Как Нey, baby помогает найти ответ на главный женский вопрос

Создательницы казахстанского бренда женской одежды Нey, baby шьют одежду на любой случай для таких же активных и деловых женщин

Проект начался с банального, но мучительного для женщин вопроса: «Что надеть завтра?». Основатель линии одежды Алия Ахметова, тогда сотрудница корпоративного сектора, задавала его не раз, и не только себе, но и подругам. Так у единомышленниц и зародилась идея сотворить (в данном случае «соткать») добро для активной, занятой, прекрасной дамы.

- Я, наш партнер в Москве Наташа, Алия - мы все были заняты в корпоративной сфере. Алия была в декретном отпуске в 2014 году. К концу декрета она начала нас всех тормошить и говорить: «Вам же нечего носить на работу, вы же сталкиваетесь с проблемой, что вам нечего подобрать? Цвет не подходит, юбки какие-то стандартные, а хочется чего-то интересного. Давайте что-то делать?». Мы отвечали: «Алия, у нас работа по 12-13 часов и зарплата хорошая». Все равно она от этой идеи не отказывалась, начала ее продумывать. Они с мужем путешествовали по Штатам и Сингапуру, привезли ткани оттуда. Первые юбки Алия отшила сама. Мы их сфотографировали прямо у нее дома, были тогда же и моделями, - вспоминает сооснователь Нey, baby Инна Филипович.

Стилист Марина Кемп
Стилист Марина Кемп

Единственным близким к производству женской одежды компаньоном на тот момент была стилист Марина с образованием графического дизайнера. Остальные трое в команде имеют диплом экономического факультета МГУ. Первый свой шоу-рум они открыли в Астане с минимальными вложениями: на 500 тыс. тенге они сделали ремонт и обставили помещение. Впереди их ждала первая поездка за границу за тканями, поэтому для сбережения средств, сэкономили на оформлении, заказав всю мебель местным умельцам.

Инна Филипович
Инна Филипович

- Наша цель – создавать одежду для деловых женщин Астаны, потому что, по нашим ощущениям, 70%, наверное, горожанок так или иначе связаны с госсектором, с квазигоссектором, где есть дресс-код, и им очень важно выглядеть по-деловому всегда, - делится Инна Филипович. - А когда у нее нет времени, много дел, и после работы она не успевает по пробкам добраться до дома и переодеться, нам важно, чтобы в базовой деловой вещи она, поменяв какой-то аксессуар, выглядела уже по-вечернему, более нарядно. Когда мы продаем вещь, всегда показываем несколько вариантов ее использования, например, с аксессуарами.

Бренд не гонится за прибылью. Сейчас бизнес в операционном минусе. С учетом невысокой маржинальности сектора (производство + ретейл) и молодости компании такое положение вещей считают здесь скорее нормой, чем проблемой.

Алия Ахметова и Инна Филипович
Фото:
Алия Ахметова и Инна Филипович

Главный месседж Нey, baby – создать базовый гардероб в одном месте. В их коллекциях 20 вещей must have с объёмом производства 200 единиц в месяц.

- У нас есть программа лояльности, а сейчас мы думаем, как можно часть заработанных покупателями бонусов направить на благотворительность (конечно, если есть такое желание у самих клиентов), - говорит сооснователь Нey, baby.

Собственными вложениями бренд женской одежды обходился до этого года. Весной компания участвовала в конкурсе фонда «Даму» на субсидирование бизнеса, где обошла другие 20 проектов. Из 20 млн тенге, полученных по льготному кредиту, 14 млн тенге пошли на открытие и оборудование небольшого конструкторского бюро, а также на создание второго шоу-рума при пошивочном цехе в Алматы.

- Мы еще в 2016 задались идеей взять кредит: нам хватало денег на расширение, на закуп новых тканей, но уже не хватало на качественный скачок. Сейчас у нас в пошивочном цехе 4 рабочих места, но этого недостаточно, и мы по-прежнему размещаем заказы на аутсорсе.

В сентябре компания привлекла первые частные инвестиции в размере 10 млн тенге на дальнейшее развитие Нey, baby. Всего за 2,5 года существования бренда владельцы инвестировали в дело около 54 млн тенге, из которых 24 млн – собственные средства.

- У нас небольшая маржа, потому что мы ориентируемся на средний ценовой сегмент. Мы не уходим совсем в масс-маркет, соответственно, большую маржу мы делать не можем. Она у нас очень умеренная. Кроме того, мы не можем значительно снижать себестоимость, потому что зависим от курса тенге – все ткани закупаем за рубежом, - рассказывает Инна.

Сегодня среднемесячный оборот/выручка компании - около 3 млн тенге. Два года назад этот показатель составлял 1 млн тенге - 1,2 млн тенге. Создатели бренда планируют окупить вложенные собственные и заемные средства в течение 3-5 лет.

Инна Филипович
Фото:
Инна Филипович

- Я не буду говорить, что у нас все гладко: мы не из этой сферы, мы никогда не занимались швейным производством. К сожалению, в Казахстане нет модели поведения какого-то бренда, на чьих ошибках мы могли бы учиться, чей опыт перенять. Мы отслеживаем появление таких брендов за рубежом, знакомимся с собственниками. Помимо получения знаний из книг и интернета мы общаемся с опытными людьми, - признает спикер.

Алия Ахметова и Инна Филипович
Фото:
Алия Ахметова и Инна Филипович
: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3616 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
20 апреля родились
Каныш Избастин
Председатель правления АО «КазАгроФинанс»
Жомарт Сулейменов
Продюсер, основатель и гендиректор ТОО «National Development Group»
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку