Остров южнее моря

Почему обитатели Хайнаня живут долго и счастливо

Фото: © Depositphotos.com/lzf

Наш самолет подлетает к городу Санья, что на юге острова Хайнань. В иллюминаторе становятся видны очертания побережья: синее море, белоснежные пляжи, кокосовые пальмы – эдакий райский уголок. Из обилия тропической зелени, буквально окутывающей остров, как одеяло, пробиваются отдельные высотные здания.

На земле нашу группу встречает команда от туроператора, в числе которой обнаруживается и соотечественница Юлия из Алматы. Гидами оказываются русскоговорящие китайцы с привычными для нас новоприобретенными «вторыми именами» – Леня, Женя, Саша, Катя. Они не из числа местных островитян, а тоже пришлые – с севера Китая.

Остров расположен на одной широте с Гавайями – слово «хайнань» переводится как «остров южнее моря». Это одно из самых экологически чистых мест в мире: в радиусе 100 км от Санья нет ни одного промышленного предприятия. Администратиный центр острова – город Хайкоу, что в переводе означает «морские ворота», – самый крупный населенный пункт на нем, Санья же – второй по численности. Всего на Хайнане проживает около 8,5 млн человек, а ежегодно посещает его около 25 млн.

Из Алматы до Хайнаня выгоднее летать регулярными рейсами, которые предлагают два китайских авиаперевозчика – China Southern Airlines со стыковкой в Урумчи и Hainan Airlines со стыковкой в Пекине. Цены на билеты у них варьируются в пределах $580–780 и $600–700 соответственно. Есть и сезонные чартерные рейсы.

Фото: © Depositphotos.com/Ramzeskin

Мой путь лежит через китайскую столицу. С момента вылета до заселения в гостиницу в Санья проходит около 18 часов. Тур, в котором я принимаю участие, – информационный, то есть предметно-ознакомительный, и вся группа, кроме меня, состоит сплошь из профессионалов турбизнеса. Потому заранее настраиваюсь на то, что придется «скакать галопом» по Хайнаню.

Тонкости лингвистики

В первый день мы останавливаемся в бухте Дадунхай, что дословно переводится как «большое восточное море», – центре городской жизни с множеством баров и ресторанов, в том числе русской кухни. Здесь также можно заниматься шопингом или прибегнуть к услугам традиционной китайской медицины.

Несмотря на усталость после перелета, выхожу побродить по городу «на разведку» – для самостоятельного изучения жизни островитян. Успеваю отойти не больше чем на 500 метров от отеля, и все вокруг начинает казаться до боли знакомым – современные «стеклянные» офисы и торговые центры соседствуют с заведениями на первых этажах обветшалых домов, бакалейными лавками на тротуаре и небольшими магазинчиками, где излишки товаров располагаются прямо на полу вдоль полок. А неоновые вывески дополняют этот образ. Чувствуешь себя комфортно, почти как дома. Отличие лишь в том, что на дворе глубокая осень, а температура около +25 градусов. И люди не говорят на русском. Впрочем, как и на английском.

Фото: © Depositphotos.com/eyeofpaul

Позже, в ходе бесед о языковых, культурных и прочих различиях китайцев, которые поначалу казались все на одно лицо, один из экскурсоводов поясняет, что приезжающие с материка северяне не понимают языка коренных островитян, принадлежащих народности ли, поскольку он совершенно не похож на общепринятый в Китае путунхуа, или, как его еще называют, мандаринский. Собеседник на примере одного слова доходчиво объясняет эту разницу. Уже не помню, какое это было слово, но звучало оно действительно в двух случаях совершенно по-разному. По возвращении в Казахстан выяснил, что язык коренных островитян относится к тайской семье. А еще к концу недельного пребывания на Хайнане даже стал отличать ли от приезжих ханьцев.

Утро следующего дня начинается с похода на пляж. Белоснежный мелкий песок и лежаки с видом на море определенно соответствуют представлениям о Гавайях, навеянным голливудскими фильмами. Не хватает только «Пина колады» или кокосового ореха с трубочкой. Воды Южно-Китайского моря оказываются очень солеными. Из-за отлива вдоволь поплавать не удается, но этого хватает, чтобы взбодриться.

В этот день мы посещаем акулью фабрику. До увиденного там мне и в голову не приходило, что их можно употреблять в пищу. Оказывается, печень акулы может составлять до 30 % от собственного веса. К тому же китайцы делают из нее массу полезных лекарств. Тут же очень вовремя наши гиды замечают, что на Хайнане нежелательно купаться в море по ночам, так как есть опасность нападения акул. Правда, об этом официально нигде не извещается. Позднее обращаю внимание, что у всех отелей есть свой огороженный участок моря, что большинство людей не купаются за его пределами и что все пляжи имеют свои часы работы.

Далее мы едем в центр традиционной китайской медицины. В виде комплимента от заведения нам всем делают массаж стоп. Также мы проходим бесплатную диагностику наших «болячек». Все как в фильмах – маленького роста китайский доктор преклонных лет задает несколько вопросов, потом нажимает пальцами в определенных местах и затем ставит точный диагноз. А его ассистентка все переводит на вполне сносный русский. Часть нашей группы сразу же, «не отходя от кассы», принимается поправлять свое здоровье. Пока мы их ждем, нас все время потчуют чаем с печеньками.

Фото: © Depositphotos.com/Verkinka

В ближайший выходной день, который совпадает с Хеллоуином, я с небольшой группой единомышленников отправляюсь изучать злачные места Дадунхая. Со второй попытки мы попадаем в бар на пляже, который держат трое молодых итальянцев. Ребята развлекают гостей игрой на барабанах, шоу с факелами и хорошей музыкой.

Попасть в суп

Вечером второго дня мы переезжаем в бухту Саньябей, с одной из самых протяженных и красивых набережных – около 18 км. В один из дней мы идем ужинать в ближайшую кафешку, которая оказывается аж в 6,5 км от нашего отеля. Во многих гостиницах здесь есть собственные термальные источники. Правда, бухта находится в непосредственной близости от аэропорта.

Пляж в этой бухте такой же белоснежный, а вода такая же соленая, как и в предыдущем месте. Жаль только, что нет бара на берегу. Однако это не мешает мне спокойно созерцать прекрасный вид на море, наслаждаться звуками волн, ударяющихся о берег, и морским бризом.

Фото: © Depositphotos.com/wittybear

Далее по списку в нашей программе значится посещение чайного дома. Нам рассказывают о разных сортах чая, выращиваемых на Хайнане, после чего дают их попробовать и, разумеется, предлагают купить. Хоть я не являюсь любителем или знатоком этого напитка, теперь считаю, что настоящий чай – это китайский чай. А первая моя мысль после дегустации: «Что же я пил всю жизнь до этого?»

Затем едем за город на горячие источники. Каких только ванн там нет – кофейная, кокосовая, две винные (используется красное и белое вино), а некоторые вовсе носят названия китайских супов. Бассейн с рыботерапией – единственный, где вода температурой ниже +40 градусов. Выхожу оттуда с приятным чувством усталости и ощущением легкой «замаринованности». Умиротворенно кормлю в декоративном пруду при источниках разноцветных золотых рыбок (вакинов), как известно, очень популярных в Юго-Восточной Азии.

На четвертый день нас везут на шелковую фабрику. Все показывают, рассказывают и, конечно же, предлагают купить. Как мне ни хочется привезти столь рос­кошных даров из Китая, поразмыслив, решаю поберечь свой бюджет.

Драконья бухта

Оставшиеся два дня мы проводим в бухте Ялонгбей, что переводится как «дракон Азии». В этом заливе находится «площадь еды» – место скопления всевозможных кафе и ресторанов (есть даже один с испанской или мексиканской кухней), а также магазинов и бутиков. Пляжи здесь выглядят самыми многолюдными. Зато мы находим бар на берегу моря. И я могу наконец воплотить в жизнь картинку из голливудских фильмов – сидеть в райском местечке и попивать сок из кокосового ореха через трубочку.

Помимо сравнения с Гавайями, Хайнань также называют островом долгожителей, так как здесь проживает довольно много людей, чей возраст перевалил вековой рубеж. Говорят, причинами тому климат, природа и кокосовое молоко.

Фото: © Depositphotos.com/Petunyia

Уже на второй день пребывания на Хайнане становится понятно, что основной поток туристов сюда идет из материкового Китая, поэтому практически никто из местных не знает английского языка – в этом нет необходимости. В среднем я встречал одного человека в день, в какой-то степени владеющего английским, не считая иностранцев.

Пребывание на Хайнане, вне зависимости от того, отдыхаете вы активно или пассивно, поможет вашему здоровью – физическому и духовному. Несмотря на насыщенную программу, многого мы увидеть не успеваем, как то: крупнейший в Азии центр буддизма «Наньшань», фольклорную деревню народностей ли и мяо, еще много чего. Но я воспринимаю это как challenge – вернусь и досмотрю.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

 

Статистика

2964
просмотра