Что такое протест в эпоху цифровых технологий

Выборы и референдумы – это всего лишь два способа, которыми люди могут сказать, как ими руководить. Протест является другим способом, который показывает, как право на свободу собраний и свободу слова защищено в большинстве демократий

Фото: Inverse

И сегодня во многих демократиях эти права используются в полной мере. В прошлом месяце активисты в области климата и демонстрации, связанные с брекситом, частично перекрыли Лондон, а протестующие уже строят планы относительно государственного визита президента США Дональда Трампа в Великобританию в июне этого года. Во Франции «жёлтые жилеты» выходят на протесты каждую субботу.

Социальные сети упростили организацию массовых акций протеста. Благодаря Твиттеру, Фейсбуку и Инстаграму люди, имеющие общее дело, могут мгновенно подпитывать негодование друг друга, обмениваясь подробной информацией. Но эти современные демонстрации часто испытывают недостаток в лидерских качествах и навыках создания коалиций, которые могут преобразовать коллективные обиды в реальные перемены.

Правда, широкие протесты могут помочь продвинуть проблему в повестку дня и активизировать общественные дебаты. Но даже в демократических государствах огромной толпы зачастую недостаточно, чтобы повлиять на правительства. Массовые антивоенные демонстрации в Великобритании и Соединённых Штатах в феврале 2003 года не помешали двум странам вторгнуться в Ирак в следующем месяце. Движение «Оккупируй Уолл-стрит» 2011 года, которое охватило около 900 городов по всему миру, не достигло какой-либо конкретной цели. Так же, как и три ежегодных Марша женщин, которые прошли в городах по всему миру в период между 2017 и 2019 годами.

Отчасти тому виной отсутствие чёткого руководства. До появления социальных сетей организация эффективных массовых демонстраций занимала больше времени и усилий. Активистам приходилось планировать, собирать деньги на размещение объявлений в газетах, создавать телефонные списки и находить воодушевляющих ораторов для привлечения масс.

Все это требовало соответствующего лидерства для того, чтобы вселить в людей уверенность в том, что инвестирование времени, денег и связей в акцию протеста того стоило. Напротив, новой «адхократии», управляемой социальными медиа, при всей её гибкости и эффективности часто не хватает лидеров, способных мобилизовать людей в направлении чётко определённой и достижимой цели.

Всё же были и успехи. В 2016 году в Польше хорошо организованные протесты убедили парламент страны отклонить предложенный практически полный запрет на аборты. Уличные демонстрации в нескольких крупных городах Польши сопровождались онлайн-кампанией и забастовкой женщин, когда женщины отказывались ходить в школу, на работу или выполнять домашние дела. Организаторы также мобилизовали сторонников в других странах Европы и применили уроки, извлечённые из опыта других стран. Самое главное, что протестующие сформулировали простую цель – не допустить принятия нового закона – и их кампания по её достижению выиграла от эффективного руководства и тщательного планирования.

Между тем недавние успешные массовые акции протеста в Алжире и Судане подчёркивают важность создания коалиций с представителями правящего режима. У демонстрантов в этих двух странах также были чёткие цели, несмотря на огромный риск участия в уличных протестах против авторитарных правительств. Когда алжирцы впервые вышли на протест против больного президента Абдельазиза Бутефлики, баллотировавшегося на пятый срок, они не были защищены «демократическими» правами на свободу собраний или свободу слова. И первые протесты в декабре 2018 года были быстро подавлены.

Однако к марту 2019 года около трёх миллионов алжирцев вышли на улицы. Цель протестующих была ясна: заставить Бутефлику уйти в отставку. Они добились успеха не только благодаря своей численности, но и потому, что их настойчивость в конечном итоге заставила алжирских военных встать на их сторону и вынудить Бутефлику покинуть свой пост. А в Судане три месяца общенациональных протестов наконец убедили армию свергнуть президента Омара аль-Башира.

Эти маловероятные союзы между протестующими и военными имели решающее значение как в Судане, так и в Алжире. Многие протестные движения считают, что сложно создавать коалиции с теми, кто находится у власти, предпочитая этому бурные волнения прямого столкновения с режимом. Но наиболее эффективные протесты направлены на то, чтобы кооптировать некоторых из имеющих влияние, чтобы ослабить режим. Например, кампания Махатмы Ганди против британского правления в Индии не противостояла напрямую колониальной власти. Вместо этого, и к первоначальному скептицизму своих соратников, в 1930 году Ганди начал марш протеста против британского налога на соль.

Социальные сети обычно затрудняют создание таких маловероятных коалиций. Цифровые платформы хорошо справляются с краудсорсинговой неудовлетворённостью и усиливают её в интернете, но они скорее поляризуются, чем помогают движению наводить мосты.

Адхократия может быстро объединить тех, кто разделяет претензии к глобальному капитализму или планам Великобритании покинуть Европейский союз. Однако требуется гораздо больше, чтобы объединить людей вокруг положительной цели и мобилизовать их таким образом, чтобы её можно было достичь.

Успешные протесты требуют эффективного руководства, индивидуального или коллективного. И им необходимо выйти за пределы того, чтобы говорить «правду власти» с улицы. Изменения происходят, когда добропорядочные граждане находят способы говорить правду посредством силы в коалициях, которые вряд ли могут быть сформированы в интернете. Цифровые инструменты могут способствовать эффективной политической организации. Но они никогда не должны рассматриваться в качестве её замены.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6975 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
14 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить