Подозрения де Голля в отношении англосаксов в 1944 году подтвердились в 2021-м?

НЬЮ-ЙОРК – За два дня до высадки в Нормандии в июне 1944 года Шарль де Голль потребовал право управлять Францией после ее освобождения союзниками. Франклин Д. Рузвельт, ненавидевший де Голля, не собирался на это соглашаться

ФОТО: pixabay.com

Уинстон Черчилль, который восхищался иллюзиями величия де Голля, встал на сторону Рузвельта. Он сказал лидеру «Сражающейся Франции», что если ему придется выбирать между де Голлем и Рузвельтом, он всегда выберет Рузвельта.

Позиция Черчилля была вполне понятна. Европа была оккупирована нацистской Германией. «Сражающаяся Франция» была в значительной степени символической силой. А Британия была одной из трех основных союзных держав. Однако позже выбор Великобритании держаться за Соединенные Штаты во что бы то ни стало (за одним или двумя исключениями, включая Суэцкий кризис 1956 года и войну на Балканах в 1990-х годах) дорого обошелся.

Воодушевленная победой во время войны, Британия отвергла любую возможность для формирования европейских институтов в 1950-е годы, и когда в начале 1960-х премьер-министр Гарольд Макмиллан пришел к выводу, что Великобритания может оставаться серьезной страной только в рамках Европейского экономического сообщества, де Голль встал на его пути. Британское членство в ЕЭС было заблокировано генералом в 1963 году и вновь в 1967 году.

Де Голль не забыл слов Черчилля, сказанных в 1944 году. Он рассматривал Британию как троянского коня американского господства в Европе. По его мнению, Франция была естественным европейским лидером. И поскольку у Германии не было желания утверждать лидерство, а другим европейцам было достаточно немецкой власти, этот порядок получил широкое признание.

Великобритания, наконец, присоединилась к ЕЭС в 1973 году, но даже в этом случае британские премьер-министры, за исключением Эдварда Хита в 1970-х годах, сохраняли свои так называемые (особенно со стороны британцев) особые отношения с США. В значительной степени это было связано с общими ядерными секретами, разведкой и военным сотрудничеством. Великобритания надеялась, что особые отношения позволят ей оставаться грозным глобальным игроком даже спустя долгое время после того, как ее империя была утрачена.

Сегодня Великобритания снова решила встать на сторону США, на этот раз в новом оборонном пакте с Австралией, чтобы противостоять Китаю. AUKUS – это его непривлекательное название. Давнее соглашение с Францией о поставках дизельных подводных лодок в Австралию было нарушено в пользу англо-американских атомных лодок. Понятно, что Франция в ярости. Три страны AUKUS даже не удосужились уведомить французов о предстоящей сделке. Франция отозвала своих послов из Канберры и Вашингтона, но не из Лондона - Британию не посчитали достаточно важной.

Могут быть веские причины, по которым Австралия решила, что американские подводные лодки будут более подходящими для защиты от Китая. Можно также возразить, что имеет смысл укреплять союзы США в Индо-Тихоокеанском регионе не только с Австралией, но также с Японией и Индией. Менее понятно, в чем заключаются британские интересы в регионе, помимо раздувания имиджа «глобальной Британии» после брексита. Франция с ее 1,5 млн человек, 8 тыс. солдат и островными территориями в Индийском и Тихом океанах поставила на карту больше, чем Великобритания. 

Но AUKUS – это нечто большее, чем сделка с подводными лодками, хотя она и выгодна. Президент США Джо Байден решил противостоять растущей мощи Китая в Восточной Азии демонстрацией военной силы. Он часто выражал желание, чтобы американские союзники присоединились к нему в этих усилиях, даже несмотря на то, что японцы и европейцы опасаются, что могут нанести ущерб торговым интересам в Китае и быть втянутыми в потенциальную войну. Но, подорвав позицию Франции, США при попустительстве Великобритании расширили исторический раскол между европейскими союзниками. Как будто подозрения де Голля в отношении англосаксов в 1944 году подтвердились.

Безусловно, на это существует и другой взгляд. Военная ностальгия играет важную роль в инстинктивной любви Британии к особым отношениям. Как и бывший премьер-министр Тони Блэр в преддверии вторжения в Ирак в 2003 году, некоторые британские политики могут полагать, что Соединенное Королевство является единственной европейской страной с серьезными вооруженными силами и политической волей их использовать. Премьер-министр Борис Джонсон, как до него Блэр, кажется, вообразил себя современным Черчиллем.

К сожалению (или нет), военная мощь Британии незначительна по сравнению с тем, чем мог командовать Черчилль в 1944 году. Ностальгия по военному времени втянула Великобританию в несколько глупых американских войн, которых другим европейским странам хватило разума избежать. Вопрос в том, оправдана ли провокация гнева Китая путем поддержки бряцания оружием Байдена, даже если оно не затрагивает прямых интересов Британии. Является ли альтернатива отступления и обычного ведения дел с Китаем формой трусливого умиротворения? Или же могут быть другие варианты?

Страх повторения политики умиротворения Невилла Чемберлена в 1938 году является одной из причин, по которой США и Великобритания втянулись в ненужные войны в десятилетия после Второй мировой войны. Именно поэтому французские лидеры призывали к большей «автономии» Европейского союза. Европа должна усилить свою военную мощь и избавиться от зависимости от США. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррелль объявил, что Европа также будет способствовать ограничению мощи Китая. Блок будет стремиться заключить торговую сделку с Тайванем, продолжая сотрудничать с Китаем. Даже проевропейская газета левого толка Le Monde назвала это «бесхребетностью».

До тех пор пока у ЕС не будет общей внешней политики и достаточного количества собственных вооруженных сил, разговоры о стратегической автономии будут именно такими. Только полное сотрудничество Великобритании и гораздо большее военное участие Германии может однажды дать Европе шанс на автономию. Но на ее пути стоит сочетание исторического багажа Германии и зацикленности Британии на своих особых отношениях.

В результате судьба Индо-Тихоокеанского региона и, возможно, многих других мест останется в руках все более агрессивных авторитарных властей в Пекине и тех, кто сидит в Белом доме. В любом случае ни Великобритании, ни Австралии, ни тем более Франции и ЕС нечего будет сказать по этому поводу.

© Project Syndicate 1995–2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3326 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
17 октября родились
Михаил Ломтадзе
председатель правления АО «Kaspi.kz»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить