Прибыль необходима для процветания

Французский экономист и любимчик левых Томас Пикетти – пока последний в бесконечном ряду экономистов, не имеющих понятия о связи прибыли с процветанием и ростом уровня жизни

С его призывом к безжалостному налогу на роскошь и подоходному налогу на общемировом уровне, дабы побороть то, что он считает растущим неравенством между богатыми и всеми остальными, Пикетти стал звездой СМИ. Однако это не умаляет того факта, что финансовые эксперты и многие журналисты, политиканы и экономисты знают о деньгах и экономике меньше, чем их коллеги 100 лет назад.

Неудивительно, что глобальная экономика переживает тяжелые времена, несмотря на огромный прогресс в технологиях и прорывы в медицине. Если бы не отсутствие этих в общем-то элементарных знаний, США были бы сегодня на экономическом пике, а индекс Доу-Джонса перевалил бы за 30 тыс.

Экономического роста не бывает без инвестиций. А капитал складывается из сбережений и прибыли. Точка

Суть: не бывает экономического роста без инвестиций. А капитал складывается из сбережений и прибыли. Точка. Любые налоги или требования, мешающие созданию капитала и получению плодов за взятые на себя риски, вредят в конечном итоге всем – но больше всего тем, кто хочет, как говорил Линкольн, улучшить свою долю в жизни. 

Недостаточно изобрести нечто великое. Нужна среда, в которой предприниматели могут трансформировать изобретение в рыночный продукт, становящийся лучше, дешевле, доступнее.

Генри Форд не изобрел автомобиль. Но путем постоянных проб и ошибок, пройдя через два тяжелых банкротства, он сделал из игрушки для богатых (в начале 1900-х автомобиль стоил в сегодняшнем эквиваленте больше $100 тыс.) то, что смог себе позволить каждый работающий человек. Стив Джобс и Майкл Делл сделали то же самое с персональными компьютерами. Если бы вы попытались создать iPhone в начале 90-х, это бы стоило вам больше $3,5 млн.

Такой прогресс требует инвестиций. Однако массовая культура и, что еще хуже, высокообразованные люди вроде Пикетти, которые, по идее, должны лучше в этом разбираться, настроены против прибыли. Они считают ее результатом грабежа клиентов и лишения работников законных плодов их труда.

На самом деле рассматривать прибыль как профицит и излишек в корне неправильно, и по иронии именно на классических экономистах, которые верят в низкие налоги, скромное правительство и минимальное регулирование, лежит за это ответственность. 

Классические экономисты еще во времена экстраординарных научных прорывов Исаака Ньютона считали, что экономика – это замкнутая структура, закрытая система. Ключевая концепция здесь – это баланс, предположение, что у экономики есть идеальное состояние покоя, которое появляется, когда все работает «как должно». Цены должны быть стабильны, спрос должен быть всегда равен предложению, а трудовая занятость населения (о каких бы цифрах ни шла речь) должна быть «полной».

Баланс – это эквивалент нирваны. Могут быть посторонние события – войны, засухи, ураганы, землетрясения или финансовый кризис из-за непрофессиональных банковских практик и, конечно, инновации вроде паровоза, железной дороги и интернета. Но когда эффект таких факторов проходит, экономика возвращается к балансу, своему «нормальному» состоянию.

Экономические циклы – подъемы и спады экономики – рассматриваются как неудобство, которое в идеале должно быть снижено или устранено. Учебники в установленном порядке рассказывают о причинах экономических циклов и о том, как их устранять.

Кейнсианство, марксизм и монетаризм опровергают классическую экономику, но все разделяют идею закрытой экономики с идеальной конкуренцией. Вот здесь мы и подходим к проблеме прибыли. В статичной экономике, где баланс – это норма, нет места для прибыли. Ведь какое оправдание может быть тому, что с клиента взимается больше денег за производство или поставку продукта или сервиса, особенно если речь идет об идеальной конкуренции. Карл Маркс утверждал, что после возмещения затрат на строительство фабрики, например, и ее организацию у владельца нет прав оставлять себе прибыль. В конце концов, это рабочая сила производит продукт, и прибыль означает, что владелец недоплачивает работникам. 

Классические экономисты могли лишь признать, что прибыль является вознаграждением или стимулом для взятия на себя рисков. Но это утверждение не могло морально оправдать большие состояния, созданные многими предпринимателями. Согласно громогласным заявлениям Маркса и его последователей, это неоправданная алчность первой величины за счет работников. Сколько они могут съесть?! Сколько шикарных дворцов им действительно нужно?! У них уже есть все для жизни, но они все равно гребут огромные суммы! Эти деньги должны уходить страдающим работникам, чей пот и создал продукт и, следовательно, средства! Вот где лежит корень убеждения, что капитал приходит от эксплуатации рабочей силы и недоплаты ей.

Барака Обаму эта тема преследует и полтора века спустя. Она стоит за разглагольствованиями о «социальной справедливости», например призывом поднять минимальную зарплату, чтобы все работающие люди могли наслаждаться «прожиточным минимумом». Дескать, почему McDonald’s и Wal-Mart должны вести себя так «бессовестно» и накапливать огромные состояния?

Экономистом, подчеркнувшим важную и по-настоящему положительную роль, которую играет прибыль, был Йозеф Алоиз Шумпетер. Шумпетер заявил, что классическая роль баланса – это нонсенс. Он объяснил процесс «созидательного разрушения», происходящего в постоянно прогрессирующей экономике. В его понимании, глобальный рынок является не замкнутой, а скорее динамичной, живой экосистемой с миллиардами людей, вовлеченных в невероятно сложный ряд действий и транзакций. Изменения и турбулентность – это норма. Предприниматели и их инновации – это не посторонний фактор, а самая сердцевина экономики, неотъемлемая часть роста и прогресса. 

С точки зрения Шумпетера, прибыль играет абсолютно решающую роль. Это не профицит, а цена ведения бизнеса. И это не аморально, а правильно. Без прибыли экономика впадает в застой и люди не стремятся больше к лучшей жизни. 

С приходом инноваций существующие бизнесы становятся устаревшими, что негативно сказывается на их финансах. Вспомним, например, как отразилось на каналах строительство железной дороги. Или что сделал интернет с печатной прессой (в прошлом году New York Times Co. продала Boston Globe, купленный 20 лет назад за $1,1 млрд, всего за $70 млн), или же что беспроводные технологии делают с традиционным проводным телефонным бизнесом. Капиталы уничтожены… 

Прибыль должна не только возместить то, что потеряно, но и дать средства на создание новых предприятий и расширение конкурентоспособных существующих. Процесс создания новых компаний и индустрий – опасный, так как сопровождается большим количеством провалов. На эти эксперименты нужны средства, которые перекроют потери. Все мы слышим о тех, кто преуспел, но мы ничего не знаем о финансовых потерях остальных.

В таком свете прибыль – необходимая часть, если мы хотим иметь динамичную экономику. Так, гуру менеджмента Питер Друкер замечает: «Вопрос в экономике Шумпетера всегда таков: достаточно ли велика прибыль? правильно ли формируется капитал, чтобы обеспечить средства для затрат на будущее, затрат на то, чтобы оставаться в бизнесе, затрат на «созидательное разрушение»?». Базовый вопрос экономической теории и экономической политики ясен: как поддерживать формирование капитала и продуктивность так, чтобы быстрые технологические изменения и трудоустройство были стабильны?

Давление, с которым сталкивается создание прибыли, жестко. Высокий доход успешного инноватора обычно недолог. Яркий пример тому история компании Digital Equipment Corp. Основанная в 50-х годах Кеннетом Олсеном, DEC произвела на тот момент прорыв в технологиях изобретением мини-компьютера. Это было серьезное покушение на доминирующие в индустрии электронные вычислительные машины IBM. За 25% от их стоимости DEC обеспечивала 75% мощности. Олсен и DEC процветали. Но затем пришли персональные компьютеры, на которые Олсен не обратил должного внимания, посчитав их всего лишь гаджетом для увлекающихся техникой. Действительно, когда в 80-х множество таких компаний обанкротились, казалось, что он был прав. Но, как предупреждал Шумпетер, технологии никогда не застывают на месте. Спустя лишь несколько лет предприниматели нашли способ объединить персональные компьютеры в сеть. В конечном итоге DEC и другие компании, продающие мини-компьютеры, прогорели.

Нет здесь баланса. Большой успех сегодня – это добавление к хламу корпоративного мира завтра. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3133 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 августа родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить