Выбор гаранта: почему Казахстан воздержался при голосовании по российской резолюции в Совбезе ООН

Это стало своего рода сенсацией

Фото: Казинформ

Политики в России отреагировали на наши действия с откровенным разочарованием, некоторые вообще обвиняют в предательстве. Насколько правильно мы поступаем в данной ситуации? Ведь некоторое охлаждение с РФ теперь неизбежно.

Считаю, Казахстан должен действовать, исходя из собственных интересов и понимания международной обстановки. Сама многовекторность предполагает, что мы не поддерживаем действия государств, если они направлены против других стран. Дистанцируемся от чужих конфликтов. Суть российской резолюции была стопроцентно антиамериканской, она демонстрировала раздражение на ракетную атаку американской коалиции в Сирии. Это частная позиция россиян. При этом мы увидели не программную стратегию решения международного конфликта, а заурядный продукт пропагандистской машины. Тот самый случай, когда молчание – золото.

Резолюцию поддержал Китай. Наши китайские друзья реализуют свой политический интерес, не делая резких шагов. Подписаться под российской позицией – тот максимум враждебности Штатам, который они готовы показать, имея в виду обострение тарифной войны с американцами. Заявление оказалось для Пекина подходящим поводом сказать многое, не говоря ничего.

Какие последствия всё это может иметь для самого сирийского конфликта? Для гражданской войны там сложился тупиковый вариант, когда из локальной проблемы она стала глобальной. Инструменты решения находятся за пределами Сирии, слишком многое упирается в амбиции и несговорчивость США и России в первую очередь. Сегодня их неготовность к диалогу – главная проблема. Причем, что интересно, по самой Сирии у больших держав принципиальных разногласий нет. Но она стала камнем преткновения. Основной способ решения конфликта – вывести за его скобки крупных государств со всеми их противоречиями. Они к этому готовы: и Трамп и Путин говорят о выводе своих войск, о нежелании оставаться в Сирии надолго. Это единственная возможность начать полноценный мирный процесс, потому что размежевание зон деэскалации, на которое недавно молились, предсказуемо осталось лишь на бумаге. Ведь те, кто договаривается о перемирии, не заинтересованы в мире.

Вывести за скобки державы непросто. Они должны иметь гарантии, что их минимальные интересы будут в послевоенной Сирии учтены. Что никто из них не уходит оттуда формально проигравшим. Что уход военных не приведет к нарушению относительного равновесия. Что не произойдет сомализации гражданской войны сроком на десятилетия. Что кто-то заполнит вакуум, возьмёт на себя роль гаранта и куратора мирного плана и политического урегулирования. Кто-то, кому смогут доверять и Москва и Вашингтон. И кто одновременно имеет широкое проектное видение, знает, с кем в Сирии разговаривать.

И это мог бы быть Казахстан, который, вполне вероятно, при голосовании мог действовать с прицелом на развитие астанинского переговорного процесса. Возможно, это было не просто неучастие в голосовании, а часть большого политического плана?

Говорят, Астана тщательно обозначает нейтралитет, чтобы сохранить и приумножить свои преимущества в качестве переговорной площадки. Но у неё есть все шансы стать больше, чем площадкой. Модератором и даже идеологом новой политической реальности, когда самые сильные игроки, со всеми их ракетами и танками, дискредитировали свое участие в Сирии.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4224 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
25 июня родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить