Почему талантливый режиссер считает, что у казахстанского театра все впереди

Европейские критики высоко оценили режиссуру Фархад Молдагали

Фархад Молдагали - театральный режиссер
ФОТО: Андрей Лунин
Фархад Молдагали - театральный режиссер

Восточный Казахстан – место особое. Здесь родился и жил Абай, здесь же в 1930-х годах произошло знаменитое Абралинское восстание против насильственной коллективизации и продразверстки.

После войны на протяжении 40 лет на территории тогдашней Семипалатинской области действовал ядерный полигон, испытания на котором привели к массовому радиационному загрязнению.

Здесь родился участник рейтинга Forbes Kazakhstan «30 моложе 30» – 2020 театральный режиссер Фархад Молдагали, который к своим 27 годам успел поставить как казахстанских, так и мировых классиков. Несколько его спектаклей были удостоены престижных премий: «Карагоз» по Мухтару Ауэзову получила премию на Международном фестивале стран Центральной Азии, а «Ричард III» по Шекспиру стал лауреатом премии фестиваля «Сценический конфликт», организованного ГИТИСом. С постановкой «86», посвященной декабрьским событиям, основанная Фархадом театральная лаборатория StarTDrama побывала в Бухаресте, где европейские критики высоко оценили его режиссуру.

Трагическая история Восточного Казахстана повлияла и на семью Фархада. С раннего детства он видел искалеченных радиацией людей. «У моего дедушки была онкология, а отец умер в 41 год», – говорит он. Возможно, это сделало Фархада особенно восприимчивым к происходящему вокруг: его постановки отличаются особой пронзительностью.

Вечный иноходец

Совсем недавно Фархад поставил спектакль «Кулагер» по одноименной поэме казахского классика Ильяса Джансугурова. Премьера прошла в начале марта на сцене Государственного академического театра для детей и юношества имени Мусрепова, куда молодого режиссера за несколько месяцев до этого пригасил новый директор Азамат Сатыбалды. «Поэма мне нравилась со школьных лет, – рассказывает Фархад. – Мы ведь ее по школьной программе читаем. Когда мне предложили работать в ТЮЗе, я подумал и решил, что буду ставить «Кулагер».

Фархад старался не отступать от текста Джансугурова, когда самостоятельно делал инсценировку. Поэма, написанная в разгар репрессий 37 года, повествует об Акане Серэ – поэте-песеннике, жившем в XIX веке. Джансугуров рассказывает о трагическом эпизоде в жизни Акана Серэ, когда завистники погубили любимого иноходца поэта – Кулагера.

 

Кулагер у Фархада аллегоричен. В этом, пожалуй, заключается новизна режиссерского прочтения классики. Жанр постановки тоже не совсем привычный для казахского театра – саунд-драма. Как считает собеседник, Кулагер – олицетворение таланта и возвышенности, которые подло растаптывают из низменных побуждений. Кулагер – это не просто конь. Он символизирует лучших представителей казахского народа, загубленных в годы сталинского террора: Алихана Букейханова, Ахмета Байтурсынова, Султанмахмута Торайгырова, Миржакыпа Дулатова и многих других.

В одной из сцен Кулагер читает свой уже классический монолог. Фархад решил добавить к строкам поэмы Джансугурова выдержки из стихо­творений Магжана Жумабаева и других казахских поэтов того периода. Получается, будто бы этого стремительного иноходца режиссер наделил лучшими чертами человечества, высокой поэтикой. «Кулагер – это обобщенно все люди, которые идут к чему-то высокому. Всегда находятся те, кто пытается их остановить. Это и про творческих людей, и, скажем, про спортсменов», – объясняет собеседник.

ФОТО: Андрей Лунин

«Кулагер» получил благосклонные отзывы критиков. В театре мнение критики особенно важно: от него в большой степени зависит будущий успех спектакля не только на родине, но и за границей. «Некоторых казахстанских театральных критиков читают за рубежом, у них довольно большая аудитория в постсоветских странах», – говорит Фархад.

Он рад, что премьера «Кулагера» состоялась до начала карантина: успел познакомиться с алматинской публикой. «Здесь публика очень отличается [от зрителей в других казахстанских городах], – замечает режиссер. – В Алматы театралы сами приходят на спектакли. Я четыре года работал в регионах, там с этим сложнее: 20–30% ходят сами, остальных приглашаем, договариваемся – студенты, военные… Конечно, многое зависит от качества работы. Всегда есть спектакли, на которые стремятся попасть».

Два отца

Фархад хорошо знает региональные театры: не только потому, что четыре года проработал в петропавловском Государственном казахском музыкально-драматическом театре имени Муканова, но и благодаря своему отцу: в родном ауле Кайнар у того был маленький театр под названием «Каскалдак» («Дикая утка» по-казахски). Фархад удивлялся, как его отец, сам мечтавший стать актером, находил в себе энергию, чтобы ставить спектакли и устраивать праздники в маленьком ауле, где жили всего 300–400 семей. «Во дворе нашего дома устраивали Наурыз, Новый год, утренники для детей, праздники для взрослых. Папа ставил концерты, районные КВНы для школьников, помогал на тоях. Я везде участвовал, что бы папа ни делал. С шести лет пел, с первого класса занимался домброй, с четвертого – фортепьяно», – вспоминает собеседник.

Вынужденный бросить актерский факультет и вернуться в аул по семейным обстоятельствам, отец Фархада видел в сыне продолжателя своих амбиций. Настойчиво повторял, что тот поступит в алматинскую Академию искусств имени Жургенова. Это так глубоко засело в голове у Фархада, что он даже не сомневался в своих способностях. Как оказалось, не зря: поступил с первого раза. По совету земляков записался на курс к народному артисту Казахстана Маману Байсеркенову, которого до сих пор называет вторым отцом. Родной отец всего этого не застал. Он умер, когда сын учился в 10-м классе.

Вера профессора Байсеркенова в своих подопечных и поныне сопровождает Фархада. Она помогла ему на начальном этапе карьеры: с четвертого курса юноша практиковался у известного таджикского режиссера Барзу Абдуразакова, который тогда ставил в петропавловском Театре Мусрепова. Фархад понравился тамошней труппе, и директор Биржан Жалгаспаев пригласил его поставить в театре преддипломный и дипломный спектакли. После окончания академии в 2016 году Фархад получил там полноценное место режиссера-постановщика. Проведенные в театре пять лет оказались плодотворными. Он поставил ряд спектаклей, включая психологическую драму «Беда…» по пьесе Рахымжана Отарбаева, саунд-драму «Жан Дауысы» по произведению Бауыржана Жакыпа и драму «Мама…» по работе Барзу Абдуразакова.

На старт!

Работу в Театре Муканова, где Фархад с 2018 года занимал должность главного режиссера и художественного руководителя, он совмещал с развитием собственной экспериментальной лаборатории StarTDrama. Этот проект – его особая гордость. Пресса писала о StarTDrama и прошлой осенью, когда Фархад привез один из спектаклей лаборатории на фестиваль Post Drama Weekend в Алматы, организованный театром «ARTиШОК». В постановке «Оттепель» по одноименному рассказу Оралхана Бокеева герои передают свои чувства исключительно с помощью пластики.

ФОТО: Андрей Лунин

Другая нашумевшая постановка Фархада в StarTDrama – пьеса о декабрьских событиях «86». Пронзительная постановка, рассказывающая о трагических событиях 1986 года, стоила режиссеру многих усилий: тема оказалась настолько щепетильной, что он долго не мог найти хотя бы частичное финансирование. Труды не пропали даром. На международном театральном фестивале «Откровение» в Алматы постановку хорошо приняли и зрители, и критика. Впоследствии «86» показали на сцене Государственного театра имени Ауэзова и даже в Бухаресте, на международном фестивале FEST(in) on the Boulevard.

Вместе с Фархадом лаборатория StarTDrama этим летом перебралась в южную столицу. Теперь проект обитает в стенах пространства ÓzgeEpic, открытом музыкантом и поэтессой Макпал Жумабай. Сами создатели характеризуют ÓzgeEpic как «пространство современного искусства». Творчество Фархада вполне органично смотрится в этих стенах, недалеко от Зеленого базара и через дорогу от другой точки притяжения на карте театрального Алматы – Большой сцены театра «ARTиШОК». Не теряя времени, режиссер приступил к подготовке нового спектакля – саунд-драмы на основе дневников известного актера Асанали Ашимова.

Поскольку театры в эпоху коронавируса остаются закрытыми, команда StarTDrama решила поэкспериментировать. По задумке авторов, новую саунд-­драму одномоментно сможет смотреть… лишь один зритель. «Постановка будет длиться 30 минут, – рассказывает собеседник. – Сцены не будет – только зритель, сидящий в зале один и слушающий происходящее».

Нынешний театральный сезон в StarTDrama неспроста решили начать с дневников Асанали Ашимова: по мнению авторов, близкое знакомство с внутренней жизнью других людей – лучший рецепт от упадка собственных сил в трудное время. Пьеса, название которой Фархад пока держит в секрете, – это история о человеке в искусстве, его удачах и невзгодах, о сломе эпох. Начинается история со слов «умер Андропов», а заканчивается современностью.

В планах у Фархада и StarTDrama поставить еще один похожий по жанру спектакль – драму по мотивам знаменитого «Дневника Анны Франк». Кроме того, они работают над пьесой минского драматурга и режиссера Дмитрия Богославского «Чужие берега». Пьесу подарил режиссеру сам автор во время действия театральной лаборатории в Москве. Презентация проекта запланирована на сентябрь.

Новые люди

Работая над «Кулагером», Фархад близко познакомился с труппой ТЮЗа имени Мусрепова. В его постановке в основном были заняты молодые артисты, однако некоторые роли исполняли мастера казахской сцены: Сагызбай Карабалин, Сагат Жылгелдиев, Лидия Каденова, Гульжамал Казакбаева. Сам Фархад полушутя называет их «старейшинами» театра. Сценическое мастерство и творческий запал корифеев так впечатлили режиссера, что он тут же определился со своей следующей постановкой в стенах ТЮЗа. Ею станет «Дальше – тишина…» по сценарию фильма «Уступи место завтрашнему дню» американской писательницы и драматурга Виньи Дельмар. Театралам старшего поколения эта пьеса хорошо знакома: она на протяжении 13 лет шла в Театре имени Моссовета. Благодаря талантливой игре Ростислава Плятта и Фаины Раневской постановка имела неизменный успех. Сюжет ее прост: у престарелой семейной пары, прожившей вместе 50 лет, из-за долгов отнимают дом. Старикам приходится разъехаться. «Это про любовь, которая не стареет. Дети начинают вмешиваться в жизнь героев, чтобы помочь, но все разрушают», – говорит Фархад. Он надеется, что «Дальше – тишина…» станет именно такой постановкой, на которую будет стремиться попасть зритель.

По мнению собеседника, казахстанскому театру есть над чем работать в плане воспитания аудитории. Он уповает на молодое поколение режиссеров, которое в последние годы набирает силу. «Чувствуется новая волна», – отмечает Фархад. Сам старается быть в курсе всех новинок: каждый год ездит в Москву на Театральный фестиваль имени Чехова, общается с коллегами из СНГ и Европы, был на мастер-классах таких именитых режиссеров, как Виктор Рыжаков, Адольф Шапиро, Римас Туминас.

На вопрос, есть ли у казахстанского театра свой особый язык, Фархад, подумав, отвечает: «Олег Кудряшов (известный российский театральный режиссер. – Прим. авт.), посмотрев наш спектакль, сказал, что в казахской театральной школе чувствуются эмоцио­нальность, темпераментность и азиатская мужественность. Я с ним согласен».

Собеседник надеется, что усилия молодых драматургов позволят казахстанскому театру достичь подлинно международного уровня вопреки нынешним проблемам. Главной из последних он считает незаметность театра в жизни страны. По его словам, о театрах вспоминают лишь во время празднования крупных юбилеев вроде 175-летия Абая или 1150-летия аль-Фараби. Все остальное время театр живет сам по себе – чиновникам он малоинтересен даже в сравнении с кинематографом или музыкой. Однако, несмотря на столь формальное отношение, театр продолжает существовать и развиваться, чему во многом способствуют талант и преданность делу тех, кто решил связать свою жизнь с искусством. «Мы будем живы, пока есть зритель», – улыбается Фархад.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1754 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
2 декабря родились
Данияр Сугралинов
генеральный директор ТОО «KazNet Media»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить