Россия стала слишком токсичной, чтобы иметь с ней дело

Внезапная изоляция и экономический коллапс страны удивили почти всех

ФОТО: © Depositphotos/ValeryBocman

ВАШИНГТОН, округ Колумбия. Всего за один день, 28 февраля, рухнула путинская «крепость “Россия”». Рубль упал на примерно 30%, и власти РФ закрыли все финансовые рынки. Россияне бросились к банкоматам, чтобы снять как можно больше наличных и отчаянно пытаясь обменять их на что-нибудь, кроме рубля. Когда это не получилось, они стали штурмовать магазины, скупая все подряд, прежде чем цены взлетят до небес.

Поток новостей из России был ограниченным и необъективным еще до путинской войны. Теперь он прекратился. Новые законы о цензуре сделали невозможной работу независимых журналистов. Большинство иностранных корреспондентов покинули страну, а оставшиеся российские журналисты рискуют получить 15 лет тюрьмы, если сообщат хоть что-то отличное от позиции Кремля.

Контуры экономической катастрофы России просматриваются ясно. В дни, последовавшие за вторжением РФ 24 февраля, объединенный Запад ответил гораздо более жесткими санкциями, чем те, которые он ввел после аннексии Крыма Путиным и вторжения на восток Украины в 2014 году.

Наиболее важными санкциями стали финансовые. США запретили транзакции с четырьмя крупнейшими государственными банками России, наложили запрет на торговлю российскими суверенными облигациями, ограничили возможность займа для 13 крупных компаний РФ, отключили ключевые банки от системы передачи финансовых сообщений SWIFT и, что важнее всего, заморозили инвалютные резервы Центробанка России. Одним махом Россия лишилась доступа к международным финансам. В обозримом будущем ни один житель Запада не осмелится взаимодействовать с российскими финансовыми институтами.

Другие санкции включают запрет на экспорт примерно половины ключевых технологических разработок, которые Россия покупает у поставщиков из США. А сотни западных технологических компаний, во главе с Apple, добровольно заявили, что прекратят вести бизнес в РФ или продавать туда свои товары и услуги.

Другой удар был нанесен российской элите и принадлежащим ей компаниям. Под санкции уже попали большинство ведущих политиков России, но теперь министр иностранных дел Сергей Лавров и сам Путин были добавлены в список. Более того, хотя крупнейшие российские олигархи долгое время избегали санкций благодаря обширным связям на Западе, теперь они предоставлены сами себе. Их мегаяхты конфискуют, а сторонников Путина в Европе преследуют как преступников, к большому удовольствию западных таблоидов.

Распространяясь на какую-либо страну, санкции обычно создают три вида рисков для ее компаний или инвесторов. Первый состоит в том, что меры, которые можно изменить росчерком пера, будут продолжать развиваться непредсказуемым образом. Второй риск подразумевает, что никто не будет страховать сделки или инвестиции в стране, на которую распространяются санкции. И третья группа — репутационные, а потенциально даже уголовные риски для любого субъекта, который продолжает работать с режимом, находящимся под санкциями.

Учитывая эти риски, Россия стала слишком токсичной, чтобы иметь с ней дело. Уважаемые западные компании не только не желают продолжать покупать или продавать в РФ, они также отказываются и от значительных инвестиций в эту страну. Почти все крупные западные нефтяные компании – BP, ShellExxonMobilEquinorOMW и ENI – заявили, что покидают страну. Остаться риcкнула лишь France’s Total.

Перед путинской войной западные санкции против России по строгости составляли примерно 30% от санкций в отношении Ирана, однако всего за день они достигли почти 90%. Единственная существенная разница заключалась в том, что тотальные запреты еще не коснулись товаров из России. Но 8 марта США и ЕС ввели значительные санкции против российской энергетики.

Внезапная изоляция и экономический коллапс России удивили почти всех. Долго высмеивая санкции 2014 года, Путин и его приспешники просто не поверили угрозе западных правительств наложить дополнительные «адские санкции». Но ясно, что Кремль недооценил санкционную силу Запада. Никто не может сейчас утверждать, что санкции неэффективны. Вопрос только в том, будут ли они соблюдаться и поддерживаться.

Хотя США настойчиво выступали за более жесткие санкции, чем ЕС, сейчас они почти полностью согласны друг с другом. Примечательно, что Германия во главе с новым правительством заняла еще более жесткую позицию – такой поворот удивляет и требует дальнейшего изучения.

Этого объединенного ответа было более чем достаточно, чтобы разрушить якобы защищенную от санкций цитадель Путина. Вернувшись на пост президента в 2012 году, Путин в значительной степени игнорировал необходимость экономического роста и развития, сосредоточив усилия на накоплении примерно $630 млрд долларов США в виде международных валютных резервов. Федеральный бюджет РФ оставался более или менее сбалансированным, а внешний долг – минимальным, примерно 20% ВВП. Денежно-кредитная политика была жесткой, курс рубля – плавающим.

Но плоды этой политики сейчас гниют. Основная часть валютных резервов России заморожена, российские фондовые рынки закрыты, стоимость 31 российской акции, торгуемой в Лондоне, рухнула на 98% – это больше, чем снижение на 94% российских акций во время дефолта 1998 года. Все российские активы снижены до категории нежелательных, в которой будут оставаться на неопределенный срок. Российские рынки капитала практически мертвы.

Экономисты предсказывают, что рубль продолжит падение, приближаясь к отметке 200 рублей за 1 доллар США к концу года (от 70 рублей до начала путинской войны). А 8 марта Центральный банк решил прекратить обмен рублей на иностранную валюту – то есть рубль перестал быть конвертируемым. Справедливо предположить, что годовой уровень инфляции достигнет не менее 50%, а ВВП России может упасть как минимум на 10% в этом году.

Путин может по-прежнему держать под контролем своих генералов, спецслужбы и интеллигенцию. Но российская экономика зависит от рабочих, и многие из них уже видят, как их доходы с поправкой на инфляцию падают в результате его бессмысленной войны. Несмотря на жесткую цензуру в РФ, уже случилась крупная забастовка в Нижнекамске (Татарстан) из-за падения реальной зарплаты. Вероятны новые социальные и трудовые волнения. Катастрофические последствия внешней и экономической политики Путина будут слишком экстремальными и далеко идущими, чтобы их можно было скрыть.

Андрес Ослунд, старший научный сотрудник Стокгольмского форума свободного мира

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
18547 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить