Как делать бизнес в ритме сальсы

32-летний Макс Кумашев открыл танцевальную студию Аfro-Latin Vibes 3 года назад. Он предложил алматинцам два совершенно новых танца – "линейную" сальсу и кизомбу

Фото: Vikki Bennet
Макс Кумашев.

Макс Кумашев родился в Кызылорде, начинал работать барменом, потом пробовал себя в ресторанном и гостиничном бизнесе, планируя учиться дальше в этой сфере по программе «Болашак». Отучился на юриста, затем получил маркетинговое образование, а в 2008 внезапно остался без работы.

- Я не работал год. Пошел на тренажеры, танцы, вокал, фортепиано, на курсы по HR-менеджменту, ораторское искусство и актерское мастерство, даже поступил на психолога в «Кайнар». Пытался понять, что мне нравится. И вот остановился на танцах. 

В 2009 Макс записался на курсы сальсы в одну из алматинских студий, а уже через полгода танцевал так неплохо, что начал преподавать. Год спустя уехал в Лондон – там усовершенствовал навыки, а вернувшись в 2010, открыл собственную студию. Как говорит Макс, он хотел преподавать танцы иначе, чем это принято в Алматы: учить другим стилям и выходить за рамки техники.

- Там, где я учился, было не все так, как я хотел. Я люблю больше говорить не о технике, а о содержании танца: о чем он? И понял, что мне нужно создать такое пространство, где все будет по-новому, - объяснил Макс Кумашев.

Сальса – один из видов социальных танцев, что не относятся к профессиональной сфере, не связаны с соревнованиями и получением наград. Люди занимаются ею в свободное время для удовольствия. В Казахстане социальные танцы начали развиваться с 2007.

- На первый смотр-фестиваль я поехал через полгода после, как пришел в танцы. Мне казалось, что я делаю это очень круто. Партнерша спросила: «Какую сальсу ты танцуешь?» Мы тогда не знали, что в этом танце несколько направлений. Я подумал, что за вопрос, и ответил: «Любую». Она подумала: «Какой крутой партнер!» И где-то через минутку танца я увидел, что на лице у нее проступает недоумение, она не понимает, что происходит. Я подумал: «Какая-то не очень партнерша». На второй день приехали сильные партнеры, и я понял, о чем шла речь. Это и стало для меня толчком.

В Алматы на тот момент работало всего 3 клуба, где танцевали исключительно кубинскую сальсу, и Макс решил преподавать линейную. «Линейная» сальса, или Cross body style, – танец, где партнер переводит партнершу по линии, тогда как в кубинской сальсе танцоры движутся по кругу. Это направление стало уникальным предложением новой студии.

Вторым таким предложением стал танец кизомба – никому не известный на тот момент парный африканский танец, которому Макс обучился в Лондоне. Кизомба зародилась в Анголе и представляет собой смесь традиционных ангольских танцев сембы и меренге. Партнеры здесь находятся в близком физическом контакте, буквально в объятиях друг друга, это очень чувственный и романтичный танец. В студии Аfro-Latin Vibes сегодня преподают линейную сальсу стилей Los Angeles и New York – это единственная студия в Казахстане, работающая в названных направлениях. Кроме того здесь также преподают бачату, кизомбу и ча-чу. Всего в Алматы работает 5 студий латиноамериканских танцев других стилей (для сравнения: в Москве их около 600).

- Во всем СНГ было только три пары, которые начинали преподавать кизомбу – одна в Москве, другая в Минске и третья у нас. Когда я начинал, кизобма не была в тренде, мне говорили: «Что за ерунда?» А сегодня на каждой вечеринке в городе играет кизомба, - поделился своими наблюдениями Макс.

Много времени, по словам Макса, занял поиск зала и его ремонт. Первоначально он планировал открыть маленькую студию площадью 50-80 "квадратов", но подвернулось помещение в три раза больше, и начинающий предприниматель решил рискнуть, вложившись в хороший зал.  

- Для открытия потребовалось 1,5 млн тенге, у меня были свои ресурсы. Один только пол обошелся в 400 тыс. – нужен был самый толстый ламинат. Ремонт, мебель, аренда... В итоге вложения отбились за 1,5-2 года. Можно было бы успокоиться, но штат растет, нужно зарабатывать, чтобы платить людям достойную зарплату. Простая математика:  в группе в среднем 10 человек, 6 групп – 60 человек, каждый платит по 10 тыс. тенге. В месяц выходит 600 тыс. тенге – это какая-то средняя цифра, большой слой населения вообще не охвачен, а студия может зарабатывать до 1,5 млн тенге в месяц.

50% от оборота, по словам Макса, уходит только на аренду, прибыль до выплаты зарплат – 300 тыс. тенге, а после всех расходов почти ничего не остается. Поэтому команда планирует привлекать новых клиентов, делая ставку на профессиональный преподавательский состав. Например, сейчас в студии преподает Мария Павленко, обладательница титула Miss Salsa-2012, которая приехала сюда специально из Москвы.

- Я хочу расширить студию, чтобы было два зала, и в этом же здании клуб – это моя мечта, - говорит Макс. - Но сегодня наше достижение в том, что мы поменяли расклад на рынке танцев: если раньше в Алматы все танцевали только кубинскую сальсу, то сейчас половина посетителей танцуют  линейную. Танцевальные студии в Алматы, в основном, довольно закрыты. В Европе, например, намечается вечеринка, а до нее идут мастер-классы. Часто бывает, что люди с улицы заходят, пробуют танцевать и присоединяются к вечеринке. У нас этого еще нет – на вечеринки ходят учащиеся студий, одни и те же люди.

Средний возраст танцующих желающих заниматься танцами в Алматы – 23-32 года. По словам владельца студии, это студенты, недавние выпускники вузов и работающие люди. На вечеринках латино-африканских танцев в южной столице собирается от 100 до 200 человек. Всего в Казахстане «танцует» 3-5 городов.

- В танцах люди находят отдушину, могут пообщаться без регалий и званий.  Здесь мы годами можем не знать, кто чем занимается в профессиональной сфере. Например, я как-то по делам пришел в правоохранительные органы, и мне навстречу идет ученица – в форме, погонах подполковника - и говорит: «Да, я здесь работаю». Мы вращаемся в определенном кругу – друзья, коллеги, а когда приходишь на танцы, попадаешь в совершенно оторванный от привычных связей мир.

Основатель студии объехал с семинарами и выступлениями Одессу, Ташкент, Екатеринбург, Новосибирск, Лиссабон, Париж, Красноярск, Кемерово, Москву, Санкт-Петербург, Пермь, Казань, Краснодар. Но самым важным для себя Макс считает Берлинский фестиваль 2015, который собирает до 3 тыс. танцоров и куда его пригласили преподавать.

Что касается развития студий в регионах Казахстана, есть запланированное обучение локальных команд кизомбе в Усть-Каменогорске, Астане, Павлодаре. Также в этом году пройдут три кизомба-сессии с преподавателями из Европы. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10271 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
30 сентября родились
Бахытжан Исенгалиев
председатель попечительского совета ОФ «ДОМ»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить