Лучшие уроки тайм-менеджмента

Глава BI Group и гонщик «Дакара» Айдын Рахимбаев рассказал Forbes Life об участии в легендарных гонках

Беседа с Айдыном состоялась удаленно, вечером того дня, когда его экипаж пришел к финишу первым на этапе Кубка мира в Абу-Даби. Из-за аварии в первый день суммарный результат позволил пилоту и его штурману Антону Николаеву получить лишь 10-е место. Но для Казахстана это успех, учитывая также и то, что на этапе в Абу-Даби Айдын Рахимбаев стал официальным гонщиком команды BMW.

– Айдын, расскажите, пожалуйста, когда и как глава крупнейшего в стране инвестиционно-строительного холдинга всерьез увлекся большими гонками?

У меня есть одно любимое высказывание: «не надо бояться, что жизнь закончится, надо бояться, что она не начнется!» 

– Эта страсть родом из детства – какому мальчишке не нравятся автомобили?! Для меня, советского мальчика, машина была объектом загадочным и недостижимым! Помню, как возле моего села проводились досаафовские соревнования на тогда еще советских машинах – восторженные эмоции зашкаливали! Это, наверное, и определило выбранную специальность, по образованию я инженер-автомобилист, и любовь к автомобилям проходит через всю жизнь. Но если говорить о стартах, я прекрасно понимал, что автоспорт – затратное удовольствие и необходимо сначала задуматься о финансовой стороне. Это, конечно, не значит, что я строил бизнес ради автогонок, нет. Я просто занимался бизнесом, не оставляя свою мечту. Ведь порой, пока мы бежим в водовороте жизненных событий, мы забываем, о чем когда-то мечтали.

– И когда сумели воплотить свою мечту в жизнь?

– Это был 2006 год. Тогда уже было много информации о «Дакаре», так что мы шли к этому осознанно. Мы – это я и мой друг и партнер по бизнесу Бауыржан Исабаев. Участник «Дакара» обязательно должен иметь международную лицензию гонщика. Ну, и опыт, конечно. Так как в Казахстане получить его непросто, мы посоветовались с автотренерами и решили для начала заняться автокроссом. И до 2008 года мы себя проявляли в казахстанских гонках, нарабатывали технику пилотирования. В 2007 году участвовали в ралли-рейде «Шелковый путь» по территории Казахстана, после этого – в России, Марокко. В результате хорошо подготовились к «Дакару», но в 

2008-м­ он, увы, не состоялся, и мы снова вернулись к нашим гонкам – поучаствовали в Открытом кубке Казахстана по зимним трековым гонкам. После чего поставили свои машины в ангар…

– Почему?

– Нужно было спасать бизнес в период тяжелейшего кризиса для нашей отрасли. Хобби – это хобби, но бизнес – дело всей жизни. Только в 2011 году, когда мы поняли, что с бизнесом все налаживается, вернулись в спорт.

– Расскажите о первом участии в «Дакаре».

– На первом «Дакаре» в январе 2013 года мне финишировать не удалось – на 10-й день гонок я разбил машину и сам едва остался жив. Слетел вниз с серпантина в ущелье через камни, оторвались колеса вместе со ступицами… Я просто не справился с нервами. Бауыржан тогда добрался, можно сказать, докарабкался до финиша. Было очень сложно как психологически, так и физически. Но нас это не остановило, и мы стали заниматься еще больше, в 2013 году участвовали на этапах Кубка мира и в российских чемпионатах, которыми вплотную занялись еще в 2012-м. Благодаря этому в 2013 году я занял 4-е место в Катаре на этапе Кубка мира и 6-е место в Марокко. За последние годы мы серьезно выросли профессионально. 

– Простите мне мою неосведомленность, но какова технология движения по маршруту? Вы ведь не знаете его заранее? 

– Каждый вечер нам выдают роудбуки-«легенды» – блокноты с расписанными маршрутами, мы ориентируемся только на них: через полтора километра поворот налево, курс 240, через километр – 200 налево, через овраг и направо, курсом 126 и т.д. Так прописывают 400–600 км в день. Не взял одну точку – пенализация один час, две точки – два часа, три – все, исключение из гонки, нечестная игра, все точки фиксируются через спутниковую систему. Вот такие догонялки.

– Где и как живете во время гонок?

– Мы останавливаемся в бивуаках с большими специально оборудованными шатрами. Если говорить о «Дакаре», то там бивуаки находятся друг от друга на расстоянии 600–900 км. Кто-то ночует в трейлерах, кто-то – в гостиницах в 20–30 км, но лучше оставаться на этих базах, потому что ночью механики ремонтируют машины, а значит, могут поднять тебя часа в три ночи для тестирования. Сообщаешь им, если что-то по состоянию автомобиля тебе не нравится, они делают, ты идешь спать. Часа через полтора снова будят для проверки. Потом еще полчаса-час спишь – и к 6.30 на старт. 

14 дней напряженных гонок, по пять часов сна, 9300 км, 6 кг потерянного веса, и при этом организм нормально себя чувствует 

Вечером ужин, личные дела. Из-за хобби нас никто не освобождает от обязанностей ведения бизнеса, поэтому, даже находясь там, мы все время работаем в режиме мобильного офиса – вечерами после финиша проводим совещания, решаем рабочие вопросы по скайпу. Вот сегодня провели плодотворное совещание. При этом я сидел в командной футболке «Астана», а все мои коллеги по ту сторону экрана – в костюмах и галстуках. 

– Как готовитесь к соревнованиям? Наверняка соблюдаете особенный режим?

– Периодически тренируемся в песках Абу-Даби и в Финляндии у многократного чемпиона мира по классическому ралли Томми Мякинена. Ведь нужно готовить организм к тяжелым нагрузкам. Три-четыре раза в неделю занимаюсь спортом: по утрам пробежки по 3–5 км, обязательно тренажеры для укрепления мышечного корсета позвоночника и других групп мышц. За два месяца до «Дакара» тренировки становятся ежедневными и буквально изматывающими – по часу двадцать непрерывные суперсеты на выносливость, четыре-шесть подходов. В 7.00 подъем, тренировки, и в 9.00 на работу. Без тренировок никак, потому что впереди испытание – 8–12 часов за рулем ежедневно, при этом сердце и мозги должны работать как часы. Этапы Кубка мира – это, по сути, подготовка к «Дакару», они длятся пять-семь дней и переносятся чуть полегче, конечно. Всего их восемь, но из-за работы мы, к сожалению, не можем участвовать в каждом этапе. 

– А как чувствуете себя после «Дакара»? 

– После хочется пить, есть и спать (смеется). Организм обезвожен. Пьем до старта мало, потому что в пути нет возможности ходить в туалет. В дороге пить некогда, даже дотянуться до шланга «поилки» – это время. Одной рукой сунешь в рот шланг, сделаешь пару глотков и просто его выплевываешь. Гонка не останавливается ни на минуту: развилка, влево, вправо, сброс, подъем, диктует штурман, ты повторяешь, курс 260, курс 277, скорость, газ, оттормаживаемся… Ты бешено крутишь руль, работаешь педалями, тебя мотает во все стороны. Вот сегодня мы финишировали первыми с разницей в 49 секунд, то есть минута сыграла ключевую роль. О еде и речи нет, только энергетические батончики иногда. Все это в условиях жары – ты будто в сауне, только в сауне мы находимся 15–20 минут, а тут семь часов на спецучастке! У нас в бачках по 3–6 литров воды, и этого не хватает – вся влага выходит из организма с потом. Комбинезон на финише бывает мокрый до пяток. Ночью пьешь, пьешь и не можешь напиться. Вечером после такой сауны на еду даже сил и аппетита нет. После 14 дней «Дакара» я похудел на 6 кг. Представьте – перед гонками ежедневные двухмесячные тренировки, тело поджарое, подготовленное, в нем минимум жира, и откуда-то уходят еще 6 кг. Даже через неделю после «Дакара» организм все время хочет пить. И есть.

– Вы не чувствуете, что такие испытания изматывают организм? Или, наоборот, повышается запас прочности?

– Да, «Дакар» – это испытание на выносливость. Безусловно, гонки мобилизуют, и очень сильно. Я понял, что организм может выдержать гораздо больше, чем мы думаем. 14 дней напряженных гонок по пескам, серпантинам и высокогорью в стрессовом режиме, по пять часов сна, 9300 км, 6 кг потерянного веса, и при этом организм нормально себя чувствует. 

– Но после гонок вы не чувствуете потери?

– После гонок ресурсы просто восстанавливаются. Мы же дома не сидим, не смотрим на свой организм. По возвращении сразу включаемся в дела, в этот раз у нас, например, уже на следующий день после ночного перелета назначены совещания, встречи, объезды. Надо наверстывать упущенное, работа сама не делается.

– Можете ли сказать, что даже напряженные гонки дают отдых вашей голове?

– Когда человек меняет вид деятельности, он уже отдыхает. Приходишь после перерыва и включаешься заново, на многие вопросы смотришь под другим углом, и это полезно для бизнеса. И вообще, знаете, по-другому начинаешь относиться к своему времени. Время – наш самый дорогой и невосполнимый ресурс. Только здесь я стал очень понимать его цену. После такого опыта расписываешь свой тайм-тейбл не по часам – по минутам. Часами совещания проводить уже невозможно, если раньше я отводил на некоторые дела по два-три часа, теперь – 15–20 минут, стараешься быть максимально эффективным, все делать в темпе.

– Дома дисциплина такая же?

– Дом – это территория тишины. О работе не говорим, гонки, конечно, обсуждаем, в основном с сыновьями. Стараемся выбираться всей семьей из города почаще.

– Как вы попали в состав президентского профессионального спортивного клуба «Астана»?

– До этого в «Дакаре» принимал участие экипаж Артура Ардавичуса, его поддерживал фонд «Самрук-Казына». Целью открытия президентского клуба был максимальный промоушен Астаны, страновой промоушен. Международные эксперты рекомендовали включить в клуб команды в тех видах спорта, которые могут эффективно и правильно позиционировать Казахстан на мировой арене. Велоспорт был номером один, потом «Дакар». Мы к тому времени уже имели опыт участия в «Дакаре», поэтому нас и определили: Артура Ардавичуса, Дениса Березовского и нас с Бауыржаном. Нам дали шанс себя проявить, чем мы сейчас и пользуемся.

– А статус официального пилота команды BMW – как состоялось это сотрудничество? 

– Хорошие машины достаются тем пилотам, которые показывают высокие результаты. «Самрук-Казына» оплачивает часть наших расходов, потому что автоспорт – очень дорогой вид спорта. Но если ты хочешь достигать высоких результатов, нужны лучшие машины, поэтому мы сами также участвуем в финансировании команды. Иными словами, деньги вкладываем ради хороших автомобилей. Однако, чтобы получить топовую машину, нужен определенный спортивный рейтинг, потому что ни одна команда не хочет, чтобы ее машину купил толстосум и потом ездил в хвосте. На «Дакаре» сейчас две «суперконюшни» – это Toyota и BMW, в прошлом году у нас был контракт с командой «Тойота», мы ездили на Toyota Overdrive. А потом на меня, благодаря тому что я очень мешал команде MINI, обратил внимание Свен Квандт – тим-менеджер команды BMW (его семья – акционеры концерна BMW). От него я и получил приглашение на одной из встреч. Теперь я управляю невероятно мощной машиной – это как получить дикого коня, правда. У нее очень много мощи, и ее надо обуздать. Получилось не сразу – первый день в этой гонке прошел комом, потеряли два с половиной часа. Потом постепенно дела пошли лучше, и вот сегодня, на четвертый день гонок, я ее обуздал!

BMW – мощная команда, здесь высокая концентрация чемпионов

– Наверняка быть  частью легендарной команды – честь для вас? 

– Это вообще другой мир. Заводские команды, евроспорт, легенды мирового спорта, очень большая ответственность! BMW – действительно мощная команда, здесь высокая концентрация чемпионов. Когда варишься с ними в одном котле, это сильно поднимает личную планку. Когда перед стартом тебя инструктирует акционер концерна BMW, поверьте, это многого стоит. Сейчас они присматриваются ко мне, я – к машине, можно сказать, засватались, дальше видно будет. Большая честь выступать в одной команде со Стефаном Петранселем и Нани Рома, легендами «Дакара». Своеобразный мастер-класс.

– Есть ли что-то, что может удержать вас от участия?

– Человек живет ради эмоций. Наверное, это должен быть источник других эмоций, но пока я такого не вижу. Меня часто спрашивают: ты идешь на такой риск, зачем? Действительно жесткий спорт: на каждом этапе Кубка мира переломы позвоночников, на каждом «Дакаре» гибнут гонщики. На это у меня есть одно любимое высказывание: «Не надо бояться, что жизнь закончится, надо бояться, что она не начнется!»

– Но как реагируют на полное рисков увлечение ваши близкие? 

– Конечно, насторожены, больше всех переживает мама. Говорят: «Побыстрее бы ты достиг какой-то вершины и успокоился». (Смеется.) 

– Как спорт помогает вам в бизнесе?

– Между автоспортом и бизнесом очень много параллелей. Кто меньше совершает ошибок, тот большего достигает – это первое общее правило, второе – принципа 10 тысяч часов (по книге Малкольма Гладуэлла «Гении и аутсайдеры») никто не отменял: оттачивай навык, проявляй упорство! Если ты веришь в свое дело, погружен в него полностью – ты достигнешь многого. Скорость принятия решений в автоспорте – доли секунд! И умение принимать в бизнесе правильные решения своевременно тоже оттачивается – как известно, правильное решение, принятое поздно, это неправильное решение, лучше принять решение и после поправить, чем не принять. Еще спорт развивает уважительное отношение к партнерам. Максимальная корректность, честность и упорство – это тоже в списке полезных «побочных» эффектов. 

– Что у вас впереди?

– Впереди Катар, Silk Way Rally, потом Марокко. Если где-то в одном из восьми этапов мы сможем взойти на подиум – это будет здорово. Ну, и главная цель – «Дакар» 2015 года, это ни на что не похожий опыт и ощущения, когда тебя окружают 150 таких же участников из 50 стран мира, каждый из которых приехал за победой.

– Вот уж где адреналин висит прямо в воздухе!

– О, уверяю, на «Дакаре» он чувствуется уже в аэропорту! 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4994 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить