Казахстанец выиграл конкурс молодых дизайнеров моды в Париже

Максут Жаркумбаев из Костаная со своим брендом Max Korol стал первым на конкурсе Moda Domani («Мода завтрашнего дня»), прошедшем в сентябре в столице Франции

В центре - Максут Жаркумбаев. Справа - председатель жюри, известный дизайнер Жан-Клод Житруа, слева - муза г-на Житруа Сара Маршаль

Forbes.kz связался с Максутом Жаркумбаевым и попросил рассказать, как он дошел до первого места в известном конкурсе Moda Domani. Оказалось, что его путь в Париж начался в Костанае - именно в этом городе родился Максут.

Зигзаги судьбы по дороге в Париж

- Моя бабушка в советское время была заведующей Домом быта, где было ателье. Я приходил туда, бабушка сажала меня перед листом бумаги, давала ручку, и я рисовал женскую одежду, - рассказал Жаркумбаев о том, как в семилетнем возрасте начал карьеру модельера. - В школе я занимался танцами и одновременно ходил в художественную школу. Но мне стало трудно совмещать, поэтому я выбрал танцы. Сейчас сожалею, что не окончил художественную школу.

У Максута есть еще два «образовательных отклонения»: он получал дипломы юриста и экономиста, пока мечта «жить в моде» тихо сидела в уголке и ждала своего часа.

- После 11 класса я хотел учиться на стилиста, но мои родители сказали строго: «Нет, будешь юристом». Я окончил университет с красным дипломом. Второе высшее образование, связанное c информационными технологиями в области экономики, стало данью моде. Родители думают: раз у тебя есть красный диплом юриста, то ты должен получить еще и диплом экономиста, - поведал Максут о том, какие зигзаги делала его судьба по дороге в Париж.

Жаркумбаев два года проработал в Казахстане юристом. Однако хлеб правоведа пришелся ему не по вкусу:

- Когда у меня был процесс против Министерства здравоохранения, я понял, что веду борьбу с ветряными мельницами: все факты были на нашей стороне, но мы проиграли. После этого я два с половиной года работал оценщиком.

На новой работе Максут вкалывал по 17 часов в сутки, но у него не было даже 40 тенге (он жил в Алматы, когда проезд на автобусе именно столько и стоил), чтобы доехать до офиса: деньги уходили на аренду жилья, оплату учебы брата.

- С моим красным дипломом я фактически голодал. И однажды сказал себе: «Хватит. Лучше буду голодать во Франции». Я подкопил денег, обратился за помощью к друзьям и в 2008 году уехал в Париж, ведь всё это время не переставал мечтать о моде и рисовать женскую одежду, - признался победитель конкурса.

В Париже судьба Максута продолжила петлять: он хотел учиться на дизайнера, но с юридическим дипломом его не взяли ни в одно модное учебное заведение.

- Мне сказали: «Если ты хочешь здесь закрепиться, то тебе нужно продолжить свое образование». Я проучился два года в университете и понял, что уже больше не могу притворяться, обманывать себя: не хочу быть юристом! Бросил университет и в 2010 году зарегистрировал свой бренд Max Korol, - так, со слов Максута, родилась новая марка одежды.

«Клиенты боялись подойти к платьям с волосами»

Волосы на платьях Максута покорили жюри, но к ним боялись подойти клиенты.

Но почему такое претенциозное название? Стилист признался, что творческий псевдоним Max Korol придумал еще десять лет назад, даже электронному ящику присвоил такое имя.

- Я не пафосный человек, простой в общении. Но здесь мне захотелось пафоса, - объяснил арт-директор Max Korol.

Сейчас Максут снимает помещение под ателье и шоурум. Оно не в центре Париже, зато по соседству с офисом знаменитого Джона Гальяно.

- Я не подсчитывал, сколько стоит открыть здесь свое дело, но это очень дорого. Аренда очень высокая, даже не буду говорить, сколько это стоит. Своему сотруднику ты должен платить как минимум €1300 в месяц. Но невозможно удержать его минимальной оплатой, поэтому приходится платить больше. У меня в ателье работает два человека, трое - на фрилансе. Когда надо отшивать большую коллекцию, то я заключаю договор с ателье, которое находится в часе езды от Парижа. Здесь очень большие налоги - 60% на прибыль. Вот, у вас даже дух перехватило от такой цифры, и у меня перехватывает каждый раз, как надо платить, - смеется дизайнер.

Он говорит, что все это время прибыли не видел, но надеется, что через два-три года уже дойдет до точки безубыточности.

- Правильный это шаг или нет, - сомневается Max Korol, - но я с самого начала стал шить вещи made in France, то есть всё, из чего я создаю свою одежду, начиная от ниток, производится во Франции.

Единственное, что ему поставляют из-за границы (точнее, из Бразилии) - это натуральные волосы. Именно они как элемент одежды от Max Korol покорили жюри Moda Domani.

- Об этом конкурсе я узнал год назад. Мне моя знакомая говорит: «Почему ты не попробуешь себя в этом конкурсе?» Я говорю: «Господи, никогда не участвовал в конкурсной программе, у меня нет специального образования. Как ты хочешь, чтобы я победил? Там же будут люди уже со стажем, у которых есть специальное образование». Потом думаю: «Ну, ладно, зато у меня интересные идеи» - и подал заявку, - рассказал казахстанец.

В апреле этого года Максут узнал, что из 470 подавших заявки выбрали 9 финалистов, и он вошел в их число. 19 сентября 2013 уже 21-й год подряд оглашали результаты конкурса Moda Domani. Max Korol оказался первым. Как победитель он сможет в следующую неделю моды, то есть в феврале 2014, бесплатно выставляться в галерее Лафайет и в салоне Who's Next Paris. После конкурса его пригласили сотрудничать бренды Jean Claude Jitrois и Paco Rabanne. Жаркумбаев также получил в подарок фотосессию и - что для него важнее всего - внимание французских СМИ. Максут понимает: чтобы занять свое место под fashion-солнцем, надо создать нечто такое, чтобы все ахнули.

- Резонанс в прессе был неимоверный, писали, что это гениально, что это новшество. Но женщины не готовы ходить с волосами на платье. Из коллекции с волосами я не продал ничего. Клиенты даже боялись подойти, потрогать их, - вспоминает стилист.

Между тем, Максут черпал вдохновение из родного источника - отталкивался от отношения казахов к косам, к женским волосам.

- В казахской степи или в России можешь надеть безумно красивое платье, меха и драгоценности, но если у тебя будет не все в порядке с волосами, если у тебя не будет роскошных кос, то ты не сможешь удачно выйти замуж. Я это интерпретировал, - рассказал Жаркумбаев.

Чтобы подчеркнуть главную «фишку» коллекции, коротко стриженный Max Korol и себе нарастил волосы перед Moda Domani.

- Когда выиграл конкурс, решил запатентовать идею с волосами, чтобы никто не плагиатил, но поиск в интернете показал, что я не единственный, кто использует волосы, - с некоторым сожалением признался Максут.

Однако он уверен, что найдет свой стиль, который будет не похож ни на что существовавшее ранее.

- У меня есть вещи от кутюр, которые могут носить только Леди Гага или Рианна. Есть и прет-а-порте. Коллекции повседневной одежды у меня закупают бутики арабских стран, Бразилии, - описал географию распространения Max Korol создатель бренда.

«Не следуйте закону цыганского табора: кто раньше встал - тот наряднее оделся»

Модели в нарядах из коллекции Максута Жаркумбаева.

Максут Жаркумбаев в ближайшее время не собирается приходить на рынок родного Казахстана, считает, что сначала надо сделать имя за рубежом.

- Казахам, кто может себе это позволить, проще купить Диора или Рафа Симонса, чем тут же самую Куралай Нуркадилову. Даже друзья не покупали мои первые коллекции. Они лучше отдадут деньги в более знаменитом бутике, чем в моем. Но когда увидели, что одежда Max Korol качественная и люди ее покупают, стали поддерживать меня, - рассказал арт-директор.

Модельер уверен, что бренд Max Korol сможет обрести в Казахстане поклонников (уже сейчас он работает с частными заказчиками из нашей республики: шьет для них свадебные и вечерние платья), потому что наши девушки не боятся одеваться. Правда, эта смелость не всегда идет рук об руку с хорошим вкусом.

- Одеваться со вкусом - это значит не следовать закону цыганского табора: кто раньше встал - тот наряднее оделся, - объяснил Максут.

Отсутствие вкуса у многих потребителей - это проблема не только, допустим, Алматы, но и Парижа.

- Для меня было культурным шоком, когда я увидел на парижанах джинсы в сочетании с кроссовками, - вспомнил о первом свидании со столицей Франции стилист. - Я не хотел два дня выходить из дома, потому что для меня Париж - это Патрисия Каас на высоких каблуках в отличном коктейльном платье. Потом я поняла, почему Париж называют столицей мировой моды: во время Недели моды сюда, а не в Милан или Лондон приезжают байеры со всего мира.

По наблюдениям Жаркумбаева, Казахстан вообще не представлен на мировой модной арене.

- Первые годы во Франции меня очень обижало, когда я говорил, что из Казахстана, а мне отвечали: «А, Борат!». Я начинал объяснять, что у нас не так, что фильм был снят не в нашей стране. Потом устал и стал говорить: «Да, это мой дядя», - рассказал о своем опыте общения Максут. - Некоторые после разговоров со мной начинали искать Казахстан в Google. Но я не знаю ни одного человека из тех, с кем работал, кто бы знал казахстанских дизайнеров.

Однако непредставленность на мировом рынке не означает, по мнению стилиста, что нужно сидеть сложа руки, вариться в соку собственной страны.

- Я нашел 9 казахстанских брендов, которые готов был представлять во Франции, звонил в эти компании, говорил, что могу предоставить для них свой шоурум в Париже, организовать прессу. Но никто не согласился: у них получается в Казахстане, но дальше они не хотят двигаться. Может, это связано и с нашим менталитетом: хотят вложить три рубля, а получить 300 рублей. Но так не бывает, - уверен арт-директор.

Между тем, Жаркумбаев очень четко понимает: казахстанцы могут покорить fashion-мир, если смогут давать этнические темы в современной трактовке. Доказательство тому - сам Max Korol: "интерпретировал косы" казахских женщин - и получил признание на Moda Domani.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
22646 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
8 мая родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить