Почему менингит привёл к высокой летальности в Казахстане

На эту тему своим мнением поделился доктор Каиргали Конеев

Фото: © Depositphotos.com/logoboom

Высокая летальность от менингококковой инфекции в мае-июне 2018 была именно среди взрослого населения. Среди детей летальность колебалась в пределах 5% - коэффициент практически такой же, как и в прежние годы, и такой же, как и в развитых странах.

Развитие тяжёлых последствий от менингококковой инфекции, по моему мнению, произошло при совпадении многих факторов. Ситуация с менингококковой инфекцией как индикатор оголила существующие нерешённые проблемы системы здравоохранения в целом и проблемы в обществе.

Каиргали Конеев
Каиргали Конеев

К ситуациям в системе здравоохранения я отношу в первую очередь то, что мы за 27 лет независимости утратили эффективную систему санитарно-просветительской работы, созданную еще в СССР Николаем Семашко. Из-за отсутствия своевременной информированности населения нарастала паника среди горожан. Лишь потом, к 5 июня (почти через месяц после начала вспышки) был создан республиканский штаб с его региональными подразделениями.

В советское время эффективной была санитарно-просветительская работа. Население знало азы по борьбе с теми или иными инфекциями. В школах проводились учения по санитарной защите. Каждый гражданин знал, как обезопасить себя от тех или иных болезней. По радио и телевидению каждое утро звучали уроки утренней гимнастики. Плакаты с принципами санпросвещения висели на каждом углу. Но за 27 лет мы напрочь забыли всё, и население, по большому счёту, не знает, как бороться с инфекциями, которые передаются воздушно-капельным путем. Это в первую очередь, я считаю, показывает недостатки системы здравоохранения.

Многочисленные реформы в этой сфере, многочисленные реорганизации, такие как выведение санэпидслужбы из ведомства Минздрава в Министерство нацэкономики, потом обратное её введение в состав Минздрава, сыграло отрицательную роль. Может быть, на определённый момент такая реорганизация давала какие-то политические преимущества, но в долгосрочной перспективе это привело к тому, что чиновники не знают, кто за что отвечает. Основная роль органа управления - охрана здоровья народа, в том числе предупреждение и профилактика инфекционных заболеваний - была утрачена. И мы встали чуть ли не в один ряд с африканскими странами.

К недостаткам системы здравоохранения я отношу и вопросы управления потоками пациентов. Медработники не придерживаются схем госпитализации тяжёлых больных. Вспомните пациентку из Талгара, которую госпитализировали в Каскелен, и она погибла. Давным-давно разработаны алгоритмы госпитализации больных, но эти алгоритмы не выполняются на практике. Причём это носит системный характер, не только в Талгаре, но и в Алматы, и в других регионах нашей страны.

К недостаткам в системе здравоохранения я отношу и кадровые вопросы. Из экстренной службы уволилось большое количество квалифицированных и опытных сотрудников, которые имели стаж работы больше 20 лет. Нарушилась привычная преемственность в медицине, когда опытный врач свой опыт на практике передавал молодому поколению.

Отток кадров случился из-за низкой зарплаты. Сейчас врач-реаниматолог высшей категории с опытом работы 20 лет получает 100 тыс. тенге. Для примера, водитель такси, работая не на своей машине, получает 150 тыс. тенге в месяц. Низкая зарплата, я считаю, не является главной причиной оттока квалифицированных кадров из медицины. Раньше, в 1990-е, врачи с энтузиазмом выходили на работу и без перспективы получить вовремя зарплату. Почему? Потому что тогда народ любил врачей. Но тенденции и события последних лет привели к тому, что профессия врача потеряла престижность, и это привело к потере альтруизма у врачей. Именно альтруизм помогал им ползти навстречу пулям, спасая раненных. Именно альтруизм помогал врачам в 1990-е работать практически без зарплаты.

В последнее время идет травля врачей. У многих реаниматологов за спиной случаи уголовного преследования. Потому что врачебные ошибки теперь стали квалифицировать как халатность или ненадлежащее исполнение своих обязанностей, приведшее к смерти. Ранее врачебные ошибки разбирались на патологоанатомических конференциях коллегами, выявляли причины развития ошибки и делались рекомендации по дальнейшему недопущению ошибок. Сейчас врачебные ошибки поставили наравне с халатностью.

Успехи реаниматологов, к сожалению, никому не видны, но их неудачи – это утрата чьей-то жизни.

Также к проблемам я отношу и отсталость наших представлений о лечении определённых болезней по сравнению с существующими методиками.

Имевшаяся и ранее разобщённость между практикой, наукой и образованием за последние годы приобретает катастрофические размеры. И в этом вопросе, я боюсь, мы достигли точки невозврата. Если были бы едины и практика, и наука, и образование, то эти экстренные случаи менингита у нас протекали бы не настолько печально. Были бы механизмы раннего прогнозирования вспышки. Выведение каждого больного из инфекционно-токсического шока проводилось бы по современным канонам медицины, а не по рекомендациям 40-летней давности. От этих старых советских клинических рекомендаций давно отошли во всех постсоветских странах.

К проблемам, которые существуют в обществе, я отношу низкое доверие населения к медицинским рекомендациям. В этой проблеме, наверное, виноваты в первую очередь мы сами, медработники. Рекомендации поступали разобщённые, порой даже противоречивые. Естественно, что люди стали сомневаться, и это излишне подстёгивало всеобщую панику.

Итак, основные недостатки в оказании своевременной квалифицированной помощи, по моему мнению, имелись во всех лечебно-профилактических звеньях. По моему мнению, при существующих ресурсах здравоохранения у нас можно было добиться иной, более оптимистичной картины.

На сегодня можно сказать, что инфекция уже спала. За последние несколько дней не зарегистрировано ни одного случая заболевания.

Тем не менее из сложившейся ситуации мы должны сделать выводы для укрепления экстренной службы здравоохранения, чтобы в дальнейшем не получить катастрофу республиканского значения.

P.S. Это мнение независимого эксперта, практикующего врача, кандидата медицинских наук. Темой моей диссертации был менингит, я набирал научный материал и проходил защиту кандидатской в Санкт-Петербурге.

Каиргали Конеев, невропатолог, кандидат медицинских наук

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3682 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
19 сентября родились
Анвар Сайденов
Член совета директоров, независимый директор Bank RBK; председатель совета директоров АО "Международный аэропорт Алматы"
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить