Чего ждать от Китая

Темпы роста китайской экономики всегда привлекают особое внимание. И для этого есть убедительная причина

Фото: pixabay.com/miapowter

Для страны с крупной экономикой просто беспрецедентно удерживать годовые темпы роста на уровне 10% в течение нескольких десятилетий. Но именно это происходило в Китае в период с 1980 по 2011 годы. Впрочем, теперь это чудо позади. После 2012 года годовые темпы роста замедлились до 7,2%, а в новом ежегодном «рабочем докладе» премьер-министра Ли Кэцяна установлены целевые темпы роста на 2019 год на уровне всего лишь 6-6,5%.

Для огромных легионов тех, кто сомневается в Китае, это момент триумфа. Нижняя граница установленного премьер-министром целевого коридора предполагает замедление темпов роста на 40% относительно тренда времён «чуда». Тем самым начинают выглядеть оправданными предостережения о кошмарной «ловушке средних доходов», то есть о склонности развивающихся стран с быстрорастущей экономикой сворачивать на намного более слабую траекторию роста ровно в тот момент, когда они начинают ощущать первые признаки процветания. В одной из первых работ об этом явлении сдержался точный прогноз, чего следует ожидать: когда подушевой доход достигает уровня $16000-17000 (в долларах 2005 года по паритету покупательной способности), можно ожидать замедления темпов устойчивого роста примерно на 2,5 процентных пункта. А поскольку, согласно оценкам Международного валютного фонда, Китай достиг этого порога доходов в 2017, замедление его экономики после 2011 года выглядит весьма зловещим.

Но одна из первых вещей, которой учат студентов-экономистов (причём так было даже в моё время): знать об опасностях статистических расчётов. Идея ловушки средних доходов является классическим примером тех подводных камней, которые встречаются при обработке массивов цифр. Дайте мне базу данных и мощный компьютер, и я смогу «подтвердить» практически любые экономические идеи, маскируемые в качестве аналитического предположения. Есть пять основных причин, чтобы отвергнуть широко популярный сейчас диагноз, будто Китай попался в ловушку средних доходов.

Во-первых, ловушка средних доходов, возможно, вообще не существует. Таков вывод строгого эмпирического исследования, опубликованного Лантом Притчеттом и Лоренсом Саммерсом. В нём охватывается широкий срез данных об экономике 125 стран в период с 1950 по 2010 годы. Лучшее, что они смогли обнаружить, это сильная тенденция к прерыванию темпов роста и к их возврату к средним значениям. На состоявшемся недавно Китайском форуме развития в Пекине Саммерс пошёл ещё дальше в оценке вероятных перспектив быстрорастущих развивающихся стран, назвав любое замедление темпов роста экономики до средних долгосрочных значений всего лишь тенденцией к ликвидации возникшего в этих темпах «разрыва после экономического чуда». Надо ли говорить, что статистическая регулярность таких периодических разрывов имеет мало общего с тем вечным болотом, которым является ловушка средних доходов.

Во-вторых, установленный фиксированный порог этой ловушки ($16000-17000) может быть отличным риторическим приёмом, но в динамичной глобальной экономике он имеет мало смысла. С тех пор как в 2012 году было опубликовано первое исследование на тему ловушки средних доходов, мировая экономика выросла примерно на 25%. Это означает, что меняющийся порог доходов среднего уровня, вероятно, повысился на сравнимую величину за тот же период. В основном именно по этой причине в одном из новых исследований порог этой ловушки формулируется не в абсолютных цифрах, а как степень сравнительной конвергенции со странами, обладающими высокими доходами. Согласно такому подходу, опасность возникает, когда подушевые доходы развивающей страны достигают 20-30% от уровня стран с высокими доходами. А раз подушевой ВВП Китая (по паритету покупательной способности) достигнет примерно 30% от американского уровня в 2019 году, сейчас должно быть самое подходящее время для серьёзного беспокойства!

В-третьих, не каждое замедление темпов роста экономики похоже на все остальные. ВВП государства представляет собой широкую агрегацию множества видов деятельности, связанных с разными отраслями, видами бизнеса и продукции. Структурный сдвиг от одной отрасли к другой может создать видимость прерывания темпов роста, хотя такое прерывание может быть ничем иным, как результатом реализации осознанной стратегии ребалансировки экономики. Во многом именно таков случай сегодняшнего Китая, учитывая его переход от промышленного производства и других отраслей «вторичного» сектора, которым свойственны высокие темпы роста, к сектору услуг (или отраслям «третичного» сектора), который растёт медленнее. В той мере, в которой этот переход является осознанным результатом стратегической ребалансировки Китая, замедление темпов роста выглядит намного менее тревожным.

В-четвёртых, труднейшие проблемы, стоящие перед Китаем на данном этапе экономического развития, намного важнее вопроса о том, чем именно является замедление его темпов роста – разрывом или ловушкой. Что происходит после того, как развивающая страна догоняет развитые страны, находящиеся на передовых технологических рубежах? Именно здесь-то и возникает заявленная Китаем цель перейти от импортных инноваций к отечественным. Противопоставление статуса стран со средним и высоким уровнем доходов – это сравнительный показатель для развивающихся стран, которые также хотят попасть на эти рубежи. Несмотря на временные последствия периодических внешних потрясений (например, сокращение объёмов задолженности, глобальное замедление, даже торговые войны), финальным призом экономического развития является приближение к этим передовым рубежам и присоединение к тем странам, которые толкают эти рубежи вперёд. Данная задача зафиксирована в провозглашённой председателем Си Цзиньпином цели: Китай должен достигнуть статуса страны с высоким уровнем доходов к 2050 году.

Наконец, в определении перспектив развития страны темпы роста производительности намного важнее темпов роста ВВП. И поэтому я бы сильнее беспокоился о возможности попадания Китая в ловушку производительности, а не в ловушку темпов роста ВВП. Новое исследование общей факторной производительности, проведённое командой китайских исследователей, отчасти успокаивает эти опасения. Как и работа Притчетта и Саммерса, этот новейший анализ темпов роста общей факторной производительности (ОФП) в Китае выявил несколько случаев прерывания роста за последние 40 лет. Однако базовый тренд последних пяти лет выглядит многообещающим: годовые темпы роста ОФП составляют примерно 3%, при этом наиболее сильный рост наблюдается в третичном секторе. Тем самым, несмотря на недавнее замедление общих темпов роста ВВП, ребалансировка Китая в сторону сектора услуг обеспечивает существенный рычаг производительности для экономики в целом.

Вопрос теперь в том, сможет ли Китай удержаться на этой новой траектории роста ОФП (такая возможность выглядит реальной в свете усиления сдвига к отечественным инновациям и устойчивому уровню производительности, прежде всего, в секторе услуг, у расширяющейся когорты хорошо образованных работников умственного труда) и сможет ли он воспользоваться выгодами продолжающегося обновления основных фондов. Если да, тогда, согласно выводам нового китайского исследования, потенциальные темпы роста ВВП Китая могут сохраняться на уровне почти 6% в течение следующих пяти лет. Подобный результат будет весьма близко соответствовать долгосрочным амбициям Китая.

Итак, да, прошли те дни, когда экономика Китая росла на 10% ежегодно. Это было неизбежно. Но есть убедительные причины полагать, что реальный сюжет заключается в переходе китайского производства от количества к качеству. Тем самым можно предположить, что Китай в очередной раз опровергнет широко распространённые опасения по поводу его приближения к ловушке средних доходов.

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6477 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 сентября родились
Анвар Сайденов
экс-председатель Национального банка РК, независимый директор Хоум Кредит Банка, БЦК, БРК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить