Создаст ли феминизация фермерства в странах Азии импульс движения за гендерное равенство

КУАЛА-ЛУМПУР – Репутация стран Южной Азии в сфере гендерного равенства, мягко говоря, слабая. В этом регионе самый высокий в мире уровень детских браков, случаи домашнего насилия в отношении женщин здесь повсеместны. Женщины слишком часто занимаются неоплачиваемым трудом, а их доля в экономически активном населении крайне низка, причём даже в такой стране, как Шри-Ланка, которая много инвестирует в школьное обучение девочек

ФОТО: pixabay.com

Однако существует один сектор, где женщины сейчас берут верх: сельское хозяйство. Это шанс повысить экономическую роль женщин, и его нельзя упускать.

По мере развития экономики стран Южной Азии, мужчины всё чаще начинают искать работу в промышленности (или за рубежом); в результате, у женщин возрастает доля участия в аграрной рабочей силе. В Бангладеш, Бутане, Индии, Непале и Пакистане доля экономически активных женщин, работающих в сельском хозяйстве, сейчас варьируется от 60-98%. В аграрном секторе всех этих стран сейчас трудится больше женщин, чем мужчин.

Сравнимый сдвиг происходил в некоторых странах с высоким уровнем доходов во время Второй мировой войны. Мужчины уходили на поля сражений, а женщины заполняли вакантные гражданские рабочие места, в том числе в аграрном секторе. Например, в США доля женщин среди аграрных работников подскочила с 8% в 1940 году до 22,4% в 1945 году.

Когда война закончилась, женщины оказались не намерены просто вернуться к довоенному статусу-кво. В некоторых отраслях (особенно на высококвалифицированных позициях) трудовой шок Второй мировой решительно и навсегда изменил характер оплачиваемой занятости для женщин. Если же говорить шире, женщины почувствовали экономическую и личную свободу, которую обеспечивает занятость; они освоили требуемые на рынке профессиональные навыки и доказали свои способности. Именно поэтому для женщин опыт военного времени послужил мощным импульсом движения за гендерное равенство.

Создаст ли феминизация фермерства в странах Азии с переходной экономикой схожий эффект? Гарантии нет. Как показывают данные, увеличение представительства женщин в сельском хозяйстве совсем не обязательно ведёт к повышению социально-экономической роли женщин.

Хотя женщины стал брать на себя больше различных обязанностей в аграрной сфере, их роль при принятии решений остаётся ограниченной. Начиная с 1990-х годов, микрофинансовая революция и организуемые НКО программы профессиональной подготовки в Бангладеш дали возможность тысячам сельских женщин превратиться в ключевых работников и даже начать собственный малый бизнес. Сейчас эта страна лидирует в Южной Азии по темпам сокращения гендерного разрыва в оплате труда. Тем не менее, в сельском хозяйстве женщины обладают лишь половиной полномочий мужчин, измеряемых такими индикаторами, как право собственности на активы и контроль над доходами.

 

 Кроме того, в ходе исследования, проведённого в Индии, выяснилось, что возросшее участие женщин в сельском хозяйстве сильно коррелирует с индикаторами бедности. Как минимум отчасти это объясняется тем фактом, что вхождение женщин в состав оплачиваемой рабочей силы не сопровождается сокращением их уже и так тяжёлого бремени неоплачиваемого труда. Значительная часть женщин, занятых в аграрном секторе, вообще не получает плату за свой труд, и их доля растёт.

Прибавьте сюда непредсказуемую природу аграрного производства и, как отмечают исследователи в Индии, «феминизацию сельского хозяйства точнее будет называть феминизацией сельскохозяйственной нищеты». В индийском штате Махараштра рост долгов привёл к удвоению числа суицидов среди женщин-крестьянок за последние четыре года.

Впрочем, как выяснили мои коллеги и я, повышение самостоятельности женщин в сельских районах Бангладеш (например, появление возможности влиять на решения о покупках и вступать в добровольные ассоциации) значительно способствует их удовлетворённости жизнью, причём вне зависимости от экономического статуса. Как когда-то писал Амартия Сен, «в число жизней, которые женщины сохраняют, повышая свою агентность, несомненно, входит и их собственная».

Как же тогда правительства стран Южной Азии могут использовать возросшее участие женщин в сельском хозяйстве для реального повышения их роли?

Один из подходов делает акцент на доходах, заработанных вне дома. Данные, полученные в сельских районах Бангладеш, показывают, что автономность женщин, занимающихся фермерством, обеспечивает не сама по себе оплачиваемая занятость, а скорее, занятость за пределами ферм их мужей.

Однако факт в том, что большинство женщин, занятых в сельском хозяйстве в Южной Азии, работают на семейных фермах, где они не могут зарабатывать независимый доход (а во многих случаях какой-либо доход вообще). Одним из способов решения этой проблемы может стать содействие экспорту аграрной продукции с высокой добавленной стоимостью, например, морепродуктов. Формализация производственных процессов могла бы стимулировать монетизацию женского труда и улучшить условия их труда. Так произошло в экспортно-ориентированных отраслях производства готовой одежды, текстильных изделий и обуви во многих странах Азии с новой экономикой.

Технологии также могут помочь, в частности, дав женщинам возможности обойти барьеры, возникающие из-за социальных норм. Например, хотя бангладешские женщины стали больше работать на фермах, традиционно их исключают из деятельности, связанной с аквакультурой. Между тем, дешёвые жаберные сети, предоставляемые в рамках проекта «Аквакультура для повышения доходов и улучшения питания» (финансируется USAID), открыли для бангладешских женщин возможность быстро и легко ловить мелких рыб из небольших местных прудов, что избавило их от необходимости конкурировать с мужчинами за доступ к более серьёзным ресурсам.

Цифровые технологии могут расширить возможности женщин продавать свою продукцию. Во многих местах женщинам не разрешают торговать на рынках, а при продаже урожая обязательно должен присутствовать мужской представитель семьи; в онлайне таких требований нет. Правительствам следует поддержать разработку и распространение подобных технологий, которые также могли бы повысить роль женщин при принятии решений о закупках, например, аграрных материалов и оборудования.

Другой критически важный элемент эффективной стратегии по повышению роли женщин в аграрном секторе Южной Азии – снижение объёмов неоплачиваемого труда, который они выполняют. Достичь этой цели непросто, поскольку в патриархальных обществах решения, которые повышают роль женщин за счёт мужских представителей семьи, неизбежно провоцируют огромное сопротивление. Тем не менее, схемы повышения производительности, подобные Biotech-KISAN, способны помочь открыть путь к более равному распределению домашних обязанностей.

Антрополог Пенни ван Эстерик однажды написала, что «благодаря еде, женщины одновременно уязвимы и сильны – становятся жертвой и повышают свою роль». С помощью правильных мер и эффективного использования технологий мы сможем склонить эти весы в правильном направлении.

Мухаммад Нияз Асадулла – профессор экономики развития в Университете Малайя (Куала-Лумпур), руководитель кластера Юго-Восточной Азии в Глобальной организации труда (GLO)

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1775 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
13 августа родились
Айгуль Нуриева
№19 в рейтинге «50 богатейших людей Казахстана – 2019»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить