Почему все страны должны вкладываться в ликвидацию глобальной нищеты

Новой эре нужны новые подходы. Из-за пандемии Covid-19 эта необходимость стала более актуальной. Идея введения градуированных обязательств финансирования развития будет с важной особенностью: они станут общими для всех стран – и богатых, и бедных

ФОТО: pixabay.com

У богатых стран сегодня есть обязательство тратить 0,7% валового национального дохода (ВНД) на помощь международному развитию. Этот целевой уровень был установлен комиссией Пирсона в 1969 году, а годом позже одобрен резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН. Когда полвека назад государства мира пришли к этому соглашению, глобальная нищета находилась на очень высоком уровне. Тогда мир совершенно справедливо воспринимался как нечто бинарное: Север был богат, а Юг – беден.

Но за прошедшие 50 лет многое изменилось. Хотя некоторые страны соблюдают установленный уровень расходов в 0,7%, многим другим ещё только предстоит это сделать. Многие развивающиеся страны пережили быстрый рост экономики в 2000-х, причём не только Китай и Индия, но и целый ряд государств Африки. Хотя все эти достижения сегодня оказались под угрозой, по крайней мере, до пандемии мир уже вступил в новую эру, когда стран с низким уровнем доходов стало намного меньше. Одновременно глобальные амбиции, определённые в программе ООН «Цели устойчивого развития» (ЦУР), возросли: страны мира обязались ликвидировать нищету во всех формах к 2030 году.

Новой эре нужны новые подходы. А из-за пандемии Covid-19 эта необходимость стала даже более актуальной. Мои коллеги и я выдвинули идею введения градуированных обязательств финансирования развития, причём с важной особенностью: они станут общими для всех стран – и богатых, и бедных.

Прежде чем описать это предложение, нужно ответить на вопрос: а что изменилось с тех пор, как был утвержден целевой уровень расходов 0,7% ВНД? За этот период появились две новые группы «середнячков». Первая группа – это возросшее количество стран со средним уровнем доходов, в которых сегодня проживает значительная часть населения развивающегося мира. Во многих из этих стран уровень помощи развитию стал низким относительно их внутренних ресурсов и негосударственных международных потоков капитала. На другом конце спектра находятся примерно 30 стран, чей экономический рост «застрял». В этих государствах, которые по-прежнему крайне зависимы от внешней помощи, проживает около 10% общего населения развивающихся стран – это не «миллиард на дне», а полмиллиарда на дне.

Вторая группа «новых середнячков» – это люди, кто сумели вырваться из нищеты, но рискуют скатиться туда обратно. Как мы выяснили, эта группа включает более двух третей населения стран развивающегося мира.

Если измерять глобальную бедность, пользуясь определением Всемирного банка для крайней нищеты (жизнь на $1,9 в день или менее), тогда окажется, что она сильно сократилась (хотя это сокращение будет более умеренным, если исключить из расчётов Китай), а у многих беднейших жителей мира доходы возросли. Сегодня в состоянии крайней нищеты находится лишь около 10% населения развивающихся стран, а это намного ниже, чем сорок лет назад, когда эта цифра равнялась примерно 50%.

Тем не менее, бедность остаётся на шокирующе высоком уровне, если её измерять в соответствии с порогами шкалы бедности Всемирного банка ($3,20 и $5,50 в день). Весьма отрезвляет тот факт, что с каждым повышением черты бедности на 10 центов общемировое количество бедноты увеличивается на 100 млн человек. Кроме того, количество нищих при использовании черты бедности $1,90 в день удвоится, если при расчётах учитывать многоаспектную бедность, которая включает здоровье, образование и качество питания.

Если же использовать в качестве черты бедности доход в размере $13 в день (по паритету покупательной способности в 2011 году), который считается гарантией окончательного избавления от риска скатывания в нищету в будущем, тогда окажется, что примерно 80% населения развивающихся стран остаются бедняками. И такая бедность встречается не только в Африке южнее Сахары или в хрупких и страдающих от конфликтов государствах. Она повсеместна. Иными словами, вторая группа «новых середнячков» – это население развивающихся стран, которое живёт выше черты бедности, установленной на уровне $1,90, но ниже порога уязвимости перед нищетой в будущем, который равен $13.

На этом фоне, и учитывая глобальную пандемию, мы предлагаем ввести «всеобщее обязательство содействия развитию» (сокращённо UDC) для всех стран – и богатых, и бедных. В центре любого такого обязательства неизбежно будет находиться программа «Цели устойчивого развития», поскольку в ней поставлена цель ликвидации нищеты.

Одним из вариантов UDC могло бы стать введение скользящей шкалы. Например, страны с высокими доходами могут сохранить финансовые обязательства в размере 0,7% ВНД; страны с доходами выше среднего уровня могли бы вносить 0,35%; страны с доходами ниже среднего – 0,2% ВНД; а взнос стран с низким уровнем доходов составил бы всего 0,1%. Это валовый, а не чистый размер взносов. При таком сценарии общий размер финансирования, доступного для целей развития, составил бы почти $500 млрд в год.

Подобные дополнительные ресурсы в принципе позволили бы вытащить оставшиеся примерно 750 млн человек из крайней нищеты (это те, кто получает менее $1,90 в день); ликвидировать проблему голода и недостаточного питания для примерно 1,5 млрд человек; покончить с предотвратимой детской смертностью; сделать доступным для всех детей начальное и среднее школьное образование; обеспечить доступ к чистой и недорогой питьевой воде миллиарду с лишним человек; обеспечить адекватными санитарно-гигиеническими услугами два с лишним миллиарда человек. Кроме того, при таком сценарии градуированных взносов на финансирование других целей устойчивого развития ещё останется около $200 млрд.

Делая свой взнос, развивающиеся страны выиграют, потому что всеобщее обязательство содействия развитию приведёт к увеличению общего количества ресурсов, доступных этим странам. Кроме того (и это столь же важно), такие вклады гарантируют, что у бедных стран будет свой голос при принятии решений об управлении данными средствами – символически, как признание их морального права быть услышанными, или физически, как членов совета, принимающего решения по поводу приоритетов и реализуемых мер.

Несомненно, есть множество других вопросов, которые может вызвать наше предложение. Однако его принцип остаётся простым: каждая страна делает взнос в систему, а деньги тратятся на ликвидацию нищеты в мире. В условиях глобальной пандемии, а также учитывая, что установленный срок достижения ЦУР наступает уже через десять лет, миру нужно как можно скорее взять на себя всеобщее обязательство содействия развитию.

Энди Самнер – профессор международного развития в Королевском колледже Лондона, приглашённый старший научный сотрудник в институте UNU-WIDER

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3135 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
28 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить