Как казахстанская мебельная фабрика Adelfi покоряет Европу

Семья Джамалбековых приобрела небольшой мебельный цех под Алматы в 2009. На тот момент он уже девять лет худо-бедно функционировал под руководством турецких учредителей, располагаясь в тесном помещении. Сегодня компания Adelfi занимает уверенную позицию на рынке элитной мебели Казахстана и запускает серийное производство для среднего сегмента, более того – доросла до сотрудничества с европейскими фирмами и открытия фабрики в ОАЭ

Фото: Андрей Лунин

В пос­ледние пять лет продажи компании ежегодно растут на 40–50%. В 2015 их объем составил около 300 млн тенге, а в 2016 – около 450 млн.

Наша беседа проходит в шоу-руме, расположившемся на одном из четырех этажей предприятия, имеющего территорию в 6000 квадратных метров. Здесь находится все производство: помещения для обработки каркаса, боксы для покраски, отделы, где собирается мебель, цех кованых изделий, отдел мягкой мебели, мастерские художников для ручной росписи, рабочие места для дизайнеров и других сотрудников.

Сделать для себя

- Цех, который мы купили восемь лет назад, находился в бомбо­убежище близ Алматы, по улице Аэродромной. Там не было окон, помещение всегда находилось в тумане из-за отсутствия вентиляции, в целом условия для работников были, конечно, “не фонтан”, – вспоминает Гульмира Джамалбекова, генеральный директор и соучредитель компании. – Изначально мы в этом цехе по рекомендации знакомых просто собирались заказать мебель. Но, пока выбирали дизайн и подсчитывали цену, владельцы решили предприятие продать. А мы захотели его купить, а заодно и сами сделать себе мебель. С этого все началось.

Сначала новые хозяева приступили к улучшению условий работы для сотрудников, на профессионализм которых решено было сделать основной упор.

- Жандарбек (еще один соучредитель Adelfi Жандарбек Джамалбеков, супруг Гульмиры, который более 20 лет занимается другими видами бизнеса. – Прим. ред.) приобрел землю, построил цех, закупил оборудование, и мы переехали на новое место. Затем произвели кадровые изменения. Раньше 90% из примерно 40 работников составляли турки, мы решили нанять больше местных специалистов. Сейчас из турецких мастеров осталось шесть человек, а штат расширился до 100 сотрудников, – рассказывает собеседница.

Особенно тяжелыми для компании выдались первые три месяца: не было заказов, заработная плата платилась «из своего кармана». Но постепенно стали приезжать знакомые, возвращаться старые клиенты, благодаря сарафанному радио приходили новые заказчики.

- Через два года я сама решила взять на себя руководство финансовым отделом, потому что от бизнеса не было никакого дохода, – говорит Гульмира.

Уникальные заказы

По словам основателей, вкладываться в бизнес приходится и по сей день, ведь такое производство – это постоянные инвестиции, в основном в новое оборудование. Компания ежегодно расходует около 30 млн тенге на изучение новых технологий изготовления мебели.

В то же время 90% всех операций делается вручную. Это связано с тем, что машины, которые обрабатывают детали, имеют погрешность в 20%, когда же обработка проводится руками четырех-пяти работников, каждый при обнаружении недочета сразу его устраняет.

Дерево для производства привозится из России, Азербайджана и Турции, ткани и фурнитура – из Испании, Италии, Франции и Австрии. А в Китае закупаются только скотч и целлофановые пакеты.

Конечно, такой подход влияет на стоимость конечного продукта.

- Мы не принимаем заказы на сумму меньше 3 млн тенге, потому что это просто невыгодно. Мощность фабрики позволяет, условно говоря, обустраивать пять коттеджей одновременно и завершить работу в зависимости от ее сложности за 45–50 дней, – поясняют в Adelfi.

Иногда приходится исполнять особые заказы, которые интереснее обычных.

- Бывают заказы из очень редких видов шпона, которых по всему миру буквально несколько единиц. Это не значит, что речь идет о последних деревьях в мире – они еще есть, но, чтобы можно было их срубить, нужно будет подождать, например, 50 лет. Подобные вещи обходятся дороже всего, квадратный метр может стоить заказчику более 500 евро, – утверждает управляющий директор компании Тимур Исмаилов. – Также из интересных заказов бывают разные скрытые двери, шкафы, сейфы, оружейные хранилища. Но они поступают не очень часто. Самый крупный заказ был выполнен на сумму почти $1 млн.

Фото: Андрей Лунин

Как и на старте своего становления, Adelfi продолжает делать упор на человеческий капитал.

- Сейчас молодые более продвинуты, владеют современными инструментами, больше знают целевую аудиторию, полны идей, – признается Гульмира, имея в виду прежде всего управляющего директора. Ведь именно при руководстве Исмаилова компания взяла курс на выход на европейские рынки.

Тем не менее, что касается профессиональных мебельщиков, имеются трудности, поскольку в Казахстане их просто не готовят. Многие работники начинали обучаться на месте, нанимать иностранных слишком дорого. Принимая это во внимание, Adelfi планирует открыть свой колледж по подготовке кадров для мебельной индустрии. Эта идея кажется учредителям вполне реальной еще и потому, что материалов для практики будущих студентов предостаточно. На фабрике остается много отходов, которые можно использовать, к примеру, для изготовления шкатулок, игрушек и шахматных фигур. А пока все это копится (лишь опилки забирают для изготовления боксерских груш).

Высокий салон

В начале апреля Adelfi приняла участие в миланской выставке Salone Del Mobile (крупнейшее международное событие в области дизайна интерьера), о котором руководители узнали из Instagram (вот она, польза социальных сетей). Но попасть туда удалось только после долгих переговоров и проверок. Как оказалось, для участия в мероприятиях такого уровня недостаточно просто заплатить деньги. По утверждению собеседников, на выставке не было участников из России и Китая – только Европа и Америка, а от всей Азии были представлены только Япония и Казахстан.

Несмотря на то что представители Казахстана эту выставку воспринимали как первый «выход в свет», они получили около 10 заявок о сотрудничестве из Германии, Швейцарии, Саудовской Аравии, Бахрейна, Индии и даже самой Италии.

Интерес к производству мебели в Казахстане имеется у итальянцев по нескольким причинам: невысокие налоги, дешевая рабочая сила и, как ни странно, недорогая транспортировка.

- Если брать фуру из Италии в Казахстан, это будет стоить примерно 10 тыс. евро. А если – из Казахстана в Италию, то всего 2000–3000 евро. Аналогичная ситуация у нас со всеми странами, кроме России. Это шикарные условия для нас, как экспортеров. К примеру, стоимость доставки по Европе тоже как минимум 3000 евро за фуру. А тут из Казахстана, несмотря на расстояние, цена получается такой же, – поясняет Исмаилов.

Как он считает, многие иностранные бизнесмены хотят работать с Казахстаном, просто со стороны нашего государства не хватает маркетинга. Ну и не получается переломить представление о высокой коррупции, из-за которой «там трудно работать, как и в России». Между тем те же итальянские мебельные фабрики стремятся перенести свое производство за пределы страны, туда, где меньше налоги и дешевле рабочая сила. Китай до недавнего времени имел в этом плане оптимальные условия, и некоторые итальянские бренды производятся и шьются там. Но на сегодня эти условия у нас лучше: Поднебесная перестает быть недорогой страной.

Одной из основных целей участия Adelfi в выставке, по словам руководителей, было сломать стереотип казахстанцев, согласно которому сделанное в Казахстане не очень качественное. По их убеждению, эту проблему надо решать на государственном уровне, по примеру Италии, добившейся того, что made in Italy воспринимается как знак качества.

- Нам нужно сделать то же самое! Мебель Adelfi дорогая, потому что делается по индивидуальному дизайн-проекту. Если сравнить наш продукт с аналогичным какой-либо итальянской фабрики, это будет дороже в десятки раз. То есть то, что мы делаем за $200–300 тыс., у них будет стоить $2–3 млн. Но непосвященные сравнивают нас с итальянскими конвейерными производителями, мебель которых действительно стоит примерно так же, как наша, – сетует Исмаилов.

Большие перспективы

Один из путей расширения производства Adelfi видит во вхождении в средний ценовой сегмент, с серийным производством и оптовой торговлей. Но это направление запущено под другим брендом, продажи понемногу уже начались.

- Множество мебельных магазинов на нашем рынке привозят стулья и столы из России, Беларуси, Украины и других стран. Но это самая невыгодная вещь для импорта, потому что они занимают много пространства при транспортировке, то есть доставка и растаможка обходятся очень дорого. Мы с ними договариваемся, чтобы покупали у нас оптом, – говорит Исмаилов.

Выход в этот сегмент, утверждают в компании, не отразится на качестве продукции. Она будет производиться из тех же материалов, теми же мастерами, что и элитная.

- Цена будет снижена за счет объема. Допустим, производство одного шкафа эксклюзивного дизайна будет стоить 2 млн тенге. А если его же производить серией, он будет стоить 200 тыс. тенге. Если мастер сделал какую-либо вещь, то вторую такую же сможет сделать в 2 раза быстрее, – поясняет Исмаилов.

Также компания хочет воспользоваться членством Казахстана в ЕАЭС для выхода на российский рынок. Руководители Adelfi считают, что одной из причин заинтересованности итальянских партнеров в Казахстане является то, что можно будет бестаможенно поставлять товар в огромную Россию. Конкурентов в лице российских производителей они не видят, так как те в основном работают конвейерным методом.

Расширять производство компания намерена также за счет рынка ОАЭ.

- У них небольшие налоги, Европа ближе, есть морской порт, который обеспечивает дешевую транспортировку, выход на другие арабские страны, где люди намного состоятельнее, чем у нас. К тому же это будет выгодно с маркетинговой, имиджевой стороны, – делится планами Гульмира Джамалбекова.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


корреспондент Forbes Kazakhstan

 

Статистика

4047
просмотров
 
 
Загрузка...