Приберет ли правительство к рукам ваши деньги?

Не исключено, что они пойдут на это в условиях чрезвычайной ситуации в финансовой сфере

К сожалению, нарушение обязательств американским правительством случалось прежде, и происходящее сейчас на Кипре указывает на то, что слабые политики продолжат делать такие вещи. В 1933–1934 годах, когда была достигнута глубина Великой депрессии, правительство присвоило золото американского народа. С того момента и вплоть до 1975 года закон запрещал владение золотом, кроме некоторых видов украшений и коллекционных монет. В панике тех лет суд допустил эту конфискацию, идущую вразрез с Конституцией. Да, люди получили доллары в обмен на свои золотые сбережения, но сама валюта была при этом девальвирована на 40%. Более того, правительство наложило запрет на частные коммерческие контракты с так называемым «золотым пунктом», позволявшим кредиторам получать платежи в виде как долларов, так и золота.

В начале 1970-х президент Ричард Никсон отменил продажу соевых бобов Японии. Послужили тому внутриполитические причины: американские покупатели жаловались на высокие цены на бобы, и Никсон решил, что если продукт останется в стране, это смягчит их. Конечно, на самом деле цены на соевые бобы и на другие сельскохозяйственные продукты росли потому, что Никсон и Федрезерв осознанно подрывали ценность доллара США. (Япония ответила тем, что инвестировала в Бразилию, ставшую одним из главных конкурентов Америки по поставке бобов.) 

В 2009 году администрация Обамы нагло протолкнула политическую реструктуризацию банкротов General Motors и Chrysler; огромные суммы были отданы союзу United Auto Workers, близкому Обаме, за счет держателей облигаций. Банки пошли на это, поскольку у них не было выбора – от прихотей Вашингтона зависело, выживут они или нет. Суд еще раз закрыл глаза на это явно противозаконное действо. 

Жаждущие доходов демократы поговаривают о том, чтобы найти доступ к пенсионным счетам граждан. Несколько лет назад Аргентина провела национализацию частных пенсионных фондов населения, и недавно Кипр заговорил о том же самом. Уже можно уловить объяснение наших политиков: большая часть денег в пенсионном плане 401(k) – это деньги до вычета налогов и в дальнейшем не облагаются налогом, что лишает правительство дохода. Почему бы не объединить их с программой социального обеспечения, а затем перестать давать выплаты «самым небедным»? И граждан с пенсионным планом Roth IRA, вероятно, ожидает неприятный шок. Их вклады – это средства после вычета налогов, с обещанием, что последующие выплаты будут освобождены от федерального подоходного налога. Тем временем введение специального «чрезвычайного» налога стало бы большим соблазном для политиков, ведь портфель активов растет. Невозможно? «Вклады» в программу соцобеспечения простых американцев – это доллары после вычета налогов, и обещалось, что выплаты по ней не будут облагаться налогом. Однако Вашингтон начал уходить от своих обещаний еще в 1980 году. Сегодня миллионы получателей социального обеспечения узнают, что должны платить с некоторых этих выплат налоги.

 

Суровая правда в том, что единственное безопасное место для денег и золота – под матрасом

Может, фонды денежного рынка? Регулирование все больше давит на фонды, чтобы цена акции продукта больше не могла составлять $1. В сегодняшней среде, когда доверять чему-либо опасно, нестабильность вызывает страх. Более того, для сотрудников федеральных ведомств может оказаться заманчивой идея присвоения некоторой части денег как «временной» меры или оплаты за страхование. 

Колоссальная недалекость, которую Евросоюз и МВФ проявили в ситуации с Кипром, становится все более очевидной. Чтобы защитить себя от обвинений, что вытаскивать из беды Кипр это все равно что вытаскивать из беды русских олигархов, канцлер Германии Ангела Меркель поддержала первоначальную схему – забрать часть банковских депозитов обычных граждан. После этого хватит и намека на финансовый кризис, чтобы испанцы, итальянцы и французы кинулись к банкоматам снимать свои сбережения. И даже если катастрофы не произойдет, частные лица и компании все равно будут искать пути разместить хотя бы часть своих денег вне банковской системы. 

Суровая правда состоит в том, что единственное безопасное место для денег, золота и серебра – под матрасом (позаботьтесь, чтобы до них не добрались мыши).

Конечно, у правительства в запасе есть и другие способы добраться до ваших денег. Один из них старый как мир – это инфляция. Федрезерв уже заявил о том, что планирует поднять инфляцию до 2,5%. Представьте на минуту, что невозможно исказить настоящий индекс стоимости жизни (например, согласно индексу потребительских цен на страхование жизни выделяется меньше 1% от стоимости жизни). Как сказал Джон Мейнард Кейнс еще 90 лет назад, инфляция это форма налога; в этом случае налога без представительства. Особенно возмутителен тот факт, что больше всего инфляция бьет по гражданам с низким достатком, ведь они тратят больший процент от своего дохода на топливо, электричество и другие необходимые вещи. Если вы когда-нибудь встретите представителя Федрезерва, поинтересуйтесь, как такое налогообложение американцев помогает стимулировать устойчивый рост в долгосрочной перспективе. Я сделал это, что неизменно раздражало представителей.

Конгресс может быть соблазнен кое-чем, что слишком часто стало мелькать в Европе, «налогом на богатство». Например, во Франции имущество пересчитывается каждый год, и со всего, что превышает определенный лимит, платится 1%-ный­ налог. И в Америке есть нечто подобное – местный налог на имущество, налог на богатство стал бы лишь расширенной его формой. Свобода требует постоянной бдительности. Его основа – здоровое уважение прав собственности и верховенство закона. Повышенная бдительность сейчас нужна как никогда.

Как «сдуть» большие банки

Кризис на Кипре и все программы помощи странам в чрезвычайной ситуации, которые были до этого, поднимают вопрос: что мы делаем с банками, «слишком большими для провала»? Ужасный закон Додда – Франка и большая часть банковских правил сосредоточены на том, как удержать банки от «чрезмерных» рисков. Размер государственного депозита, возврат которого гарантирован, составляет до $250 тыс., а в реальности цифры с большими банками намного больше. Основное решение заключается в том, чтобы просто сделать обязательными разумные требования к капиталу. У банков должно быть больше заложенного имущества и долгосрочных кредитов и, соответственно, меньше краткосрочных обязательств. Американские банки уже несколько десятилетий имеют избыточную задолженность, а европейские балансовые отчеты куда слабее американских. 

Чрезвычайно важен и выбор времени. Одна из причин, по которой у банков столько проблем, это то, что правила проциклические. Когда все хорошо, они снижают стандарты. Когда дела обстоят плохо, регулирующие органы требуют, чтобы банки сокращали кредитование и поддерживали капитал, таким образом замедляя восстановление. 

Наращивание банковского капитала должно быть постепенным процессом, вместе с тем как экономика усиливается. Что же по поводу банков, которые уже слишком раздутые? Больше правил или попыток ввести законы вроде закона Волкера – однозначно саморазрушительны. Лучшее, что можно сделать с такими банками, это позволить рыночным силам их уменьшить. С «золотым» долларом, которого у нас не было уже больше 40 лет, это произошло бы само собой.

В то же время мы должны серьезно подумать над идеей выдающегося экономиста Дэвида Мэлпасса и других: связать взносы по страхованию банковских вкладов с полным размером депозитов в организации. Таким образом, скажем, если взносы за первые $10 млрд будут по стандартному проценту, то депозиты свыше будут облагаться более высокими взносами. Как отмечает Мэлпасс, сегодня в банковском деле размер не означает эффективность или лучшую систему выдачи кредитов. Чтобы запустить процесс, ориентированный на свободу рынка, Конгресс должен отменить закон Додда – Франка и вместо этого принять закон, в котором будет оговорено, что держатели облигаций и акционеры банков не смогут рассчитывать на помощь вне зависимости от размеров организации. Это уже происходит с неплатежеспособными банками, у которых забирает федеральная корпорация страхования депозитов.

Пока мы находимся в такой ситуации, мы должны устранить весь процесс по закону Базеля, из-за которого органы, регулирующие международные банки, выдают все более усложненные формулы для оценки рисков различных видов займа. Например, согласно этому закону банкам не нужно залоговое имущество по государственным облигациям, но нужен большой объем по кредитам бизнесу. Считалось, что закладные гораздо безопаснее, чем коммерческие кредиты. Посему госдолг Греции или высокорисковые закладные показались куда привлекательнее, чем кредиты компаниям вроде IBM. Так банки и взяли на себя то, что оказалось ошибкой. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4517 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 июня родились
Жанар Калиева
предприниматель
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить