Упущенный шанс «Большой двадцатки» на Бали

Саммиты государственных лидеров обычно изображают как жемчужину дипломатии. Именно такими были надежды на встречу 14 ноября на Бали Джо Байдена и Си Цзиньпина – накануне ежегодной встречи «Большой двадцатки»

ФОТО: © g20.org

Несмотря на кадры двух сияющих лидеров, пожимающих друг другу руки перед трёхчасовой встречей, на этом саммите мало что было достигнуто. Предсказуемо там было очень много риторики. Байден «абсолютно» исключил любую возможность новой холодной войны, а Си подчеркнул необходимость вернуть американо-китайские отношения в нормальное русло. Сообщения обеих сторон после саммита были полны обычных клише об откровенных, прямых и искренних дискуссиях между старыми друзьями.

Но учитывая, что за последние пять лет американо-китайский конфликт резко обострился (торговая война, технологическая война, первые стычки новой холодной войны), саммит на Бали был поразительно скуп на действия. В течение трёх месяцев, предшествовавших саммиту, двусторонние отношения ухудшились ещё сильнее, о чём свидетельствуют визит Нэнси Пелоси на Тайвань, принятие Конгрессом закона «О чипах и науке», агрессивные санкции администрации Байдена в отношении экспорта передовых типов полупроводников в Китай. Жёсткие подходы Америки к Китаю ведут к столкновению со всё более решительной китайской непримиримостью. 

Возвышенная риторика на саммите Байдена и Си ничего не изменила. Обе стороны сохраняют высокие пошлины в своих торговых отношениях, а это самые важные торговые отношения в мире. Кроме того, администрация Байдена начала формировать новую «коалицию добровольцев» в Великобритании, Европе (особенно в Германии) и Азии (например, в Японии), которая должна присоединиться к её кампании по удушению китайских усилий в сфере искусственного интеллекта и квантовых компьютеров, а они крайне важны для страны, стремящейся развивать отечественные инновации.

Кроме того, хотя тревоги по поводу Тайваня сейчас уменьшились, такая ситуация может сохраняться недолго. Предполагаемый новый спикер Палаты представителей в США, Кевин Маккарти, пообещал совершить быстрый визит в Тайбэй, целясь в самую важную дипломатическую «красную черту», которую Си провёл на Бали. Отрицание холодной войны в заявления обоих лидеров на саммите не вполне соответствует реальным фактам.

Такая потеря связи между риторикой и реальностью едва ли уникальна в этом дипломатическом театре кабуки, особенно в ситуации, когда урегулирование конфликта фактически находится в руках индивидуальных лидеров и, соответственно, используется ими для демонстрации своей политической власти. Остров Бали стал для Си идеальной площадкой, чтобы показать невероятную концентрацию власти в Китае после прошедшего в октябре ХХ съезда партии. А Байдену на Бали представилась возможность возглавить защиту хрупкой демократии после неожиданных успехов его партии на промежуточных выборах в США.

Саммит на Бали стал классическим примером дипломатического театрального мастерства, подчёркивая резкий контраст между двумя совершенно разными политическими системами. В конечном итоге деэскалация конфликта между двумя крайне разными политическими системами требует деперсонализации решений и действий с обеих сторон. Это было абсолютно невозможно при прежнем президенте США Дональде Трампе. И это по-прежнему трудно при Байдене. И сейчас это невероятно трудно в Си-Цзиньпино-центричном Китае.

Как я доказываю в своей новой книге, вместо этого нам нужны новые рамки для китайско-американского взаимодействия. Персонализированную политику встреч между государственными лидерами следует дополнить институционализированными рамками управления отношениями – Американо-китайским секретариатом.

Мандат секретариата был бы достаточно широким. Он мог бы заниматься спорными вопросами: экономика, торговля, технологии, субсидируемая государством промышленная политика, права человека, кибербезопасность. Но он занимался бы этими вопросами коллективно и в духе сотрудничества, с равным представительством китайских и американских профессионалов высокого уровня, которые бы работали в единых командах, а не в виде двух изолированных национальных групп. Размещённый в нейтральном месте, этот секретариат постоянно фокусировал бы внимание на всех аспектах отношений, придя на смену временным проектам с участием персонала, который обычно спешно собирается для подготовки к конкретным саммитам (например, на Бали), или предыдущим проектам, в частности, Американо-китайскому стратегическому и экономическому диалогу.

У нового Американо-китайского секретариата должно быть четыре ключевых обязанности.

Формирование рамок для отношений. Сюда относится совместная подготовка политических «белых докладов», а также создание совместных баз данных и проверка качества статистики на общих платформах. Эта деятельность призвана помочь при организации регулярных встреч между лидерами и высокопоставленными чиновниками двух стран, а также дискуссий между военными.

Привлечение. Секретариат помог бы объединить существующие сети экспертов по отношениям из обеих стран, включая учёных, аналитиков, деловые и отраслевые ассоциации, а также группы, участвующие в таких называемых диалогах «Второго трека». Цель в том, чтобы стать своеобразным клиринговым домом талантливых кадров, которые можно использовать для решения проблем, имеющих взаимный интерес. Очевидным и важным примером здесь является сотрудничество на начальных этапах пандемии Covid-19.

Надзор и выполнение. Эта роль связана с реализацией и мониторингом выполнения существующих и будущих соглашений между США и Китаем. На фоне обострения конфликтов Американо-китайский секретариат, наделённый функциями прозрачного урегулирования конфликтов и оценки, мог бы стать первым местом для высказывания недовольства.

Внешние связи. Секретариат мог бы развивать прозрачную, открытую интернет-платформу, дополненную публичной версией американо-китайской базы данных, аналитическими материалами сотрудников секретариата, совместным ежеквартальным обзором проблем американо-китайских отношений.

Иными словами, Американо-китайский секретариат позволил бы повысить значение двусторонних отношений до уровня, которого они заслуживают в государственном управлении обеих стран. Дополнительную пользу могло бы принести общее рабочее пространство, помогающее сформировать атмосферу постоянного межличностного общения. Выстраивание доверия часто начинается именно с малых шагов.

На Бали были фотосессии, типично двойственные дипломатические заверения, усиление шума вокруг предстоящего визита госсекретаря Энтони Блинкена в Пекин, туманные обещания создать новые рабочие группы по климатической и продовольственной безопасности. В лучшем случае это было пиар-мероприятие, ставшее короткой передышкой в зловеще прогрессирующей эскалации конфликта. Но там не было ничего существенного, никакой стратегии, никакого пути к деэскалации. Персонализированный саммит двух лидеров подыгрывал силам, которые подпитывают авторитаризм и за которые цепляются попавшие в трудное положении демократии. И поэтому этот саммит был в большей степени политическим заявлением, чем дорогой к компромиссу.

Американо-китайский секретариат помог бы превратить саммит на Бали в совместный шанс урегулировать конфликт. Он мог бы представить богатую, деперсонализированную повестку дня, которая предлагает решать трудные вопросы, а также бороться с ложными рассуждениями, раскалывающими две супердержавы, начиная с экономики и прав человека и заканчивая глобальным здравоохранением и изменением климата. Ввязавшись в худший конфликт за 50 лет, США и Китай как никогда нуждаются в новых рамках для своего взаимодействия.

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10111 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить