где расчеты, смета и т. д? Но мы всё равно приступили к возведению здания и попутно, буквально «на коленках», разбирались с чертежами.

Здание аквафермы krevetka.kz
ФОТО: @ Ернар Жаныбек
Здание аквафермы

Строительство вели в летнее время, а зимой копили на следующий этап. Причем откладывать пришлось в разы больше, чем планировали изначально: «помогла» девальвация 2015 года. Но бизнесменов это не сломило, и спустя шесть лет упорной работы, к 2020 году, здание было построено, все системы работали, а 24 бассейна ждали своих постояльцев.

Акваферма изнутри
ФОТО: @ Ернар Жаныбек
Акваферма изнутри

Вода – источник жизни

Следующий и, пожалуй, основной этап – подготовка воды. Она должна полностью совпадать по всем характеристикам с привычной для креветок морской водой. По словам Антона, подготовить такую «ванную» вдали от моря – целая наука. Для создания нужных условий на территории аквафермы пробурили собственную скважину, образцы воды отправили на анализ в лаборатории Германии, где ее проверяли по 60 показателям. На основе этих данных уже голландские специалисты вывели специальную формулу, по которой стало понято, сколько в нее добавить соли, минералов и прочих микроэлементов. К примеру, чтобы подготовить нужные 1 300 кубометров воды, только морской соли потребовалось около 30 тонн.

ФОТО: @ Ернар Жаныбек

– Мы подготовили воду, заполнили бассейны. После чего приехали наши партнеры из Голландии, проверили все системы – отопление, вентиляцию, фильтрацию, сделали итоговый анализ воды. Они убедились в том, что всё готово и мы можем запускать малька. Мы заказали первую партию из Таиланда, внесли оплату за 200 тысяч мальков и ожидали их поставку буквально через пару недель. Но креветки до нас тогда так и не «доплыли»: началась пандемия и все границы закрылись, – сетует Антон.

«Мы думали, всё быстро закончится»

С марта 2020 года основной задачей начинающих аквафермеров было сохранить воду.

– После начала пандемии мы думали, что всё быстро закончится. Но вышло так, что на протяжении двух лет наша ферма работала в полную мощь, но без креветок. Нельзя было допустить застоя воды, нужно было следить за тем, чтобы она не зацвела, не заболела. Мы не могли запустить сюда рыбу, потому что нарушилась бы микрофлора, и пришлось бы менять всю воду, заново закупать все минералы, соль, – рассказывает собеседник. – Поэтому в течение двух лет мы не отключали наши системы ни на один день, оплачивали все коммунальные расходы, платили зарплату работникам и т. д.

Антон Руппо
ФОТО:@ Ернар Жаныбек
Антон Руппо

Но в сложившейся ситуации нашлись и плюсы.

– В тот год, когда мы хотели запуститься, стали очевидны все недочеты строительства – то трубу прорвет, то где-то вода протечет, то вентиляция забарахлит и т. д. Поэтому у нас было предостаточно времени, чтобы всё это протестировать, устранить неполадки, облагородить территорию. И когда границы открылись, наша ферма была полностью готова к приему своих жителей – вся система работала как часы.

ФОТО:@ Ернар Жаныбек

Долгожданные малыши

Первых и таких долгожданных, мальков породы ваннамей, или королевской креветки, завезли из Таиланда только в феврале 2022 года. Но из 200 тысяч штук почти половина погибла. И на это, по словам Антона, было две причины.

Во-первых, мальки не могут находиться вне бассейна более десяти часов. Их отправляют в специальных боксах, в привычной воде и с небольшим запасом кислорода, которого хватает на несколько часов. Сам перелет из Таиланда занимает около семи часов, поэтому на растаможку, доставку до фермы и пересадку креветочных малышей в бассейны остается всего два-три часа, то есть счет идет на минуты.

– В первый завоз, когда мы из Таиланда прилетели в аэропорт Алматы, началась волокита с документами и проверками, которая затянулась больше, чем на пять часов. Тогда никого не интересовало, что это живые организмы, что они могут погибнуть, что мы шли к этому восемь лет и т. д. Когда мы приехали на ферму, часть малышей погибла и нужно было срочно спасать остальных, – рассказывает бизнесмен. – Уже на второй партии мы достигли консенсуса с таможенниками, с ветеринарами, к нам стали относиться более внимательно, и сейчас регистрация проходит значительно быстрее.

Двухнедельный малек креветок
ФОТО: @ Ернар Жаныбек
Двухнедельный малек креветок

Вторая причина гибели малька из первой партии – вода.

– Для запуска малька нужна была не только подготовленная по химическим параметрам вода, но в ней еще должны быть специальные бактерии, которые… поступают от самих же креветок. Такой вот замкнутый круг, – разводит руками Антон. – Поэтому, когда мы получили первую партию малька, они попали хоть и в подготовленную, но не совсем благоприятную для их жизни воду. Поэтому от этой партии мы потеряли еще часть креветок. Но вот выжившие особи заложили фундамент для будущих поколений, сформировав нужную среду в воде.

Первые «ласточки»

Первый «сбор урожая» провели в мае 2022 года. Из первой партии мальков удалось вырастить около двух тонн взрослых креветок, которая разошлась меньше, чем за месяц.

– Много ушло на дегустации. Мы ездили по ресторанам, предлагали нашу продукцию, эксперты и повара давали оценку. Никто не верил, что креветки реально выращены здесь, под Алматы, что мы их не привезли откуда-то, разморозили и продаем. У нас было много визитов на ферму, все хотели убедиться, что мы действительно сами их выращиваем. Мы не отказывали, ведь таким образом мы формировали клиентскую базу.

Вылов креветок
ФОТО: @ Ернар Жаныбек
Вылов креветок

Сейчас производственные мощности завода позволяют выращивать 45 тонн креветок в год. Но к этим объемам планируют дойти только к концу года, потому что сейчас креветки еще растут.

– Мы пока не можем выйти на масс-маркет, потому что на данном этапе у нас нет такого объема продукции, чтобы заполнить сетевые магазины. Поэтому пока работаем с ресторанами, и у нас уже заключено 15 контрактов. В первый месяц было много частных заказов, но пока мы и это направление не сильно развиваем, так как сначала надо решить вопросы с доставкой. Много предложений поступает из регионов и даже других стран, но и им мы сейчас вынуждены отказывать. Но мы обязательно наладим и с ними, и с магазинами сотрудничество, как только выйдем на полную производственную мощность, – уверен наш собеседник.

ФОТО: @ Ернар Жаныбек

Креветка – существо капризное

Цикл жизни у креветки недлинный – из малька во взрослую особь она вырастает за четыре месяца. За это время рачок достигает в весе до 50 грамм и в длину около 10–12 см. Но вот в уходе эта живность весьма привередлива.

ФОТО: @ Ернар Жаныбек

Так как королевская креветка существо тепловодное, то во всех бассейнах должна быть определенная температура, и ни градусом меньше, иначе креветки начинают либо засыпать, либо стрессовать и сбрасывать панцирь. К слову, стрессуют они по поводу и без – из-за изменения температуры воздуха, недостатка еды, яркого света и т. д.

ФОТО: @ Ернар Жаныбек

Многие процессы здесь автоматизированы. Например, кормушки, в которых установлены датчики и пульт управления. Они с заданным интервалом времени выдают нужную дозировку корма в зависимости от возраста креветок и бассейнов, по которым они распределены.

Автоматические кормушки
ФОТО: @ Ернар Жаныбек
Автоматические кормушки

За микроклиматом аквафермы следят специальные датчики, с помощью которых параметры окружающей среды регулируются автоматически.

– Здесь созданы уникальные системы подогрева, отопления, кондиционирования, вентиляции, подачи кислорода. Так как вода соленая, среда агрессивная и обычные системы здесь не будут работать – соль делает свое дело и в кратчайшие сроки приводит в негодность двигатели насосов. Поэтому все системы на ферме разрабатывались и монтировались по индивидуальному заказу.

Биореактор бассейна
ФОТО: @ Ернар Жаныбек
Биореактор бассейна

Креветки не живут в спокойной воде, им нужна имитация природного водоворота. Поэтому в каждом бассейне установлен биореактор, который распределяет потоки воздуха и движение воды. Кроме того, реактор выполняет и другие функции – фильтрует и нагревает воду, распределяет полезные бактерии – биофлоки, которые в него засыпают в виде капсул для поддержания нужной микрофлоры в бассейнах.

Капсулы с биофлоками
ФОТО: @ Ернар Жаныбек
Капсулы с биофлоками

Импортозамещение необходимо как воздух

Корм для креветок завозят из разных стран, и здесь его уже смешивают по специально разработанной формуле. По словам Антона, он дорогостоящий и в себестоимости креветок занимает более 20%.

– Следующий этап нашего развития – производство корма. У нас есть формула, есть понимание как его делать и по какой технологии, поэтому уже в ближайшее время мы приступим к его созданию, – уверяет бизнесмен.

Но самый амбициозный план на этот год – размножение креветок.

– Мы хотим получить свое маточное поголовье, чтобы не зависеть от импортных мальков. Это даже для Казахстана будет некий прорыв с точки зрения науки. По этому вопросу мы начинаем взаимодействовать с институтом рыбного хозяйства, подключаем иностранных специалистов. Сейчас готовим своеобразную лабораторию – там нужно будет создать определенную экосистему, вырастить водоросли. Это очень трудоемкий процесс. Думаю, он нам по силам, – уверен Антон Руппо.

Антон Руппо
ФОТО: @ Ернар Жаныбек
Антон Руппо

На этом планы бизнесменов не заканчиваются. В среднесрочной перспективе на ближайшие два года – строительство аналогичного комплекса на этой же территории, но уже с производственной мощностью на 100 тонн креветок в год.

– У нас уже есть наработки, опыт, проведена работа над ошибками. Но самый главный этап – это поиск инвестиций. Сейчас ведем переговоры с «Атамекеном», потому что у нас нет опыта с привлечением инвестиций или дотаций от государства, хотя знаем, что вполне можем этим воспользоваться, – уверен собеседник. – После запуска второго комплекса, думаю, мы сможем достойно формировать рынок креветки в Казахстане, удовлетворить внутренние потребности и выйти на экспорт.

ФОТО: @ Ернар Жаныбек

По словам основателя фермы, с креветками можно выращивать и других морских обитателей, например, устриц. И это тоже есть в планах бизнесмена, но не на ближайшее время.

Готовая продукция
ФОТО: @ Ернар Жаныбек
Готовая продукция

Еще одна важная задача в области импортозамещения – формирование штата собственных специалистов, которых пока еще в Казахстане нет.

– У нас работает около десяти человек, двоих специалистов мы привлекли из России и Австрии. А главного технолога – из Индии. Для нас это дорогостоящий сотрудник. Но мы готовы его содержать, потому что у него большой уровень знаний и опыта, в том числе и в области размножения креветок. Но мы настроены на то, чтобы готовить местных специалистов, потому что экспаты рано или поздно уедут. Возможно, начнем сотрудничать с институтами, привлекать студентов, которые учатся на ихтиологов, и т. д., – рассказывает Антон.

Риск – дело благородное

На вопрос о том, был ли страх, что бизнес не получится, Антон Руппо отвечает утвердительно.

— Это очень рисковый проект. Здесь всё могло пойти не так: не подойти вода, креветки могли не пережить транспортировку и прочее. Люди, которые занимаются традиционным животноводством, и то сталкиваются с проблемами, потому что это живые существа. А тут вообще экзотика и очень многое от нас не зависит. С нашим проектом мы пережили три девальвации, и его стоимость от первоначальных расчетов увеличилась в несколько раз. Когда затевали проект и думали, что в рамках первоначальной суммы мы справимся, то после девальвации уже ни в одну смету не укладывались. Но мы с партнерами изначально были готовы к рискам, поэтому всё равно вложились в этот проект и не прогадали, – резюмирует собеседник.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
250446 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить