Оружейный вирус Америки

НЬЮ-ЙОРК – Напуганные Covid-19, американцы не только смели с полок супермаркетов туалетную бумагу и макароны, но ещё и начали скупать оружие, продажи которого возросли до рекордных уровней. Многие из них явно никогда не покупали оружие раньше

ФОТО: pixabay.com

Лоббисты оружейной индустрии США хотят, чтобы магазины оружия, подобно продовольственным магазинам и аптекам, были включены в список объектов жизненной необходимости. Некоторые штаты с готовностью пошли им навстречу, равно как и министерство внутренней безопасности. Джей Прицкер, губернатор Иллинойса, заявил, что поставщикам и розничным торговцам огнестрельным оружием и боеприпасами «в целях безопасности» следует разрешить и дальше поставлять эти товары якобы первой необходимости.

Остальной мир уже давно считает США немного сумасшедшей страной в том, что касается оружия. Однако в новейшем ажиотажном спросе на оружие есть особая странность. Консерваторы и любители оружия ссылаются на историю, традиции и написанный в конце XVIII века текст Конституции США, чтобы защитить своё право на ношение любого оружия – от пистолета Glock G-19 до популярной полуавтоматической винтовки AR-15. Но в реальности американские правоведы вплоть до недавнего времени обычно считали, что покупка оружия частными лицами в целях «защиты себя, своей семьи, а также дома, бизнеса и имущества» (как выразился Лоуренс Кин, старший вице-президент Национального фонда спортивной стрельбы) не соответствовала намерениям основателей США.

В 1791 авторы Второй поправки в американскую Конституцию настаивали, что «хорошо организованное ополчение необходимо для безопасности свободного государства, поэтому право народа хранить и носить оружие не должно нарушаться». Происхождение этого права восходит к временам, наступившим после Славной революции в Англии, когда протестантское ополчение получило право носить оружие для защиты парламентского правления от тиранической монархии.

В США ополчения вооружённых граждан тоже считались необходимым заслоном от деспотического федерального государства. Потенциальным врагом было, как любит выражаться президент Дональд Трамп и его сторонники, «глубинное государство» – слишком самоуверенное федеральное правительство, которому нельзя позволять попирать права свободолюбивого народа.

Этот мотив сильно отличается от мотивов, по которым люди покупают автоматы для «самозащиты» в эпоху Covid-19. Больше всего они сейчас боятся не правительства, а беззакония, вызванного крахом экономики во время эпидемического кризиса.

Такая анархия напоминает «войну всех против всех», об опасности которой предупреждал в XVII веке Томас Гоббс, с его травматическим личным опытом гражданской войны в Англии. В «Левиафане» Гоббс доказывал, что ради сохранения мира и цивилизованного общества граждане должны отдать свой суверенитет, а значит, и право на применение силы, всемогущему государству. Сегодня демократии не являются всемогущими, но они действительно претендуют на монополию на легитимное применение силы – как и диктатуры, конечно.

США здесь крупное исключение. Хотя, конечно, в Бразилии президент Жаир Болсонару желал бы скопировать американский опыт. Большинство бразильцев выступают против владения оружия частными лицами, однако недавно Болсонару написал в «Твиттере»: «Нельзя больше нарушать право на законную самооборону!». За первый год правления Болсонару в Бразилии было продано больше оружия, чем когда-либо раньше. И в этой же стране было совершено больше убийств с применением огнестрельного оружия, чем в большинстве других стран.

Так или иначе, федеральному правительству США не доверили монополию на применение вооружённой силы. Однако в стране, как правило, прилагались усилия (не всегда успешные, конечно) по ограничению вооружённого насилия, а также видов оружия, которым могут владеть люди, и категорий людей, которые могут им владеть. Национальная стрелковая ассоциация (NRA) вплоть до 1970-х была организацией энтузиастов оружия, которые занимались вопросами его технической безопасности.

На протяжении многих лет предпринимались различные попытки расширить толкование Второй поправки и признать право частных лиц (а не только ополчения) носить оружие. Когда грабитель банков по имени Люк Миллер оспорил норму федерального закона 1934 об огнестрельном оружии, вводившую контроль за покупкой и продажей автоматов при пересечении границ штатов, NRA поддержала решение Верховного суда сохранить изначальную интерпретацию Конституции и оспаривавшуюся норму.

Но затем NRA под влиянием одной из тех периодических паник, которые толкают многих американцев покупать оружие, изменила позицию, превратившись в радикального защитника права на частное владение оружием. А когда значительное количество американцев паникует, это обычно происходит на фоне расовых вопросов.

В 1860-е ужасающее насилие развязали вооружённые члены «Ку-Клукс-Клана»: белые южане старались тогда восстановить расовую иерархию, нарушенную после прекращения рабства и начала периода Реконструкции в бывших штатах Конфедерации. В результате, появились параноидальные рассуждения о том, что чёрные мужчины угрожают имуществу белых и белым женщинам; последовали расстрелы и линчевание.

Эхо тех событий аукнулось в 1970-е, когда достигло пика белое сопротивление интеграции школ, проводившейся по судебному решению. Более того, заняться активной политикой и отстаиванием права частных лиц на ношение оружия NRA подтолкнуло расширение гражданских прав афроамериканцев при президенте Линдоне Джонсоне. Этот процесс спровоцировал бегство демократов-южан в Республиканскую партию, вовлечение евангелических христиан в политическую деятельность крайне правых, а также появление требования новой интерпретации Второй поправки. Фотографии революционеров из «Чёрной пантеры», которые берутся за оружие, чтобы защититься от расизма, выглядели как подтверждение худших страхов многих белых.

Годы лоббизма и увещеваний со стороны NRA, а также постепенная радикализация Республиканской партии, наконец-то, принесли плоды в 2008 году, когда пять судей Верховного суда, придерживавшиеся правых взглядов, постановили (против проголосовали остальные четыре судьи), что Вторая поправка гарантирует право частных лиц носить оружие для защиты «очага и дома».

На первый взгляд запоздало объявленная Трампом «война» с Covid-19 не является тем же самым, что и расовое недовольство меньшинствами. Но дело в том, что страх беззакония – это страх бедной, отчаявшейся толпы, которая лишена рабочих мест и медицинской помощи. Это страх войны всех против всех (или, может быть, не совсем всех).

Напуганные люди (и не только в США) начинают искать козлов отпущения, а ими обычно оказываются люди, которые выглядят иначе. Они могут быть чёрными. Они могут быть азиатами. Из своего опыта гражданской войны Гоббс сделал правильный вывод: вооружённое общество – это худший результат из всех возможных. Под властью президента, который живёт разжиганием розни, подобная перспектива должна страшить всех нас.

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5191 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
12 августа родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить