Проект «преемник» по-немецки

Пока в Казахстане мусолят тему досрочных выборов, тема преемственности актуальна не только для нас, но и для более развитых демократий. Разница заключается лишь в том, что в одних политических системах преемника назначают, а в других выбирают, и ему ещё нужно доказать в жёсткой, но честной и открытой конкурентной борьбе своё право на преемственность. Свидетелем второго варианта я оказался, будучи приглашённым немецким фондом имени К.Аденаэура в Гамбург на партийный съезд ХДС (Христианско-демократический союз), где происходило историческое событие. Свой пост председателя этой партии оставляла нынешний канцлер Германии Ангела Меркель, которая, кстати, сама родом из Гамбурга. Как пошутил один из её однопартийцев, она заняла этот пост почти 18 лет назад, когда в Германии ещё была в ходу дойчмарка, а сейчас уже евро, и за это время даже в Ватикане сменилось несколько римских пап

Досым Сатпаев и Аннегрет Крамп-Карренбауэр
Досым Сатпаев и Аннегрет Крамп-Карренбауэр

Но её уход с должности председателя ХДС в том числе был связан с не очень хорошими результатами последних парламентских выборов в бундестаг, которые прошли в сентябре 2017 с участием более 30 политических партий. И, несмотря на то что партийный блок ХДС/ХСС, возглавляемый Ангелой Меркель, занял первое место, набрав чуть меньше 33%, а на втором месте был ещё один немецкий партийный ветеран в лице Социал-демократической партии Германии (СДПГ), более показательной стала победа праворадикальной партии «Альтернатива для Германии» (АДГ), которая заняла третье место, получив 13,5%, хотя в 2013 этот партийный аутсайдер имел лишь 4,7%. То есть впервые после 1945 года в немецкий парламент попала партия, которую многие в Германии считают не просто праворадикальной, но и с определёнными элементами неофашистской идеологии, которая опирается на антииммигрантские, антиисламистские, антиевропейские и антилиберальные лозунги. Хотя, как признались некоторые немецкие эксперты, сама АДГ до и после парламентских выборов на фоне этих обвинений формально начала исключать из своих рядов слишком активных и явно симпатизирующих фашистской идеологии членов, но это скорее была попытка пустить пыль в глаза.

В любом случае, многих насторожил тот факт, что, несмотря на большинство в бундестаге, ХДС/ХСС и СДПГ получили гораздо меньше голосов в свою поддержку, чем на выборах 2013 года. А это уже говорило о кризисе традиционной партийной системы, что в принципе наблюдается сейчас во многих странах мира. Как заявила профессор политологии университета Хильдесхайма Марианне Кнойер, призрак ходит по Европе – призрак популизма, который пытается по кирпичику разобрать демократические основы.

По её мнению, в европейской истории было несколько волн политического популизма. При этом популистские партии разные. В Центральной и Восточной Европе такие партии отличаются от популистских политических лидеров и организаций на западе, севере или юге Европы. Следовательно, нет одного рецепта по нейтрализации популистов. Более того, постоянно появляются новые гибридные партии, которые по-разному влияют на политическую повестку дня.

Марианне Кнойер считает, что успех политических популистов, которые делают ставку на простые решения любых сложных проблем, связан с наличием политического спроса и предложения. Ведь харизматичные лидеры чаще всего появляются во время кризиса, когда у многих граждан возникает ощущение неравенства и чувство проигравших. Популисты используют недоверие граждан к старым политикам и государственным структурам. Следовательно, поддержка популистских партий разной ориентации – это результат изменения мировоззренческих ценностей, так как многие обыватели пытаются сохранить свою привычную среду обитания, которая сильно меняется под воздействием той же глобализации, внешних и внутренних факторов. Отсюда исламофобия, шовинизм, торговый протекционизм и т.п.

Но, если исходить из логики Кнойер, западные популисты гораздо ближе к радикальным экстремистским и террористическим организациям в мусульманском мире, страх перед которыми они сами активно эксплуатируют в своих политических заявлениях. Ведь, по мнению экспертов, эти организации также появились в ответ на глобализацию и вестернизацию, которую многие в тех же арабских странах воспринимали как угрозу традиционным ценностям и сложившемуся порядку вещей. С другой стороны, как показывает история, в сфере политики популизм часто был основой для появления новых политических игроков, которые в случае прихода к власти превращали свой популизм во что-то более консервативное. Ведь когда-то к популистам начала XX века можно было бы отнести тех же большевиков с их не менее популистскими лозунгами «Земля – крестьянам!», «Фабрики – рабочим!».

Многие подозревают, что за спиной упомянутой АДГ стоит Кремль, чьи уши уже виднелись в поддержке правых популистов и евроскептиков в других европейских странах. И АДГ быстро нарастила свой политической капитал, особенно после того, как Ангела Меркель несколько лет тому назад приняла решение о политике открытых дверей для новой волны мигрантов, которое даже внутри её партии не у всех вызвало понимание. Многие считают это решение канцлера большой политической ошибкой.

Но, с другой стороны, домыслы многих российских СМИ и экспертов о том, что авторитет Меркель внутри партии сильно подорван, были не более чем очередной ложью. И это хорошо показал прошедший съезд ХДС в Гамбурге. Он собрал многотысячную аудиторию из делегатов от этой партии со всех регионов Германии. Для съезда сняли целый выставочный комплекс, так как делегатов и журналистов было очень много. При этом сам съезд скорее напоминал большую политическую тусовку, с активным общением однопартийцев, экспертов, журналистов, а также иностранных гостей без всяких ограничений и искусственно подготовленной массовки, когда все роли расписаны, а правильные вопросы согласованы.

Что касается прощального выступления Ангелы Меркель в качестве председателя ХДС, могу сказать, что она не пыталась оправдываться за свои действия и решения, в том числе касательно миграционной политики, считая это частью своей идеологии мультикультурности. Это был отчёт о проделанной работе за годы её председательства в партии и в качестве канцлера. И в своём прощальном выступлении она отметила несколько интересных моментов.

Так, по словам Меркель, при ней количество безработных в Германии уменьшилось с 5 млн до 2 млн, а также сократилась задолженность страны. Конечно, было признано и наличие проблем. Из текущих вызовов, которые стоят перед Германией, Ангела Меркель выделила раскол в обществе и рост радикализма, угрозу гибридных войн, вызовы для системы образования и здравоохранения, климатические изменения. Не забыла также кинуть камень в огород президента США Дональда Трампа. И сделала это изящно. Сказала, что недавно была в Вашингтоне на церемонии прощания со скончавшимся бывшим президентом США Дж.Бушем-старшим, который, по её мнению, оказался в нужном месте в нужное время для того, чтобы закончить холодную войну. Но если бы в тот важный исторический период конца 80-х и начала 90-х годов хозяином Белого дома был Трамп, то Берлинская стена, по мнению Меркель, до сих пор осталась бы, а холодная война растянулась бы надолго. Кстати, после завершения выступления зал аплодировал Ангеле Меркель почти 15 минут, тем самым признавая её большой вклад в развитие страны и партии. Это довольно необычно для страны, где «долгие и продолжительные аплодисменты» политику – большая редкость.

Кстати, одним из доказательств внутрипартийного уважения к Ангеле Меркель было то, что из всех выступающих делегатов ни один не поливал грязью канцлера, напротив, признавая её в качестве ведущего политика Германии. И она действительно показала редкое для политика качество: не цепляться за власть обеими руками, а начать подготовку своего ухода из политики, пытаясь оставить после себя лишь серьёзное политическое наследие. Добровольный уход с поста председателя ХДС является первым шагом в этом направлении. Понятно, что определенна ставка делалась и на подготовку своего преемника, который мог бы продолжать её политику. И эта ставка была сделана на Аннегрет Крамп-Карренбауэр, которая одержала победу во время конкурентных внутрипартийных выборов, в которых принимали участие 12 кандидатов. Но в лидеры вырвались только трое: Аннегрет Крамп-Карренбауэр, Фридрих Мерц и Йенс Шпан. Кстати, последний был и самым молодым из них. Каждый из кандидатов выступил со своей программой, после чего было время для вопросов из зала со стороны делегатов, которые подходили к микрофонам не по заранее составленному списку. Всё было довольно динамично, открыто, честно, а некоторые вопросы – явно острыми.

После этого начались внутрипартийные выборы, в ходе которых во второй тур вышли Аннегрет Крамп-Карренбауэр и Фридрих Мерц. При этом второй кандидат в первом туре набрал гораздо больше голосов, чем многие ожидали от него, лишь ненамного отстав от преемницы Ангелы Меркель, которая с первого раза не смогла получить свыше 50% голосов делегатов съезда. Но уже в ходе второго тура с небольшим перевесом победу одержала Аннегрет Крамп-Карренбауэр, которая тут же предложила Фридриху Мерцу и Йенсу Шпану работать вместе с ней для объединения и модернизации всей партии. Несмотря на то что новый председатель считалась преемницей Ангелы Меркель, её победа всё же не была полностью гарантирована, и ей пришлось доказать право на то, чтобы возглавить партию. Как призналась в своём выступлении сама Крамп-Карренбауэр, многие считают её копией Ангелы Меркель, но её главной задачей является укрепление позиций ХДС, что пыталась делать нынешний канцлер, а также работа во благо страны. И в этом она с ней похожа.

Вполне возможно, что в будущем Аннегрет Крамп-Карренбауэр будет одним из реальных кандидатов на пост канцлера Германии, если ХДС победит на следующих парламентских выборах в 2021 году или в альянсе с другими партиями сможет возглавить партийную коалицию. Хотя уже сейчас перед новым председателем стоит архисложная задача повысить рейтинги ХДС на партийной сцене. В общении с некоторыми представителями немецкого политического истеблишмента меня интересовал электорат ХДС. Как оказалось, сама партия в последние годы из центристской силы немного подвинулась к левому политического флангу, рассчитывая привлечь молодёжь и пытаясь играть на поле левых сил. Но за это пришлось расплатиться потерей определённой доли своего традиционного более консервативного электората, часть из которого ушла в «Альтернативу для Германии». Поэтому можно предположить, что новый председатель ХДС, чтобы вернуть в партию часть потерянного электората, если и будет поддерживать политику открытых дверей для мигрантов, но лишь в сочетании с более жёстким подходом по отношению к тем мигрантам, которые нарушают законы в Германии или мимикрируют под «беженцев».

 Ещё одним слабым местом Аннегрет Крамп-Карренбауэр является отсутствие опыта во внешней политике, что вполне объяснимо, учитывая то, что она с этим напрямую никак не сталкивалась, больше варясь во внутриполитической жизни страны. Хотя при Ангеле Меркель Германия была явным лидером евроинтеграции, где появилось немало трещин. И если Аннегрет Крамп-Карренбауэр станет новым канцлером в 2021, у неё кроме внутренних проблем, о которых говорила Меркель на съезде, также будет и значительное количество внешних вызовов, будь то отношения с Россией и США или острые разногласия по многим вопросам внутри самого Европейского союза.

Что касается Казахстана, то появление Аннегрет Крамп-Карренбауэр в качестве канцлера Германии вполне устроило бы Астану, учитывая, что и при Меркель отношения между двумя странами были довольно партнёрскими. К тому же для Казахстана выгодна экономическая и политическая стабильность Европейского союза, так как ЕС остаётся для нас главным торговым партнёром. Именно за эту стабильность активно выступала Германия при Меркель и именно её хотели подорвать набирающие политический вес европейские популисты и радикалы, чьим первым успехом стал Brexit.

Кстати, не стоит забывать также тот факт, что именно Германия при Ангеле Меркель была когда-то главным лоббистом в принятии стратегии ЕС по отношению к Центральной Азии в 2007 для того, чтобы укрепить политические и экономические связи Европейского союза и нашего региона. Более того, Карин Кнайссль, министр иностранных дел Австрии, которая председательствует в Совете ЕС, во время встречи с послами стран ЦА в ноябре текущего года уже заявила, что Европейский союз в первой половине 2019 примет новую стратегию сотрудничества с Центральной Азией. И кто бы ни был новым канцлером Германии, ей (или ему) придётся работать при наличии этой новой стратегии.

Алматы - Гамбург - Алматы

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6531 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
22 января родились
Марат Жаныбеков
вице-президент АО «Государственный Фонд социального страхования»
Жасулан Джумашев
начальник департамента по ЧС ЗКО
10 богатейших людей мира

10 участников рейтинга Forbes 400 за 2018 год.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить