Трамп и его уйгурская политика

ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ – В июне президент США Дональд Трамп подписал законопроект, позволяющий ему вводить санкции против китайских чиновников, причастных к массовому тюремному заключению более одного миллиона уйгуров и представителей других, в основном мусульманских меньшинств, в западном китайском регионе Синьцзян

Мужчина танцует уйгурский танец в ресторане Пекина
ФОТО: Depositphotos.com/kuzmire
Мужчина танцует уйгурский танец в ресторане Пекина

Двухпартийный Закон о защите прав уйгуров в Китае 2020 года (UHRPA) осудил жестокое обращение и призвал власти Китая немедленно закрыть свои центры "профессиональной подготовки" в регионе, обеспечить уважение прав человека и позволить людям, живущим в Китае, восстановить контакты с семьей, друзьями и партнерами за пределами страны.

Теоретически Трамп мог бы показать подлинное мировое лидерство путем решительного применения этого закона. Исследователи из многих стран сообщают, что помимо задержания уйгуры подвергаются пыткам, принудительному труду и стерилизации. Две уйгурские группы в жалобе, поданной в Международный уголовный суд, обвинили китайские власти в физическом и культурном геноциде.

Писательница Энн Эпплбаум сравнила безразличие Запада к тому, что происходит сегодня в Синьцзяне, с умышленной решительностью европейских правительств и Ватикана игнорировать голодомор Иосифа Сталина, спровоцированный на Украине в 1932-33 годы и нацистские концентрационные лагеря десятилетие спустя. В этот список можно добавить более свежие примеры. На этом фоне готовность Соединенных Штатов осудить поведение Китая и возложить на него издержки, пусть даже только с помощью индивидуальных санкций, является шагом в правильном направлении.

Более того, этот шаг вполне мог бы привлечь внимание мусульман из таких стран, как Пакистан, Индонезия и Турция. Правительства Пакистана и Индонезии готовы играть по китайским правилам, чтобы обеспечить себе инвестиции; в прошлом году Пакистан подписал письмо, в котором защищает отношение Китая к уйгурам, а правительство Индонезии заявляет, что оно "не вмешивается во внутренние дела Китая". Турция первоначально предложила убежище уйгурам в 1950-е годы, когда китайские коммунисты захватили Синьцзян. Сегодня, по сообщениям, турецкая полиция арестовывает уйгурских активистов и отправляет их без объяснений в центры депортации, иногда на несколько месяцев.

В этом контексте активные усилия под руководством США, направленные на то, чтобы хотя бы частично привлечь китайское правительство к международной ответственности за обращение с уйгурами – особенно в то время, когда Америке приходится считаться со своими нынешними и прошлыми преступлениями на почве расизма – могли бы ознаменовать важный поворотный момент. По крайней мере это напомнило бы Китаю, что мир за ним наблюдает.

К сожалению, действия Трампа, вероятно, убедят мусульман лишь в глубине его лицемерия. Трамп подписал UHRPA в тот же день, когда обвинения, содержащиеся в новой книге его бывшего советника по национальной безопасности Джона Болтона, наводнили эфир. По словам Болтона, Трамп был не просто безразличен к правам уйгуров, но и активно поощрял главу Китая Си Цзиньпина к строительству концентрационных лагерей для содержания их под стражей.

Кроме того, есть собственные запреты Трампа на поездки мусульман. Первоначальный запрет, изданный в январе 2017, запретил всем беженцам и иммигрантам из нескольких, преимущественно мусульманских, стран въезд в США; эта мера была отменена судом, а затем еще несколько раз пересмотрена, пока не прошла конституционный процесс. С тех пор появилось множество историй, демонстрирующих разрушительное и потенциально опасное для жизни влияние этих ограничений на беженцев, мусульман и немусульман, живущих в указанных странах.

Один из пострадавших - Афкаб Хуссейн, бывший сомалийский беженец, в настоящее время проживает в Колумбусе, штат Огайо. Афкаб с 2015 ждет, пока его жена и маленькие дети присоединятся к нему в США, но запреты Трампа помешали им это сделать. Поэтому поддержка Трампом закона, который призывает китайские власти разрешить восстановление контактов между людьми в Китае и за пределами страны, является лишь пустым звуком.

UHRPA также обвиняет китайское правительство в "использовании широкомасштабных международных террористических угроз в качестве предлога для оправдания повсеместных ограничений и серьезных нарушений прав человека" против уйгуров и других лиц в Синьцзяне. Но исполнительные указы Трампа, направленные на запрет для мусульман на въезд в США, включали аналогичные положения.

В своем первом исполнительном указе он ссылается на 11 сентября 2001, а террористические акты в США служат оправданием для запрета на въезд в страну беженцев и иммигрантов из Ирана, Ирака, Ливии, Сомали, Судана, Сирии и Йемена, несмотря на отсутствие доказательств того, что граждане какой-либо из этих стран, а тем более беженцы, совершили атаки. Последующие итерации запрета в качестве оправдания продолжали ссылаться на терроризм. Однако на практике администрация Трампа просто запретила членам семьи присоединяться к близким в США и сократила прием уязвимых групп беженцев до исторически низких уровней.

Напряженность между запоздалым принятием прав уйгуров со стороны Трампа и его слишком очевидной неприязнью к мусульманам (если они не являются саудовскими принцами) поднимает более глубокий вопрос о том, кто является конечной аудиторией для внешней политики Америки или любой другой страны. Обычные мусульмане могут не сомневаться в том, что чувствует к ним Трамп, независимо от того, что он скажет их правительствам. Им нужно просто следить за его новостями в Твиттере или смотреть его пресс-конференции.

Трамп является первым президентом США, который презирает нормальные процессы для составления и проверки официальных заявлений, предпочитая вместо этого напрямую взаимодействовать с избирателями США и гражданами других стран через социальные сети. Но несмотря на то, что он мобилизовал большое количество избирателей, ему также удалось оттолкнуть от себя большие слои населения как в Америке, так и в других местах. Его принижение целых народов – например то, как он назвал мексиканцев насильниками или мусульман террористами, – резонирует громче и дольше, чем любые официальные заявления Белого дома или госдепартамента США.

Будущее покажет, переживут ли эти впечатления президентство Трампа. Палата представителей США только что приняла No Ban Act, который отменит запрет на поездки мусульман и предотвратит использование религиозной дискриминации в отношении иммигрантов. И если новая администрация США сменит Трампа после президентских выборов в ноябре, ей придется обратиться к правительствам и гражданам других стран с единой позиции – без вопиющего лицемерия, к которому они привыкли.

Энн-Мэри Слотер, бывший директор по стратегическому планированию в государственном департаменте США (2009–2011), является генеральным директором аналитического центра "Новая Америка", почетным профессором политики и международных отношений в Принстонском университете и автором книги Unfinished Business: Women Men Work Family

Варда Халид, внешнеполитический аналитик и активист, стипендиат Truman National Security Project.

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5711 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 сентября родились
Жулдыз Омарбекова
депутат мажилиса парламента РК, основатель общественного благотворительного фонда «Бауржан»
Нурлан Рахметов
член совета директоров НАО «Международный центр зелёных технологий и инвестиционных проектов»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить