На правах рекламы

Симфония Алессандро Шараффа

Итальянский художник рассказал о художественной практике и отношении к жизни в целом

Алессандро Шараффа. Courtesy: GAM (Galeria d’Arte Moderna) Torino
ФОТО: Alessandro Muner
Алессандро Шараффа. Courtesy: GAM (Galeria d’Arte Moderna) Torino

Алессандро Шараффа - итальянский художник, архитектор, изобретатель и визионер родом из Турина. 24 Июня в Государственном музее искусств РК им. Кастеева, при поддержке abr, Банка ЦентрКредит и Artios Art Advisory открылась для публики его «Симфония» - иммерсивная и партисипаторная инсталляция, состоящая из нескольких связанных между собой элементов. В основе – звук aurora borealis (северного сияния). Записав его сверхчувствительными аудио-приборами, художник с помощью специальных программ преобразовал звук в изображение, проецируемое на отражающий экран. Гонг подсоединен к мини-компьютеру и сенсорам, которые улавливают вибрации энергетического поля зрителя и синхронизируют их с основной дорожкой.

Симфония, 2021, гонг, стерео система, сенсоры звуковая дорожка северного сияния, видеопроекция, зеркальный экран, размер соответствует особенностям локации (диаметр гонга 70 см). Создано при поддержке Итальянского Совета (2020). Courtesy: GAM Torino
ФОТО: © Alessandro Muner
Симфония. 2021. Гонг, стерео система, сенсоры звуковая дорожка северного сияния, видеопроекция, зеркальный экран. Размер соответствует особенностям локации (диаметр гонга 70 см). Создано при поддержке Итальянского Совета (2020). Courtesy: GAM Torino

Расскажите о своем детстве, в вашей среде были люди искусства?

-  Я родился в искусстве, потому что я родился в Италии (смеется). Куда бы ты ни пошел – тебя окружают произведения искусства, может это и звучит как клише, но это факт. К тому же, в моей семье уделяли этому большое внимание: моя мама – преподаватель изящных искусств, папа – графический дизайнер. Это стало своего рода гумусом, благоприятной почвой, в которой мой интерес к искусству прорастал и креп. Но нужно сказать, что родители никогда не давили на меня. Скорее наблюдение за их творческим процессом пробудило во мне схожую увлеченность.

Вы могли бы рассказать о каком-нибудь запомнившемся эпизоде, связанном с родителями?

- Помню, как мама повела меня на выставку Калдера (Александр Калдер – американский художник, изобретатель особого вида кинетической скульптуры - F). Это был опыт, который полностью поменял мое восприятие мира. Его «мобили» поразили меня. У них удивительное свойство казаться живыми.

Точно. Они будто не механические вовсе. Их способность взаимодействовать со средой, двигаться, менять конфигурацию – все, как и в самой природе, когда для нас остается загадкой: есть ли в этом замысел, закономерность, или же все-таки это случайная цепочка причин и следствий. Его работы в какой-то степени апология природы, что для художника-изобретателя достаточно интересно. Мы побывали в зале с «Симфонией», в ней тоже есть этот аспект соединения точного расчета и воли случая?

Создание Симфонии. Courtesy: GAM Torino
ФОТО: © Alessandro Muner
Создание Симфонии. Courtesy: GAM Torino

- В своей работе я руководствуюсь как рациональным подходом, так и чувствами. Противоположности дополняют друг друга. Также, как и люди: наша истинная идентичность рождается через взаимодействие с другими. Кстати, могу сказать, что меня сформировало во многом не столько формальное образование, сколько общение с талантливыми людьми из самых разных сфер искусства. Во время учебы на архитектурном факультете Politecnico di Torino, я много проводил времени в мастерских с большими, признанными художниками: Джильберто Дзорио, Луиджи Стоиза и другими участниками, которых можно отнести к направлению арте повера. По-итальянски это называется «боттега» - студия, где молодые могут наблюдать за тем, как они работают. Ты не читаешь учебники, ты вживую наблюдаешь за тем, как пишут историю современного искусства. Но и особая созидательная атмосфера, безусловно, меняет тебя, раскрывает.

Думаю, «Симфония» и про это тоже: когда ты попадаешь в пространство с инсталляцией, ты перестаешь функционировать в обычном режиме, а если там есть другие люди – ты невольно соотносишь себя с другими. Это достаточно приятное ощущение единения с чем-то, что больше тебя. Расскажите немного о процессе ее создания?

- Я работаю с VLF (сверхдлинные волны) с 2010 года – это низкочастотные электромагнитные волны, которые образуются при наличии высокоэнергетических явлений, таких как северное сияние. Около 3 Герц, их можно услышать только с помощью специальных радио-фильтров. Чтобы записать звук северного сияния мы с ассистентом отправились в Мурманскую область, пробыли две недели в тундре близ села Териберка. А мой дорогой друг Ренато Ромеро построил сеть VLF, он работал над этим почти двадцать лет, что и позволило позднее расшифровать полученный материал для «Симфонии». Мы используем научные инструменты для сбора данных, изображений, звуков, которые иначе не могли бы быть распознаны. Я пытаюсь исследовать невидимое и неслышное, а затем передать это опыт, делиться им, и очень рад представлять «Симфонию» именно здесь.

Aurora luna, 2019, стелла 88 м, видео-мэппинг.
Courtesy: Алессандро Шараффа, Luci d’artista
ФОТО: © Laura Cantarella
Aurora luna. 2019. Стелла 88 м, видео-мэппинг. Courtesy: Алессандро Шараффа, Luci d’artista

Почему Казахстан?

- Во-первых, интуиция подсказывает мне, что это то самое место, где на данном этапе моей жизни мне нужно быть. Встречаться с людьми, говорить, исследовать. Регион, с таким сложным историческим контекстом меня завораживает. Здесь чувствуется взаимопроникновение разных культур, и неожиданные формы в которые этот процесс выливается. Во-вторых, я верю в идею космического номадизма, людей всегда увлекало небо, космос и вопрос «а что там дальше?». В Казахстане два этих аспекта удивительным образом и очень для меня символично накладываются друг на друга – это земля номадов, а кроме того именно здесь был построен первый космодром Байконур, и 1957 год, с успешным запуском «Спутника-1», стал официальным началом эры освоения космоса.

Как у Циолковского: «Человечество не останется вечно на Земле, но, в погоне за светом и пространством, сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство».

- Люди по сути своей кочевники, движение – основа жизни. Любопытство рождает прогресс. Мы essere animato – существа, одаренные душой, anima от латинского «душа», мы наполнены движением, энергией. Нам необходимо проявлять себя. Через несколько лет нас станет значительно больше: 9-10 миллиардов. И что мы будем с этим делать? Приходит мысль о создании возможностей в другом месте, не на Земле. Например, метаверс – что это? На мой взгляд, это и есть попытка найти альтернативную опцию, пусть и в пределах пока только виртуального пространства.

Но, попав на другие планеты, кем мы станем? Колонизаторами?

- Нет. Мне совершенно чужда эта идея завоевания. Мне бы хотелось, чтобы мы пришли туда с миром, мой новый проект «Цветок Марса» как раз об этом. Посадить цветок в марсианскую почву – это изменить парадигму в целом. Я пришел туда, где я Другой, но не противопоставляю себя окружающей действительности. Я несу жизнь, которая заключена в семени.

Spazio liscio. 2008. Бумага, алюминий, собуфер, частота 45 Герц.
Courtesy: Алессандро Шараффа, Luci d’artista
ФОТО: © Laura Cantarella
Spazio liscio. 2008. Бумага, алюминий, собуфер, частота 45 Герц. Courtesy: Алессандро Шараффа, Luci d’artista

Звучит впечатляюще.

- Как и любая идея, пока о ней не говорят, ее как бы не существует. Первое – я говорю об этом, произношу вслух, рассказываю, проговариваю как заклинание, и чем больше людей обсуждают это со мной, тем реальней перспектива реализации проекта. Второе – создание семени: гибрида растений, устойчивых к перемене температур, давления, бескислородной среде. Третье – краудфандинг. Этот проект очень масштабный, но я верю, что общими усилиями он с легкостью может быть воплощен в жизнь. И последнее – создание робота-ровера для отправки на Марс, он собственно и посадит там семя.

Почему это важно для вас?

- Я верю в трансформирующую силу искусства, она очень мягкая, но в ней заключена неуемная энергия, которая может сделать мир лучше.

Мадина Сергазина, историк и арт-менеджер Artios Art Advisory

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
19684 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить