Вслепую

Ужином в зале с приглушенным светом и мерцающими свечами уже никого не удивишь. А как насчет абсолютной темноты?

Фото: Сауле Амирбекова

В Монреале есть ресторан O’Noir («В темноте»), обслуживающий персонал которого состоит из абсолютно слепых и слабовидящих. Посетителей обслуживают в абсолютной темноте, так как слепым для передвижения свет не нужен, у них более острое ощущение пространства и память, позволяющая безошибочно ориентироваться в знакомом месте. Развлечение не из дешевых (минимальный чек на человека, включая чаевые, $50), но стоит сходить хотя бы раз, чтобы испытать что-то новое.

Надо отметить, что у ресторана нет массовой рекламы – ни билбордов, ни роликов на ТВ или радио, ни полос в печатной прессе, ни рекламных трюков в Интернете, ни промоутеров с листовками... Весь рекламно-пиарный антураж O’Noir состоит из скромного сайта с копиями публикаций о ресторане (последняя статья датирована 2008 годом – надо полагать, интерес журналистов угасает) и уже неактуальным меню плюс небольшие модули в туристических гид-проспектах. Необходимо добавить, что выглядит ресторан совершенно неприметно или даже «незовуще»: черно-белая вывеска, закрытые двери – пройдешь мимо, не обратив никакого внимания.

Но при всем этом от посетителей нет отбоя, в выходные зал полный. Попасть в ресторан можно, только предварительно зарезервировав столик. Вот они результаты «сарафанного радио» или, если привести французский аналог термина lebouche à oreille – «изо рта в уши» (второе значение этого выражения – «сплетни»).

Темный экспириенс

У входа в небольшой зал ресторана O’Noir клиентов встречают зрячие кассиры, которые принимают заказ, а также предупреждают, что телефоны как источники света следует отключить. Позже, на выходе, они же и примут оплату.

Из-за тяжелого черного занавеса появляется человек в черном: «Здравствуйте. Меня зовут Мэтью. Вы первый раз здесь? Желаю вам приятного экспириенса. Кладите руки мне на плечи. Ничего не бойтесь. В зале темно, но никто вас пугать не будет – это не комната страха. Пол ровный – нет ни лестниц, ни порогов. Доверьтесь и следуйте за мной».

Именно так в ресторане встречают каждого посетителя и провожают во мглу зала. Ожидая обстановку «а-ля ноктюрн», несколько непривычно оказаться в шуме: темно, а посетители галдят, как в обычной забегаловке, звон стаканов, громкий смех, голоса наперебой. Пробираясь на ощупь, страшно упустить официанта, потому что в этой темноте, которая создана искусственно, теряется всякое ощущение пространства. Официант очень вежливо просит ничего не бояться: «Я понимаю, что вам страшно, но человек может ко всему привыкнуть, и к полной темноте тоже...».

Провожая до столика, Мэтью рассказал, что в основном в ресторан приходят за первым опытом, но есть и те, кто возвращается: «На выходных, к примеру, шумно. Если захотите вернуться, попробуйте другую обстановку, более камерную – среди недели посетителей обычно меньше».

Помимо того что сама по себе идея ресторана очень оригинальна и привлекательна для многих посетителей, причина воскресных аншлагов в O’Noir заключается в «слепом» блюзе. Так, по воскресеньям в ресторане можно послушать джаз-банд Les Ombres («Тени»), состоящий из слабовидящих музыкантов. Конечно, не видеть артистов странно. Музыка не воспринимается, несмотря на то что музыканты играют отточенно, да и репертуар состоит из одних хитов – если бы выступающие были освещены хотя бы минимально, возможно, эффект был бы гораздо ярче. Чего не скажешь о кухне. Темнота сыграла свою роль – вкусовые рецепторы обострились, и, как результат, съеденные на радость поварам до последнего кусочка основные блюда и десерт. Однако орудовать вилкой в темноте оказалось непривычно, а вот стаканом – запросто, наверное, потому что в жизни мы редко смотрим на стакан, в тарелку – чаще.

Даже после ужина оказалось очень сложно сориентироваться в зале. По мнению Мэтью, любой человек смог бы работать официантом в темном зале, что ориентировка в темном пространстве требует тренировки. «Нам, незрячим, тоже поначалу непривычно в новом помещении, только исследовав его и «загрузив» параметры в память, мы относительно свободно передвигаемся. За пределами ресторана я всегда с палкой, она позволяет мне «ощупать» путь. Каждый сотрудник нашего заведения проходит обучение, неважно, слабовидящий или нет: кассирам тоже приходится проходить тренинг, потому что туалет находится в зале», – пояснил он.

Социальный аспект

В течение вечера, в моменты, когда Мэтью подходил, чтобы подать очередное блюдо или забрать тарелки, удалось узнать, что для него работа в ресторане все-таки временная и что в дальнейшем он собирается учиться на массажиста-терапевта.

С одной стороны, если подумать, есть ведь работа и для незрячих, но работодателю, вероятно, проще работать с людьми без каких-либо видов инвалидности. Подтверждение тому – уровень безработицы среди слепых и слабовидящих, который, к примеру, в Канаде составляет около 70%, в то время как общий показатель среди всего нацеления страны не достигает 9%.

Именно поэтому социальная составляющая бизнеса рестораторов O’Noir вызывает особое уважение. Пара десятков рабочих мест, разумеется, несильно отражается на страновых статистических показателях. Но важнее, что конкретные люди получают возможность работать. Не менее важно, что гости заведения задумываются о проблемах слабовидящих. Еще более важно, что 5% от прибыли руководство ресторана отдает в благотворительные фонды, занимающиеся поддержкой инвалидов зрения.

Концепт ресторана O’Noir относительно в новинку для Канады. Аналогичные рестораны есть в некоторых европейских странах, в Австралии и США. Согласно информации на сайте, последователи этой оригинальной идеи обязаны некоему Джорджу Спилману, слепому пастору из Цюриха. Пастор был известен своими превосходными кулинарными способностями, а также неординарностью характера. В сумме эти две особенности привели его к мысли надевать повязки на глаза своим гостям во время трапезы с целью повышения чувствительности пищевых рецепторов, а также чтобы поставить их в равное с собой положение.

Позднее, в 1999 году, мистер Спилман открыл ресторан Blindekuh («Слепая корова»), который предоставил возможность зрячим людям побывать на месте слепых, а последним – найти работу.

Популярность ресторана O’Noir, пожалуй, в первую очередь объясняется стремлением человека к чему-то новому. Просто хорошей разнообразной кухни и приятной атмосферы не всегда достаточно, чтобы привлечь избалованного потребителя в городе с высокой конкуренцией на рынке ресторанного бизнеса. Именно поэтому в жесткой борьбе за клиента немало рестораторов прибегают к неожиданным идеям, заимствованным и собственным.

От фанки-столика до «Путина»

Так, кроме «темного» ресторана Монреаль известен и другими, не менее экзотическими заведениями. В Céramic Café за чашечкой кофе посетители разукрашивают вручную керамическую посуду либо наблюдают за художниками. Никто не в силах покинуть кафе без одной-двух расписанных кружечек.

El Zaziummm известен фанки-столиками, которые надо резервировать заранее. Фанки-стол отличается от обычного креативной декорацией, точнее, это уже не столик, а вагон, ванная, пляж... В меню присутствует монстр-сэндвич, который не каждый может осилить, – тот, кто съедает его самостоятельно, получает в награду футболку с соответствующей надписью: «I’vebeenabletoeat the Monsterat El Zaziumm».

Подарок, но уже в виде мексиканской шляпы, получает именинник, отмечающий день рождения в Troisamigos.

В Little Sheep Mongolian Hot Pot посетители готовят сами: вначале необходимо выбрать сырые очищенные овощи на общем столе, затем жарить их в горшочке уже у себя за столиком. Одежда и волосы гостей неизбежно пропитываются запахом масла, но, несмотря на эту неприятность, они возвращаются не раз и рекомендуют это место друзьям.

В ресторан Le Nil Bleu приходят попробовать эфиопскую кухню в приятной обстановке среди деревьев и фонтанов. Но в первую очередь это место известно отсутствием столовых приборов – посетители едят руками, чем не удивишь казахстанцев, но опыт весьма неординарный для жителей и гостей североамериканского города.

Поесть руками можно еще в двух ресторанах – Auberge du Dragon Rouge («Отель красного дракона») и Cabaret Du Roy («Кабаре дю-Руа»). В основе концепта обоих ресторанов – историческая анимация. Артисты и декорации переносят гостей в мир Новой Франции (Канады XVII века), где те могут не только отведать пищу по средневековым рецептам, но и принять учаcтие в разворачивающемся шоу, к примеру поиграть в «запретные» азартные игры или сразиться с врагом. Кстати, владелец этих двух заведений также расширил источники доходов за счет продажи книг с рецептами Новой Франции, дисков с музыкой и аудиосказками ушедшей эпохи.

Впервые прошлой зимой в Монреале можно было угоститься в ледяном ресторане. Знаменитая финская компания Snow Village «привезла» ледяную деревню с отелем и рестораном на островок вблизи города.

Обзор необычных ресторанов Монреаля был бы неполным без самого известного – La Banquise («Плавучая льдина»), который работает в режиме 24/7, при этом в любое время дня и ночи перед входом – очередь желающих поесть традиционное квебекское блюдо Poutine, которое не имеет никакого отношения к российскому президенту. Собственно, отведать Poutine можно в каждом квартале, но нигде, кроме La Banquise, нет такого ассортимента – 28 видов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5875 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
16 мая родились
Владимир Божко
заместитель председателя мажилиса РК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить