Как российские власти помогли Навальному занять место во главе оппозиции

У умеренных российских оппозиционеров есть только три возможности: окончательно кануть в политическое небытие, перейти на сторону власти или встать под знамена Навального

ФОТО: © Depositphotos.com/Rosfoto.ru

В начале февраля Григорий Явлинский написал заметку, в которой раскритиковал политические взгляды Алексея Навального. Из российского либерального лагеря сразу полетели упреки в несвоевременности выступления лидера «Яблока»: ведь Навальный сидит в тюрьме, почти уже мученик и как бы не подлежит критике.

В целом эта позиция не очень убедительна, но, полагаю, Явлинский в самом деле поступил неправильно. Он позиционирует себя как оппонент действующей власти, однако, критикуя Навального, фактически переходит на ее сторону. Остается лишь сделать оммаж и попросить бенефиций. Заключается ли в этом его план – в любом случае он перестал быть оппозиционером.

Интереснее здесь рассмотреть причины того, что Навальный оказался вне критики со стороны оппозиционного крыла общественности. В нормальном демократическом государстве оппозиция борется с властью на выборах во всевозможные представительные органы власти. Есть, конечно, и уличный протест. Но он появляется тогда, когда кто-либо не находит политической силы, выражающей и защищающей его интересы.

По мере уменьшения возможности противостоять власти на избирательных участках, усиления давления на СМИ и свободу слова роль и значение уличного протеста возрастают. При этом те, кто позиционирует себя как умеренная оппозиция, постепенно выталкиваются сначала на обочину, а затем и вовсе в кювет политической жизни.

В России процесс сжатия возможностей участия оппозиции в выборах и перехода контроля над СМИ если не к самой власти, то к близким к ней людям идет последние 20 лет. В итоге осталось только два способа выразить свое несогласие с официальной политикой: социальные сети и уличный протест. Те оппозиционеры, которые считают себя умеренными, попросту оказались не у дел. На первый план вышли те, для кого уличный протест – это родная стихия.

Навальный, надо отдать ему должное, умело использовал представившиеся ему немногие возможности и стал безальтернативным лидером российского протеста. И теперь у умеренных российских оппозиционеров есть только три возможности: окончательно кануть в политическое небытие, перейти на сторону власти или встать под знамена Навального. Сложилась довольно забавная ситуация, когда из противоборствующих лагерей раздаются схожие лозунги: «Если не Путин/Навальный, то Россия пропадет».

Отсутствие альтернативы всегда плохо, это сужает поле выбора, что в конечном итоге становится тормозом развития. Чем меньше разно­образие выбора, тем больше шансов, что настанет момент, когда придется выбирать между плохим и очень плохим. Собственно говоря, прямо на наших глазах Россия идет к такому исходу.

Именно усилия российских властей по сжатию политических возможностей существенным образом помогли Навальному занять его нынешнее положение во главе оппозиции. Если бы не это, он бы оставался всего лишь одним из многих оппозиционных политиков.

Безальтернативность лидера протеста порождает опасную иллюзию, что если его убрать – посадить надолго в тюрьму или, того хуже, физически устранить, то протест сойдет на нет. На самом деле это не так. Просто протест станет более радикальным, а место «изъятого из обращения» лидера займет кто-то другой, еще более жесткий и решительный.

Читатель может спросить: а нас-то это как касается? Напрямую пока никак. Однако всегда интересно наблюдать за чужой бурной жизнью и даже немного ей сопереживать. Это, конечно, обывательский интерес, но всем далеко не чуждый. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5278 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
14 июня родились
Марат Альменов
председатель правления АО «AltynBank»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить