Почему небольшим государствам необязательно вступать в военно-политические союзы

Критики геополитического неприсоединения давно называют эту политику ущербной и обречённой на провал, а после нападения России на Украину неприсоединение стало быстро выходить из моды

ФОТО: © pixabay

Ведь на Украину напали лишь потому, что она не была членом НАТО, и именно этот факт заставил Швецию и Финляндию отказаться от давней политики нейтралитета и подать заявку на вступление в НАТО.

Однако политика неприсоединения, то есть отказ вступать в безусловный союз с какой-либо крупной державой, может быть нужна для сдерживания мировых супердержав. В противном случае их усиливающийся национализм может привести к возникновению мирового порядка, который будет противоречить интересам всех остальных стран.

Экономический национализм находится на подъёме в крупнейших мировых супердержавах. В опубликованном в 2019 году докладе Института международной экономики им. Петерсона подчёркивалось, что Дональд Трамп, занимавший тогда пост президента США, выступает за протекционизм, за ограничение входящих иностранных инвестиций и иммиграции, а также за отмену ограничений, возникающих в рамках многосторонних отношений. Между тем, ранее США предлагали своим союзникам приверженность международному порядку, основанному на правилах, и общую безопасность, и администрация президента Джо Байдена пытается всё это восстановить. Однако выдвинутая Трампом идея «Америка прежде всего» изменила отношения США с союзниками, и многие кандидаты от Республиканской партии на ноябрьских промежуточных выборах обещают ослабить их ещё сильнее.

Китай также меняет свои отношения с потенциальными союзниками. Десять лет назад китайская инициатива «Пояс и путь» (BRI) обещала странам-партнёрам щедрое финансирование инфраструктуры и проектов развития, поскольку китайские власти выстраивали мощную сеть экономических, финансовых и политических отношений по всему миру, а также отношения в сфере безопасности. Сегодня масштабы этих инвестиций сокращаются, а Китай использует более реалистичные и жёсткие подходы к проектам за рубежом.

Председатель Си Цзиньпин всего шесть лет назад обещал поддерживать мировой порядок, основанный на правилах. Но в октябре на ХХ-м Всекитайском съезде Коммунистической партии Китая он объявил, что глубокие изменения в международном ландшафте и попытки внешних сил шантажировать, сдерживать и блокировать Китай означают, что «нам следует ставить на первое место наши национальные интересы».

Новый национализм супердержав вынуждает другие страны делать трудный выбор. Во время Холодной войны союз с США позволил странам Западной Европы воспользоваться выгодами открытой торговли, восстанавливая экономику и демократические системы. Но другие страны таких выгод не получали и реагировали на Холодную войну соответствующим образом. В 1961 году по инициативе президента Египта Гамаля Абдель Насера, президента Ганы Кваме Нкрумы, премьер-министра Индии Джавахарлала Неру, президента Индонезии Сукарно и президента Югославии Иосипа Броз Тито было основано Движение неприсоединения.

Во время Холодной войны неприсоединение не означало отказ от выбора той или иной стороны. Через год после основания этого движения Неру обратился к США за помощью в китайско-индийской войне. А спустя десять лет дочка Неру, премьер-министр Индира Ганди, обратилась за помощью к Советскому Союзу. В начале 1970-х годов президент Египта Анвар Садат совершил знаменитый обмен, отказавшись от союзных отношений с СССР ради США. В определённой степени политика неприсоединения позволяет некоторым государствам сталкивать одну сторону с другой ради инвестиций, финансовой помощи, закупок оружия и договорённостей о безопасности.

И она даёт возможность странам мира требовать ответственности от супердержав. Например, неприсоединившийся Сингапур отказался поддержать вторжение Индонезии в Восточный Тимор в 1975 году, осудил вторжение США в Гренаду в 1983 году и нападение России на Украину. Страны, входящие в Организацию американских государств, также осудили вторжение России и приостановили её статус наблюдателя в этой организации. Однако они не присоединились к инициированным США санкциям против России, ссылаясь на последствия таких санкций для народов Кубы и Венесуэлы. Кения проголосовала за резолюцию с осуждением вторжения России в Украину на Генеральной Ассамблее ООН, но спустя месяц воздержалась от голосования по вопросу об исключении России из Совета по правам человека. Посол Кении Мартин Кимани напомнил миру, что Запад приостановил членство Ливии в Совете по правам человека накануне вторжения в эту страну, которое привело к катастрофическим последствиям для соседних с Ливией стран.

Неприсоединение позволяет малым странам отстаивать свои ценности и интересы, не привязываясь безоговорочно к международной политике и предпочтениям супердержав. Для супердержав это создаёт трудности. Им удобней слепая преданность, которая позволяет им демонстрировать больше силы.

Сегодня новоявленный национализм требует экономической самодостаточности, а этого трудно добиться после десятилетий активного участия в мировых рынках. Для укрепления своей финансовой устойчивости Индия накопила более $500 млрд валютных резервов, а Бразилия увеличила резервы до более чем $300 млрд. Другой способ повышения устойчивости – сокращать внешний долг. В середине 2000-х годов 46% госдолга Индонезии и 83% долга Чили были номинированы в иностранной валюте. В прошлом году Индонезия и Чили сократили эти доли до 23% и 32% соответственно.

Впрочем, даже богатые страны могут столкнуться с трудностями, укрепляя свою самодостаточность. Например, в недавнем докладе Европейского совета по внешней политике (ECFR) говорится, что Евросоюз обязан повышать свой технологический потенциал, если хочет действовать в соответствии со своими принципами и «не подвергаться запугиванию со стороны других государств». Руководствуясь этими соображениями, ЕС уже предпринимает шаги на пути к достижению цели укрепления стратегической автономности, в частности, учредив Европейский аккумуляторный альянс, призванный создавать конкурентоспособные и устойчивые цепочки производства и сбыта аккумуляторов на континенте.

Впрочем, впереди ещё длинный путь. Глобальный баланс сил меняется по мере эскалации американо-китайского соперничества. Обе супердержавы сталкиваются ещё и с внутриполитическими проблемами, которые могут повлиять на их внешнюю политику. Остальные страны не следует винить за политику неприсоединения, нацеленную на достижение самодостаточности. Сопротивление давлению крупнейших супердержав, возможно, поможет гарантировать более справедливый мировой порядок.

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12173 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить