Как за восстановление филиппинского города борются крупнейшие компании мира

Насмешка. Именно так султан Абдул Хамидуллах Атар характеризует проект восстановления города Марави, столицы провинции Южный Ланао на филиппинском острове Минданао

Фото: Internet

Год назад, 23 мая 2017, группировка Мауте, известная также под названием «Исламское государство Ланао», напала на этот город. После пяти месяцев боёв здесь погибли более 1000 человек, а 360 тысяч были вынуждены покинуть свои дома.

Проживающий в Марави народ называется маранао, его отличает острое чувство национальной независимости. Как и остальные народности моро (это общее название для мусульманских народов Минданао), маранао (то есть «озёрные люди» – они строят свою жизнь и дома вокруг озера Ланао) ни разу не были покорены или колонизированы ни испанцами, ни американцами, ни японцами, в отличие от других филиппинцев из регионов Лусон и Висайи. А теперь, как отмечает Атар, они воспринимают участие китайских компаний в восстановлении Марави как вторжение или даже нашествие.

Консорциум из пяти китайских и четырёх филиппинских компаний представил генеральный план восстановления разрушенного конфликтом города. Цель этого генплана – превратить главное поле боя в Марави-Сити, город, который до боёв был знаменит шумными базарами, большими мечетями и динамичными медресе, в привлекательный туристический центр. План предполагает вложение $328 млн и охватывает территорию в 350 гектаров, он современный и гламурный: множество дорожек; грандиозные прибрежные отели; парки и площади, достойные фотографий в «Инстаграме»; экологическая тропа; зал для конференций.

Однако маранао говорят, что это не Марави. Проект не отражает их культуру, традиции и их идентичность «озёрных людей», которые исторически занимались ткачеством и торговлей.

- Мы не хотим этих красот благоустройства, – говорит одна уважаемая женщина, матриарх маранао, бежавших из города.

Этот народ хочет, чтобы ему дали возможность самостоятельно восстановить свои дома. И у них есть собственные концепции, собственные проектировщики, архитекторы и инженеры, наконец собственная рабочая сила.

По мнению групп гражданского общества, проблема с этим генпланом в том, что он был разработан без серьёзных консультаций с остальными заинтересованными сторонами. Сотни маранао провели 30 марта мирный протест с требованием, чтобы их подключили к разработке данного плана.

Потенциальное участие китайских компаний в масштабном восстановлении Марави-Сити – это лишь один из новых крупных проектов Китая на Филиппинах. В апреле этого года китайские компании Shanghai GeoHarbour Group, Jovo Group и Zhongfa Group подписали с правительством Филиппин соглашение стоимостью в несколько миллиардов долларов, которое предусматривает работы по укреплению грунта и освоению пустующих земель, строительство терминала для приёма сжиженного природного газа (СПГ), проекты в области тепловой энергетики.

Расширение присутствия китайских компаний на Филиппинах является результатом разворота на Китай, провозглашённого президентом Родриго Дутерте в октябре 2017. Ссылаясь на потребность страны в «независимой внешней политике», Дутерте пригрозил похоронить военное соглашение Филиппин с их давним союзником, Соединёнными Штатами, и пообещал вместо этого работать с Китаем.

С тех пор в страну потянулись китайские деньги и компании, соперничающие за проекты строительства инфраструктуры. В 2017 общий объём инвестиций из Китая составлял $31 млн; а в апреле 2018 сумма ожидаемых инвестиций увеличилась на $9,5 млрд, что должно привести к созданию 10800 рабочих мест для филиппинцев в сфере туризма, сельского хозяйства и интернет-торговли.

Госкомпания China State Construction Engineering Corporation Limited, претендующая на контракт по восстановлению Марави-Сити, входит в число 100 крупнейших в мире публичных компаний: в 2017 году её рыночная капитализация достигла $43,2 млрд. Однако в 2009 эта компания была включена Всемирным банком в чёрный список за сговор с тремя другими китайскими компаниями при реализации проекта строительства дороги на Филиппинах стоимостью $33 млн.

Дутерте доказывает, что он сможет сделать больше для филиппинцев (по крайней мере для своих избирателей), если будет приветствовать китайские инвестиции в проекты строительства инфраструктуры на территории страны. Он также пришёл к выводу, что не следует сопротивляться китайским претензиям на значительные участки Южно-Китайского моря, хотя в 2016 решением международного суда эти претензии были отвергнуты. Наконец, он публично заявил, что Филиппины не в состоянии тягаться с китайской военной мощью.

Пока что ставки Дутерте выглядят удачными. Его популярность среди филиппинцев остаётся на высоком уровне: в первом квартале 2018 рейтинг удовлетворённости его политикой составил 56%. Тем не менее протесты в Марави-Сити сигнализируют о наличии более сложной долгосрочной динамики, причём она такая же, как в тех странах Африки и Латинской Америки, с правительствами которых Китай заключил соглашения.

Китайские деньги укрепляют местные элиты и зачастую способствуют коррупции. Китайские компании нанимают, как правило, китайских рабочих. Китайские планы составляются без учёта местной культуры и местного участия. И со временем отверженные местные жители начинают терять терпение.

Последние события в Марави – это история-предупреждение. Группировка Мауте, которую возглавляли эмир ИГЛИ в юго-восточной Азии Иснилон Хапилон и бывшие участники «Исламского фронта освобождения Моро» Абдулла и Омар, в своих агитационных материалах для вербовки эксплуатировала чувства недовольства инородцами и факты дискриминации народов моро. Если умеренным маранао не будет разрешено участвовать в реконструкции и управлении их собственным городом, такой шаг может вновь разжечь пламя радикализма.

Если же говорить в целом, то согласие принять китайские деньги на китайских условиях способствует росту такого недовольства подобной формой экономического империализма, с которым очень хорошо знакомы правительство США и американские компании, работавшие в странах развивающегося мира в XX веке. Рано или поздно возникают движения сопротивления под флагом национализма, после чего проводится национализация. В эпоху, когда становятся всё более популярны открытые данные и глобальные антикоррупционные движения, подобные теневые соглашения будут намного быстрее становиться достоянием гласности.

Для «озёрных людей» Марави речь идёт не просто об очередной уступке Китаю. Речь идёт об их доме. Их привязанность к этому дому рождает такие эмоции и такую энергию, которые правительство Филиппин может игнорировать лишь на свой страх и риск.

Энн-Мэри Слотер – президент и гендиректор фонда New America

Пёрпл Ромеро – филиппинский мультимедийный журналист, она пишет о политике, гендерных вопросах, экологии и международных отношениях для изданий foreignaffairs.com, Asia Sentinel, South China Morning Post, The Guardian

© Project Syndicate 1995-2018 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3405 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
20 октября родились
Ахметжан Шардинов
Генеральный директор ТОО «Алматинский завод мостовых конструкций»
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить