Зачем бизнесменам нужно читать сказку о Красной шапочке?

Forbes.kz уже сообщал, что в Алматы на празднование трехлетия Radio Classic приезжал известный искусствовед, скрипач, просветитель, писатель, актер и режиссер Михаил Казиник. Михаил Семенович занимается тем, что разными дорогами ведет людей в мир классической музыки. Он утверждает, что бизнес-мышление сродни сонатной форме

Фото: Андрей Лунин
Михаил Казиник.

Как соотносятся мышление делового человека и соната? Что знания о сонатной структуре дадут бизнесменам? Об этом мы попросили Михаила Казиника рассказать читателям Forbes.kz.

Кто доминирует в «Красной шапочке»?

F: Михаил Семенович, вы утверждаете, что бизнес-мышление по структуре похоже на сонату. Но ведь сонаты и бизнес – это явления разных сфер, духовной и материальной. Где вы видите точки пересечения?

– Я много лет проводил конференции с топ-менеджерами крупнейших фирм. И на это было несколько причин. Первая и самая простая – это релаксация, которую дает классическое искусство. При напряженной работе и постоянных стрессах, которые предлагает современная экономическая ситуация, выход в великую музыку, в великие вибрации – это выход в совершенно другой мир. Вторая причина, куда более серьезная и интересная, – это то, что в мире все явления взаимосвязаны. Великая идея сонатной формы, которая родилась не сегодня, которая выкристаллизовалась у Иосифа Гайдна, а потом пошла к Моцарту, Бетховену и которая до сегодняшнего дня не погибла, – это, оказывается, не просто форма, а один из величайших способов мышления.

Я, например, задаю вопрос бизнесменам: «Кто доминирующий герой сказки “Красная шапочка”?» Начинаются самые разные ответы: «Конечно, Красная шапочка», «Волк». Кто-то говорит: «Мама, которая испекла пирожки». Другой утверждает, что доминанта – это пирожки. Потом выясняется, что доминанта – это Бабушка, потому что цель проекта – отнести пирожки бабушке.

Вся сказка состоит из трех разделов, как сонатная форма: экспозиция, разработка и реприза. Экспозиция состоит из главной темы, связующей темы, побочной партии и заключительной партии. Что такое экспозиция? Это когда проект только продумывается: вот Красная шапочка (главная партия) пойдет (связующая партия) с пирожками к Бабушке (побочная партия, потому что бабушка живет «сбоку»). Они будут сидеть вместе и есть пирожки - это кода, то есть заключительная партия: радость по поводу встречи и пирожков.

Потом начинается следующий раздел сонатной формы – разработка, то есть осуществление проекта. Красная шапочка пошла к Бабушке – главная партия пошла к побочной. А разработка, или сложность сонатной формы, заключается именно в том, что возникает Волк. Если он не возникает, то музыкальное произведение называется простой или сложной трехчастной формой.

Но как только возникает Волк, то и главная, и побочная, и связующая партии начинают путаться, изменяться, драматизироваться. В итоге, после перипетий, которые известны всем, Красная шапочка и Бабушка оказываются в одной тональности – сначала в животе у волка, а потом, когда охотники вспарывают волчий живот, героини сидят вместе в домике и пьют чай с теми самыми пирожками. Таким образом, перед нами классическая сонатная форма.

Как же она всегда выстраивается? Главная партия (в нашем случае - Красная шапочка) всегда пишется в главной музыкальной тональности. Связующая партия (она пойдет к бабушке) пишется всегда в неустойчивых тонах, вот как дорожка вьется. И, наконец, эта связующая партия приводит к побочной партии, которая пишется в доминантной тональности.

Идея сонатной формы заложена в принципе мышления вообще и бизнес-мышления, в частности. Красивое бизнес-мышление выстраивается по доминантовой функции.

Почему Моцарт не получил 13 зарплат?

F: Как может помочь побочная партия? Можете пример привести?

– Собрались на конференцию бизнесмены и обсуждают: кризис, проблем масса. Им вещают, как избежать кризиса и защититься в этих условиях. Голова болит всё больше и больше, вечером они даже выпивают, стараются расслабиться. Но ничего не получается, потому что завтра опять им читают лекции разные специалисты. И вот вдруг прихожу я со скрипкой, привожу с собой пианиста. Играть мы им будем сонату Бетховена. Я им рассказываю: самое главное, что знают люди искусства, – это то, что кризис есть основа всякого развития, что только бескризисная экономика – это медленная смерть. А кризис – это мобилизация всех тайных сил, всех талантов, это радость преодоления. Я им рассказываю типичный пример: чем хуже Бетховен слышал, тем лучшую музыку он писал. Хотя должно было быть наоборот: ухудшение слуха ведет к ухудшению качества прослушивания гармонии, мелодии, и в конечном итоге абсолютная глухота приводит к тому, что человек теряет возможность слышать даже звуковысотность.

Почему у Бетховена все случилось наоборот? Потому, что он креативен. Креативность подсознательно жаждет кризиса для того, чтобы проявиться. Это только вводная идея.

Вторая же идея заключается в следующем. Как только мы начинаем говорить об эффекте Бетховена, Моцарта и других эффектах (каждый гений на Земле – это эффект, о котором можно писать тома: он имеет свою структуру, ауру и помогает в разных жизненных ситуациях), то у нас (в данном случае на конференции. - F) побочная партия начинает доминировать. И здесь я могу сделать вывод: если побочная партия не доминирует, то нельзя разработать проект, вообще ничего нельзя разработать. При разработке сложнейших проектов нужно на какой-то момент включить побочную партию, то есть явление как бы внешнее, не имеющее отношения к главной теме.

F: Все-таки не могу понять - как это к бизнесу применимо?

– В бизнесе так, как я предложил: когда вдруг на конференции, посвященной кризису, появляется музыкант, который уводит людей в побочную сферу. Мозги начинают крутиться, меняется мышление, люди расслабляются, перестают озверенно думать, как все плохо, – и вдруг почему-то начинают по-детски улыбаться и размышлять о других вещах. Скажем, я им говорю: «Сейчас я вам сыграю мелодию Моцарта, которая звучит 1 минуту и 47 секунд. За это время вы услышите 13 разных мелодий». Почему Моцарт так странен с точки зрения бизнеса? Если он хотел получить деньги 13 раз, то можно было бы в 13 миниатюрах написать по одной мелодии. Он же все вкладывает в одно произведение. А вот потому, что это тоже одна из великих тайн искусства, тайна гениального детства. Это еще один фокус, при котором можно понять, в чем дело, – вернуться в детство, к детской системе мышления.

F: Почему же Моцарт так расточителен?

– Потому что он поступает, как каждый ребенок в стадии гениальности. Когда чужой человек приходит в дом, то есть два варианта познакомиться с ребенком. Первый: обнять его, зацеловать его. Это очень плохо для ребенка, он вырывается, выскальзывает, хочет уйти, потому что противный дядька хотел задушить его, маленького, пахнущего молочком. Второй вариант: вы приходите, говорите ребенку: «Привет!», отворачиваетесь и разговариваете с его родителями. И вот здесь вы его поймали! Ребенок будет стоять недалеко, наблюдать за вами, а потом вдруг вбежит в свою комнату и начнет выносить все свои игрушки. Это значит, что ребенок в вас влюблен. Все, что у него есть, – это игрушки. Он хочет, чтобы вы получили такое же удовольствие, играя с игрушками, какое получает он. Так ведут себя почти все дети до трех лет. Желание отдать всё – это признак детской гениальности. Вот это – принцип музыки Моцарта.

И тут я играю произведение, в котором 13 мелодий. Вы бы видели, что творится с людьми, которые два дня сидели с головной болью и слушали сложнейшие экономические лекции. Вдруг, неожиданно, у топ-менеджеров созревает какая-то великолепная мысль, и она вроде бы не имела никакого отношения к Моцарту, к тому, о чем я говорил. Происходит процесс, хорошо известный психологам, – релаксация мозга, вычищение наносных масс примеров и вариантов и освобождение пространства для чистого, светлого, детского взгляда на мир. Помните, кто сказал: «А король-то голый!»? Великолепная мысль приходит на место, освободившееся в результате нашего ухода в побочную партию, которая начинает доминировать (когда бизнесмены ставят оценки конференции, они самые высокие баллы отдают моему дню). Вот роль побочной партии, той самой Бабушки, без которой, казалось, можно вполне обойтись, но которая на самом деле является целью проекта.

Моцарт и Сальери: два типа ведения бизнеса

F: Образы пушкинских Моцарта и Сальери мы привыкли рассматривать как два разных подхода к творчеству. Но вы говорите, что Пушкин описывает два типа ведения бизнеса. Объясните.

– Пушкин разворачивает колоссальную идею. Он показывает, что Моцарт в итоге оказывается успешнее, чем Сальери. Хотя Сальери - чисто формально - успешнее, чем Моцарт. Ведь Сальери обозначает свое отношение к миру: «Все говорят: «Нет правды на земле», но правды нет и выше». Это значит, что Сальери отрицает Бога. А Моцарт, который играет на полу со своим мальчишкой, - с Богом. И получается, когда пушкинский Сальери травит Моцарта, он вдруг понимает весь ужас свершившегося: теперь он останется только отравителем Моцарта. А Моцарт уходит в вечность, в радость, в то, что он станет для всех символом красоты. Таким образом, Сальери, раздумчивый, рассудительный, выстраивающий бизнес по всем схемам, проигрывает. А Моцарт, гуляка праздный, шутник, который привел нищего скрипача, который издевается над музыкой, который, когда ему говорят: «Ты, Моцарт, бог», отвечает: «Но божество мое проголодалось», - оказывается куда более серьезным бизнесменом. Почему? Потому что он создает продукт вечности.

F: С продуктом Моцарта понятно: его музыка действительно вечна. Но что значит для бизнеса продукт вечности?

– Это значит – создать идеальный продукт, который будет нужен не только во время жизни бизнесмена - он будет нужен всегда. В конце каждого проекта должна быть эстетическая цель. Нашим бизнесменам это пока непонятно. В этом их несчастье, именно поэтому каждый из них может быть посажен, унижен, уничтожен, рейдерски захвачен. Нет этической, эстетической гарантии его деятельности, нет продукта, который был бы этически важен, эстетически совершенен. Иногда бизнес существует ради обогащения. Но поскольку я живу в мире шведском (Казиник является гражданином Белоруссии и Швеции, постоянно живет в Стокгольме. – F), то хорошо знаю: тот бизнес, который сформировался не одно десятилетие и даже столетие назад, имеет совершенно другие функции - он имеет эстетические цели.

Могу привести такой пример. Однажды я проводил бизнес-семинар в Одессе. Ко мне в перерыве подошел мужчина и говорит: «Вот ваши западники вообще несерьезные люди. Я уже полгода пишу письма одному бизнесмену, предлагая ему совместный проект, а он мне даже не отвечает. Что за хамство?!» Я ему предложил вместе составить письмо и стал диктовать: «Дорогой Курт! Если вы примете решение о нашей встрече в связи с возможным совместным проектом, то очень прошу вас приурочить числа нашей встречи к одному моему из самых любимых спектаклей в оперном театре Мюнхена – или «Волшебная флейта» Моцарта, или одна из опер-тетралогий Вагнера, или «Волшебный стрелок» Вебера. Спасибо». Смысл такой: чтобы я приехал не просто с вами побеседовать, но и попал на оперу. Немецкий бизнесмен тут же написал ответ: «Дорогой г-н N! Очень рад возможной встрече», - и далее шло расписание опер.

F: Может, это исключение?

– Нет, не исключение. Часто бизнесмены Швеции, Германии встречаются в оперном театре, а после этого в оперном кафе, где обсуждают проекты. Почему? Потому что они красивые, они музыкальные, они поговорят сначала о том, как эта постановка отличается от той, что они видели в Байройте или в Вене (вот та самая побочная партия!). Вы не представляете, насколько велика разница. Поэтому у меня мечта – выявить какое-то количество бизнесменов в бывших советских республиках, которые мыслят уже по-другому. Причем совсем не обязательно затрагивать бизнес-процессы: мне важно, чтобы перед нам раскрылся человек уровня эпохи Возрождения.

Есть три варианта ведения бизнеса.

Первый – это бандитский. Когда на вложенный рубль получаешь тысячу, но плохо спишь и страдаешь импотенцией.

Второй вариант – умеренный бизнес, когда постоянно получаешь небольшую прибыль, но она меньше, чем инфляция.

Третий – когда бизнес выстраивается как творческий процесс, когда твои мысли заполнены тем, что твой продукт должен быть необычайно важен людям. Ты должен так мыслить, потому что мысль материальна. И когда ты вокруг себя распространяешь эту мысль, ты ощущаешь, как всё идет тебе навстречу.

У меня есть несколько задач. Первая - представление идеи бизнеса как идеи творческого процесса. Вторая – эстетичность бизнеса и этичность его продукта. Третье – снятие напряжения у бизнесмена через общение с великим искусством для того, чтобы не переусердствовать, не заболеть, не стать заложником собственного бизнеса. Вот человек всю жизнь собирал деньги, строил дом на Рублевке, а потом выяснилось, что на Жуковке сейчас иметь дом престижнее. И человек теряет смысл жизни, перед ним петля. Поэтому я считаю, что предприниматель не должен постоянно думать о количестве денег, которые он зарабатывает. Он должен подумать о счастье, он должен поберечь здоровье. Я понимаю, что это очень сложно не только в Казахстане, а на всем постсоветском пространстве. Но для меня это важно. Иначе никогда, никогда ни одна из бывших советских стран не достигнет уровня развития самой скромной западной страны, даже если будет нефть.

Вот вам типичный пример. В России полно нефти, полно газа. И что - люди счастливее, богаче? Они построили дороги, предприятия? Куда делись миллиарды? Система не работает. Она и не может работать. Не потому, что плохой капитализм, а потому, что это постсоциализм. Потому что люди не способны понимать какие-то принципиальные вещи.

F: Какие именно?

Мона Салин (шведский политик. – F) лишилась возможности занять пост премьер-министра, потому что однажды она, мать троих детей, приехала домой, а мужа нет, хотя он обещал быть раньше и купить молока. А дети должны были выпить молоко и идти спать. Она бросилась в машину, приехала в супермаркет и обнаружила, что забыла свою сумочку с деньгами и кредитной карточкой. Но у женщин-членов кабмина правительственная карточка вшита в бюстгальтер. Она достала эту карточку, воткнула ее в банкомат, заплатила за парковку, потом купила два пакета молока. Приехала домой, тут же вернула деньги, но было уже поздно. Все газеты вышли с сообщением, что Мона Салин воспользовалась правительственными деньгами в личных целях, что целых 20 минут на счете правительства не было 4 евро. Как мы можем ей доверять? Салин говорит: «Люди, поймите, у меня дети сидели без молока, я забыла второпях сумку». А ей доярка какая-то говорит: «Мона, а у меня нет правительственной карточки, значит, мы не равны. Как же мы можем доверить тебе целое государство?». Кто-то скажет, что это шизофрения полная. И да, и нет. С одной стороны, кажется, что шизофрения: наказание не соответствует преступлению. Но, с другой стороны, эта идея этична. А Мона Салин - крупный бизнесмен, у нее достаточно денег на тонны молока. Здесь вопрос принципа, этики. Об этом нужно говорить, учить наших бизнесменов.

Почему враги успокаивают «нашу Таню»?

F: На ваших семинарах участники совместно пишут мелодию. Часть пишет один, часть - второй и так далее. Зачем это делается?

– Когда я работаю с представителями одной корпорации, то люди должны заботиться о том, как будет выглядеть их мелодия графически. Они должны сотрудничать со всем, что было перед этим и что будет после него. В результате мелодии необычной силы, глубины и красоты рождаются у каждой фирмы. И когда мы изучаем ее, то выявляем возможности сотрудников и возможности сотрудничества. Появляются оригиналы, которые вдруг резко ведут мелодию вверх и что-то хотят вытворить. Появляется человек, который хочет вывести это на средний уровень, чтобы был центр равновесия. Появляются люди, которые неожиданно ставят диезы и бемоли, чтобы понизить и повысить, чтобы обострить мелодию. Кто-то потом после этого диеза или бемоля находит удачный ход, даже не зная теории музыки, выводит мелодию в естественное русло. Очень много вещей можно сказать по мелодии, которую он напишут.

F: Что-то меняется в их компаниях после этого?

– После моих выступлений меняется очень многое. Например, когда я работал с банком «Уралсиб» в Москве, они приняли решение, что все топ-менеджеры смотрят все фильмы Михаила Казиника, слушают все его радиопередачи, приобретают и читают его книги, знакомят свои семьи с творчеством Михаила Казиника и делают это творчество одной из основ семейной жизни и мышления. Во всех отделениях «Уралсиба» они ввели слушание гениальных композиторов - Моцарта, Бетховен и Баха. «Уралсиб» неожиданно выстроил многогранную жизнь, и человек, подходящий к месту работы, немножко по-другому его рассматривает.

У меня были фирмы, где сотрудники готовили для своих коллег лекции о живописи, музыке, литературе. Мы работали над риторикой - ведь очень важно, как сказать.

Я приведу такой смешной пример. Однажды моя поклонница написала письмо. Мол, есть такой Абрамов, бывший секретарь Ленинградского обкома партии, который написал книгу о «Руслане и Людмиле». Что на самом деле поэма Пушкина – это тайное предупреждение русскому народу, как надо бороться с хазарским каганатом, с евреями и так далее. Что голова – это Вашингтонский обком. Руслан – это русский витязь, который сражается за чистоту рода. Наина – злые американские силы. Фарлаф, который убивает Руслана, – хазарский каганат. Живая вода – то, что мы должны влить в свои поры, чтобы получить Людмилу. «Вы согласны с тем, что пишет Абрамов?», - спросила меня женщина. Я ей пишу ответ: «Уважаемая! Я считаю, что Абрамов по сравнению с одной поэтессой, стихи которой я вам сейчас процитирую, - мелочь. Вот была такая поэтесса Агния Барто. Она действительно написала указания, как русскому народу выжить в условиях враждебного окружения».

Я сейчас вам прочту этот стих. «Наша Таня громко плачет. Уронила в речку мячик. Тише, Танечка, не плачь, не утонет в речке мяч». Для того, чтобы понять этот стих, надо читать его с акцентом на первом слове «наша». Почему НАША Таня громко плачет? Потому что она уронила в речку мячик. И враги пытаются ее утешить. Как? «Тише, Танечка, не плачь. Не утонет в речке мяч». Враги хорошо знают, что они говорят: мяч не утонет, но его унесет течением. А что такое мяч? Это наша планета Земля. Враги рады, что НАША Таня уронила планету, лишила себя власти над этой планетой. И враги, вместо того, чтобы сказать: «Таня, мы плывем за мячом – за Землей, мы возьмем ее в свои объятья, мы не дадим ее врагам», говорят, чтобы она успокоилась. Вот так, внутренние враги, внешние предикторы и хазарский каганат не дремлют, они все влияют на НАШУ Таню. Та женщина мне в ответ написала: «Огромное вам спасибо! У меня словно пелена с глаз спала. Так же можно исказить абсолютно всё!»

То есть вся эта система мышления порочна в корне. Риторика – это владение акцентами. А антириторика – это совершенно дикие вещи. И поскольку риторикой не владеет большинство наших сограждан, то огромное количество всяких прихлебателей играют на этом и формируют искаженное общественное сознание. Когда-то Губерман написал: «Идея, брошенная в массы, – это все равно, что девка, брошенная в казармы». Ничего нет страшнее, чем обыгрывание идеи с людьми, не способными ее понять.

Могу привести такой пример. Патриарх Всея Руси Кирилл однажды сказал: «Разговоры о плохих священниках отвлекают верующих от созерцания святого креста». Он совсем не против плохих священников, он против разговоров о них. И люди не спохватились, не удивились, не сказали: «Он что, с ума сошел? Как он мог так сказать? Он своей фразой привел нас к 37-му году». Оказывается, можно оглупить народ до такой степени, что он лишается способности думать. И что теперь делать?

F: Слушать музыку?

– Конечно. У нас сейчас такой век, что не надо быть представителем дворянства, чтобы слушать лучшую музыку, которая всегда принадлежала высшим кругам. У нас всё дома, через доступ к интернету. Мы можем походить по Вашингтонской национальной библиотеке, полистать любую книгу. Мы способны слушать любых философов планеты Земля – живших и живущих. И чем же мы занимаемся? Почему же глупость по-прежнему заливает глаза, уши, рты? Вот что интересно.

Наверное, на первое место во всех сферах деятельности надо ставить культуру и искусство. Это звучит утопично и непонятно. Но мы решили бы много вопросов, мы приблизили бы многих людей к гармонии и добру, если бы смогли донести тайные смыслы и гармонию через музыку, поэзию, живопись, архитектуру. Это сложно - ведь то, что Толстой назвал властью тьмы, всегда было очень сильно.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
18162 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
9 мая родились
Мурат Байсынов
член правления АО «Altyn Bank»
Кайрат Мами
председатель Конституционного совета Республики Казахстан
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить