Вечный инструмент общения

Алмагуль Менлибаева – об искусстве, арт- рынке и обществе

Фото: As The Oil Burns/Almagul Menlibayeva courtesy American Eurasian Art Advisors LLC
Фото: As The Oil Burns/Almagul Menlibayeva courtesy American Eurasian Art Advisors LLC

Менлибаева – самый известный в мире и самый смелый современный казахстанский художник. Ее работы, исследующие мифологию (современную в том числе), поражают энергией и интенсивностью цвета, ясностью и продуманностью композиционных решений, оригинальностью мысли. Связывая воедино легенды и реальную жизнь, пейзаж и человека, архитектуру и фауну, она создает масштабные фрески посредством новых технологий, представляя Казахстан в совершенно новых, оригинальных ракурсах.

В начале тысячелетия, устав от невозможности участвовать в больших мировых проектах, не имея более-менее налаженных деловых контактов либо родственников за границей, Алмагуль переехала в Европу. С тех пор она стала участником четырех биеннале в Венеции, ряда форумов и важных выставок в Милане, Кванджу, Берлине, Париже, Лондоне, Мумбае, Амстердаме, Сиднее, Турине, Шардже.

«В юности испытывала очень большие материальные затруднения, но всегда была смела, изобретательна, весела и трудолюбива… Она умела замечать ту красоту, которой до нее не было. Сейчас живет как в раю, кушает пирожные, курит «Мальборо лайтс» (уже не курит. – Прим. авт.), ездит по заграницам, покупает дорогие шмотки» – писал в 2000 году знаменитый Сергей Маслов, учитель Алмагуль. Безусловно, он пародировал наше идеалистическое восприятие беспроблемной жизни художника, находящегося в мировом мейнстриме. О том, как живется в этом «раю» современного искусства, рассказала Forbes Kazakhstan сама художница.

– Ты участвовала в самых престижных выставках мира, твои работы хранятся во многих больших музеях и важных фондах. Как думаешь, ты заняла свое место в истории искусства? Есть ли еще куда двигаться?

– Я благодарна многим людям за сотрудничество и реализацию успешных событий в моей карьере. Это результат совместной работы с галереями, кураторами, фондами, центрами современного искусства, музеями.

Ситуация, в которой сегодня оказался международный художник, вовлекает его в сеть многополярных, самостоятельных, активно работающих художественных центров, которые развивают широкий диапазон деятельности. Эта мировая художественная система подвижна, широка, есть куда двигаться, чему новому учиться. Поэтому конечного пункта прибытия не существует.

– Над каким проектом сейчас работаешь?

– Над несколькими одновременно. Один из них – с использованием цифровых манипуляций на основе фотографий и рисунков, развивающий мои главные темы. Другой – это приглашение на международную биеннале в Каннын (Южная Корея) под названием «Справочник Дьявола», которая пройдет с февраля по март 2018 года. Куратор биеннале выбрал многоканальную видеоинсталляцию «Курчатов 22», посвященную бывшему ядерному полигону в Семее. Он увидел эту работу на моей персональной выставке в парижском Гран-Пале в 2017-м. Тема ядерного оружия и тоталитаризма актуальна сейчас в связи с ситуацией в Северной Корее.

– Что потом?

– Надо выполнить много организационных мероприятий. Это работа с выставками, музеями, переговоры, встречи, контракты.

– В Казахстане практически нет коллекционеров, которые собирали бы работы, использующие новые медиа. Это, безусловно, связано со все еще небольшой популярностью современного искусства в стране, но также, вероятно, и с недоверчивым отношением к возможности их тиражирования. Не могла ли ты объяснить механизм продажи видео- и фотоарта?

– С удовольствием поделюсь механизмом работы рынка современного искусства.

Тираж фотографии, видео или лайт-бокса устанавливается совместно галеристом и художником. Каждая работа имеет свой строгий лимит тиража, который ни в коем случае нельзя менять. Количество копий зависит также от серии и размера, при этом небольшое количество резервируется за художником – например, по схеме 3+2 Artist Proof или 5+2 Artist Proof.

Сверху слева по часовой: Three garages, 71x107 cm, Lambda print; Camouflage Centaur 2015, 71x107 cm, Lambda print; Kurchatov 22, N1, 71x107 cm, Lambda print; 1000 & one night on Rock and Fly Carpet/Almagul Menlibayeva courtesy American Eurasian Art Advisors LLC.
Сверху слева по часовой: Three garages, 71x107 cm, Lambda print; Camouflage Centaur 2015, 71x107 cm, Lambda print; Kurchatov 22, N1, 71x107 cm, Lambda print; 1000 & one night on Rock and Fly Carpet/Almagul Menlibayeva courtesy American Eurasian Art Advisors LLC.

Каждая отдельная работа в тираже считается подлинной и самостоятельной, имеет художественную ценность, поэтому они не должны отличаться друг от друга ни по цвету, ни по размеру, ни по качеству. Все мои вещи печатаются в одной лаборатории, на одной и той же машине, обладающей качеством Fine Art, то есть возможностью печати некислотными красками на архивной бумаге, которая дает гарантию не менее 100 лет. Тип бумаги или дюратранса изначально устанавливается для всего тиража. В результате копия, поступающая к разным владельцам, это одна и та же работа, единственное, что может меняться, – это ее оформление в зависимости от вкуса хозяина.

Как только продается работа из тиража, следующая тут же поднимается в цене. Это международная система.
Работы видеоарта продаются по той же схеме. В этом случае коллекционер покупает как объект арт-ценности копию видео, сделанную в качестве Master File Edition. Вся информация о подлинности, как и номер тиража, вбивается в видео и указывается в самом конце, для копии также изготавливается специальная коробка. Все это делается под контролем галереи или арт-дилера.

Все фото- и видеоработы без исключения должны также иметь «Сертификат достоверности» с моей подписью, без этого они не имеют никакой ценности – в этом есть сходство с живописью. Во всемирной практике «Сертификат достоверности» помогает избежать незаконного копирования и воровства. Как только работа продана, владелец получает лейбл с моей личной подписью и номером тиража, который приклеивают на обратную сторону.

Без всех этих условий работа не имеет денежной ценности.

– Каким образом продаются твои работы? У тебя есть дилер или это происходит через галерею?

– Продажи осуществляются исключительно через арт-дилера или галерею. Основной арт-дилер оговаривает и устанавливает условия сотрудничества с другими галереями. Суммы продаж продиктованы характером производства – видео и художественной фотографии.

Процесс изготовления моих работ чем-то схож с процессом в киноиндустрии. Препродакшен, поездки, постановочная работа с актерами, работа ассистентов, обслуживание технической базы, постпродакшен, защита авторских прав, переговоры по выбору мест проведения выставок.

Мои представители – это профессионалы с сорокалетним стажем работы на международном арт-рынке. Некоторые сами становятся коллекционерами моих работ. Их опыт и поддержка очень полезны, поскольку пока у современного казахстанского искусства не оформился свой внутренний рынок.

– А каковы суммы продаж? Понимаю, что обычно это конфиденциальная информация, но все же можешь назвать какую-то удачную продажу твоей работы или среднюю цифру?

– Многоканальная видеоинсталляция была продана за $100 000.

– Есть ли твои работы в казахстанских коллекциях?

– Да, фотографические работы покупаются. Некоторые приобретены казахстанцами, живущими за рубежом. Продаж видеоработ в Казахстане пока нет.

– Насколько, на твой взгляд, разнятся арт-сцены и рынки в Европе и Казахстане?

– Как и многие современные художники, живу и работаю одновременно в двух разных странах в силу многополярности расположения мировых художественных центров. И там, и здесь провожу одинаковое время. Основой моих работ является, конечно, казахстанская тематика – о людях, об изменениях, локальных и глобальных, происходящих в регионе.

«В Казахстане весьма слабы интерес и поддержка современного искусства, к нему не относятся как к делу стратегической важности. Между тем сегодня это признак развития общества и общественной жизни»

Если сравнивать арт-сцены Германии и Казахстана, то различия довольно большие, в частности, это уровень взаимоотношений официальной инфраструктуры и частного бизнеса с арт-сообществом. В Казахстане весьма слабы интерес и поддержка современного искусства, к нему не относятся как к делу стратегической важности.

Между тем сегодня это признак развития общества и общественной жизни. Если рассмотреть ситуацию в Германии, то можно увидеть, насколько большое влияние культура там оказывает на общество, какую политическую роль играет. Искусство – не только часть богемы или арт-сообщества, это активная часть общественного диалога, преобразований. В Германии созданы условия для развития локальных сообществ, которые формируют систему ценностей, эта работа интенсивна, многообразна и плодотворна. К усилиям государства подключаются галереи, то есть частный бизнес. Состоятельные люди считают своим патриотическим долгом помогать художникам, понимая, что искусство развивает общество и что есть вещь, которую невозможно просто взять и купить в готовом виде – это культура. В одном только Берлине десять крупных музеев и муниципальных галерей современного искусства, а коммерческих и некоммерческих галерей только в одном районе Митте – около 20. Там ежемесячно организуют дни открытых дверей, а провести выходные с друзьями в галерее – очень популярное времяпрепровождение. В основе всех этих действий – поддержка высокообразованного, культурного общества.

– Волнует ли тебя собственный статус? Влияет ли он на самооценку и на творческую стратегию?

– Конечно! Желание сформировать свой статус и было причиной моего решения попробовать свои возможности на мировой арт-сцене, не дожидаясь формирования внутреннего арт-рынка в Казахстане. Опыт интересен, многосложен, во многом связан с поддержкой опытных людей, личных отношений. Безусловно, это влияет на рост и самооценку, обновляет векторы дальнейшего движения. Тем более что моя работа напрямую зависит от развития технологий, отношения к новой философии изображения как вечного инструмента общения.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1181 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
15 ноября родились
Ельдос Рамазанов
вице-министр культуры и спорта РК
Кусаин Омаров
генеральный директор ТОО "АСТ Аренда"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить